Агапкин о самом главном геморрой

Агапкин о самом главном геморрой

Программу «О самом главном» ведёт доктор Сергей Николаевич Агапкин, кандидат психологических наук.

Телефон в студии – т. 8 (800) 555-8941.

Гость в студииБашанкаев Бадма Николаевич, колопроктолог, онколог, хирург, член правления Российского общества эндоскопических хирургов, руководитель Центра хирургии.

Тема: «Геморрой: не запустить болезнь».

Тема программы сегодня интимная. Если вас мучает геморрой, если вы собираетесь делать операцию, но не знаете, какой метод выбрать, если вам нужна консультация настоящего мега-профессионала, звоните. Наш гость в своей области знает всё и даже немного больше.

Раньше, в советское ещё время люди со своими проблемами к проктологу не ходили до последнего. Просто терпели, потому что стыдно было. Как сейчас? Изменилось ли что-то в сознании людей? Стали ли они воспринимать эти проблемы как достойные обсуждения?

Б. Башанкаев: Люди стали чуть лучше относиться к этой проблеме. Если посмотреть на когорту людей, которые обращаются, конечно, более молодые люди стали проще относиться к проктологическим проблемам. Люди более старшего возраста, родившиеся и проработавшие большую часть своей жизни при СССР, всё-таки относятся к этим проблемам более трепетно. Но молодёжь сдвинулась. И это хорошо, позволяет многим раньше ставить диагнозы, лучше помогать.

Слушательница, 39 лет: У меня геморрой уже года 2-3. Он не воспалённый и меня никак не беспокоит. Я лечилась, ставила свечи, ванночки делала, но это не дало никаких результатов. Стоит ли заниматься более серьёзным лечением? Например, нужна ли операция? И что будет, если геморрой не лечить?

Б. Башанкаев: Стандартная ситуация для женщин, особенно для рожавших. Во время родов происходят потуги и т.п., увеличиваются геморроидальные узлы, наружные и внутренние комплексы, и после родов они обычно в течение 2-3 недель уменьшаются, спадают, и остаются такие перианальные бахромки. Это мешочки, в которых были когда-то перераздутые геморроидальные узлы. Они не несут ничего плохого за собой. Не будет рака от них, они не перерождаются в ничего такое плохое. Это всё стандартное косметическое недоразумение. Оно может иногда снижать качество жизни, иногда тяжело личную гигиену соблюдать, но ничего плохого из этого не вырастет. Если это у вас не воспаляется, не кровит, нет перианального зуда, если нет явного выпадения узлов, такого, что мешает прямо жить, то зайдите к колопроктологу, покажитесь, получите квалифицированное мнение и дальше живите спокойно.

В отличие от многих других болезней в геморрое есть такой принцип: нет жалоб – нет болезни.

Если жалоб нет, то попытки использования свечей, ванночек и пр. становятся бессмысленными?

Б. Башанкаев: Они правильные, они помогают, но они лишь сделают так, чтобы ситуация не ухудшилась. Главное – вылечить и скорректировать запор, который, возможно, имеется. Вот если не будет запора, то, в общем-то, не будет обострения геморроя.

Слушательница, 57 лет: Меня беспокоит кровь после дефекации. Причём кровь бывает разной интенсивности и остаётся на бумаге. Иногда даже бывает жжение, и немного зуд возникает. Но боли нет. Запорами я не страдаю, питаться стараюсь правильно. Правда, двигаюсь мало, спортом не занимаюсь. Отчего эта кровь появляется? И что можно предпринять?

Б. Башанкаев: У вас было такое исследование как колоноскопия?

Слушательница, 57 лет: Нет.

Б. Башанкаев: Можно взять вас на личный контроль, а вы мне пообещайте в течение месяца сделать колоноскопию, а потом мы вернёмся к этому вопросу. Потому что кровь в стуле у женщины 57 лет, которая явно не страдает какими-то запорами или другими патологиями, это всегда огромный красный флаг для меня. Мы любое лечение по примеси крови в стуле можем начать только после того, когда я исключу самое неприятное и грозное заболевание – онкологическое заболевание толстой кишки. Я не пугаю, и поверьте, что вероятность того, что оно у вас случилось, не такая большая. Только один из 15-20 человек заболевает. Возможно, это не у вас, возможно, это просто геморрой. Но в 50 лет уже должна была быть сделана колоноскопия. Поэтому сначала сделайте колоноскопию, потом мы созвонимся или лично встретимся, и я расскажу, как мы будем лечить ваш возможный геморрой. Но без колоноскопии всё остальное будет просто лирикой.

Читайте также:  Выделение секрета из прямой кишки

Если колоноскопия покажет, что это не онкология, что может быть в этом случае?

Б. Башанкаев: Чаще всего, если это не язвенный колит, не болезнь Крона, не опухоль прямой или толстой кишки, кровит внутренний геморрой. Если у пациента нет запора, надо посмотреть, какова степень выпадения внутренних геморроидальных узлов. Если всё-таки достаточная, вторая стадия или первая, то можно применить амбулаторные методы – лигирование, склерозирование. Что-то очень простое амбулаторное. Пришёл пациент и ушёл через 20 минут после процедуры. Если же узлы значительно выпадают, мешают жить, кровят так, что пациент уже жалуется, то можно предложить более серьёзные, уже госпитальные методы лечения. Это уже геморроидэктомия. А вот там уже варианты. Там как минимум можно семью различными способами устранить геморрой.

То есть, способов лечения достаточно. Самое главное – исключить самые неприятные варианты.

Слушательница, 49 лет: У меня недавно появился геморрой. Я люблю очень спорт, сама активно занимают фитнесом, и вот чтобы не усугубить ситуацию, не навредить себе, какие физические упражнения нельзя делать при геморрое? Например, на турнике подтягиваться, делать приседания, крутить велотренажёр?

Б. Башанкаев: Ваш геморрой выпадает или кровит? Что происходит? Или узлы набухают возле заднего прохода?

Слушательница, 49 лет: Узлы набухают.

Б. Башанкаев: Всё понятно. У меня стандартная просьба – сделать колоноскопию. А про фитнес всё очень просто. Надо исключить запор, прежде всего, и исключить резкое поднятие тяжестей. А также приседания со штангой. При этом подтягиваться, качать руки, плавать, заниматься спортом с умеренными нагрузками вполне можно.

Единственное, что можно сказать, что не каждый велотренажёр подходит сугубо по переносимости. В период обострения, естественно, на велотренажёре сидеть на сиденье не очень комфортно. Ну а что касается остального, надо исключить натуживание. То есть, в основном работу с большими весами исключаем. Всё остальное можно. А что касается плавания, то это вообще замечательно.

Слушательница, 36 лет: У меня после родов были частые запоры, и вылез геморрой. Я сначала ставила глицериновые свечи, потом ещё какие-то. Сейчас уже ничего не помогает. До сих пор там много шишек, и бывают запоры. Подобное лечить медикаментозно можно или пора на операцию?

Б. Башанкаев: Вы прямо мой пациент, которого я вижу по 3-5-7 раз в день. Возраст у вас чудесный, надо радоваться жизни, однако ваш запор, который прогрессирует, провоцирует все остальные жалобы. Это геморрой, это наверняка иногда боли в животе и т.д. С хорошим гастроэнтерологом, либо с хорошим колопроктологом, который понимает консервативную терапию запора, надо начать лечить запор. Если он запор скорректирует и вас шишки будут беспокоить, тогда добро пожаловать в хирургию. Приходите, говорите, что устала, хочу лишиться богатства. Если же после коррекции запора при нормальном мягком ровном стуле 1-2 раза в день у вас жалобы ушли, всё, счастье в доме, и мы ничего не делаем. Ещё раз: нет жалоб – нет болезни.

Убираем запоры, и потом вариантов два. Либо ситуация резко улучшается, и тогда ничего делать не нужно. Либо ничего не меняется, и тогда уже хирургия.

Б. Башанкаев: Очень здравый подход. Не надо накручивать операции. Самая большая трагедия будет, если пациентка попадёт к хирургу, который очень любит оперировать. Иногда руки бегут быстрее, чем голова. Такое бывает. Он скажет, что сейчас он её вылечит, отрежет что-то. Он сделает прекрасную технически геморроидэктомию, а после этого на третий день у вас запор, и целый месяц запор, и вся его прекрасная работа полетит насмарку. Всё. Не вылечен запор – не будем оперировать. Принцип такой.

Читайте также:  Диета при опухоли тонкого кишечника

Слушательница, 54 года: У меня много лет геморрой. Он меня особенно не беспокоит. Но проблема такая. Я часто летаю в командировки, и когда перелёт длительный, то начинаю испытывать дискомфорт. Что надо сделать, чтобы летать и не мучиться?

Б. Башанкаев: К сожалению, вы тоже мой стандартный пациент. Когда смотрю я на лица людей во время длительных перелётов, то моих пациентов видно. Бедные встают, начинают ходить, лица у них напряжённые. Надо, прежде всего, корректировать ваш запор. Даже если его нет, в дорогу надо выпить лёгкого мягкого слабительного и побольше жидкости, потому что во время длительного перелёта в кабине самолёта другое парциальное давление, другая влажность, человек больше испаряет. Мой совет – рутинный. Надо увеличить приём жидкости во время перелёта на 50-70 процентов по сравнению с обычным. Тогда, возможно, перелёт можно будет перенести легче. Из слабительных рекомендовал бы самые простые – пищевые волокна. Стандартно мы назначаем льняное семя, лист подорожника, святую воду, что-то, что увеличивает объём стула, и кал делает не твёрдым. То есть, жидкость, пищевые волокна и будет вам счастье.

Слушательница, 69 лет: У меня анальная трещина, которой больше 5 лет. И вот сейчас только я решилась на её иссечение. Дело в том, что в разных клиниках предлагают различные методы иссечения. Ну и методы анестезии разные. Трещина большая, предложили анестезию: ввести в вену для медикаментозного сна или сделать укол в спину. Что лучше? И как лучше иссекать: классическим методом (скальпелем) или же специальным аппаратом?

Б. Башанкаев: Расскажу мой стандарт лечения пациентов анальной трещины. Если у пациента это состояние сильно не болит, то я бы в 69 лет все равно попросил бы сделать колоноскопию. Хочу – не хочу, должна быть колоноскопия. Это стандарт. Мы начинаем все равно с консервативной терапии. У меня как минимум три линии защиты перед назначением операции. Мы исключаем запор. Запор – это вообще квинтэссенция всех трагедий в колопроктологии и проктологии. Это причина трещин, причина геморроя, причина свищей иногда. То есть, сначала коррекция запора. Дальше мы используем специальные мази, которые помогают расслабить задний проход и уменьшить проявление трещины. Если трещина на этих мазях заживает, всё, мы разбежались как в море корабли. Если же не получается, мы колем ботокс. Ботулоктоксин расслабляет патологически повышенный тонус заднего прохода, и трещина получает новый приток крови, что улучшается её заживление. Если же этого не случилось, дальше мы предлагаем оперативное лечение.

Какая из анестезий лучше? Зависит, конечно, от квалификации анестезиолога. Я предпочитаю спинно-мозговую, потому что она мне позволяет пациента ввести в комфортные условия. Минус этого способа анестезии – нужен толковый анестезиолог. И я не делаю боковую сфинктеротомию. Это стандартная операция, которая делается для снижения гипертонуса сфинктера. Раньше просто рассекали внутренний сфинктер на одну-две трети и тем самым патологически тонус падал. Однако после операции отметили, что у 5-20 процентов пациентов появились лёгкие или сложные проявления недержания кала. Страшно, да? То есть, газы стали хуже держать. Казалось бы, пришёл на операцию по анальной трещине, а через 5-10 лет, особенно в возрасте 69 лет, рожавшая женщина хуже держит газы. Зачем такие сюрпризы. Поэтому мы иссекаем сейчас трещину и колем под неё ботокс, чтобы временно сделать химическую сфинктеротомию. Потом ботокс выветривается, всё становится проще, и человек возвращается к обычной жизни своей.

В общем, три линии терапии, а потом ещё грамотная хирургия в сочетании с грамотной анестезией.

Слушательница, 64 года: У меня в области ануса полип. И врач сказал, что его нужно удалять. Предложил удаление лазером. Это единственное решение? И вообще удаление полипа обязательно?

То есть, для начала нужно точно решить, полип ли это вообще. Потому что многие полипы в итоге оказываются вовсе не полипами.

Слушательница: Похоже, в свои 46 лет я столкнулась с проблемой геморроя. В начале мая я обнаружила в области анального отверстия два небольших утолщения, как шишечки синего цвета. И размером они где-то с виноградные зёрнышки. То есть, достаточно маленькие, но я сразу же обратилась к проктологу, и доктор сказала, что якобы трогать их не надо, что лечения не нужно никакого и что якобы они сами рассосутся. Но прошло уже две недели, они на прежнем месте остались, и, конечно, меня это очень тревожит. Может быть, не надо мне затягивать время, необходимое для лечения, или действительно паниковать смысла нет?

Б. Башанкаев: Ваш проктолог вас правильно лечит и спасает ваш задний проход. Что у вас случилось? Судя по жалобам и по тому, что вы описываете, у вас случился стандартный процесс, который называется тромбоз наружных геморроидальных узлов. Причём иногда он протекает безумно больно, люди от боли лезут на потолок, приходят, плачут, страдают. Если же взять ваш вариант, то у вас всё прошло мягко. Чаще всего это связано с подъёмом тяжестей, с вкусным приёмом накануне какой-то еды в сочетании с алкоголем. Может быть, это физическая нагрузка, что-то такое неожиданное, когда много-много крови прилило к заднему проходу, и часть её не смогла оттечь быстро, и случился тромбоз. Это безопасное доброкачественное состояние – как будто синяк под кожей, ничего страшного он не делает. Некоторые коллеги иногда путают и говорят, что это же тромбоз геморроидальных узлов! Значит, у вас есть риск системного тромбоза. Заверяю: такого риска нет. Тромбоз геморроидальных узлов никогда не перерастает в ничего большее. Вам надо просто аккуратно мазать теми мазюками, которые вам ваш врач посоветовала, и ждать. В среднем за 4-5 недель этот синячок просто рассосётся. Помните, как вы когдах-то ударились, и под кожей у вас появился синяк? Он легко до двух недель может продержаться, даже до трёх. То же самое и там, только объём крови чуть больше, поэтому рассасываться будет дольше. Если же подобные тромбозы происходят пять раз в году, тогда, конечно, проще сделать операцию. Если же он случился один раз в жизни после первомайских праздников или подъёма тяжести, то всё будет хорошо.

Читайте также:  Болят все органы от желудка до кишечника

Слушательница: Я от геморроя пользуюсь свечами, но, как мне кажется, лечебный компонент свечи растворяется, а основа свечки, какой-то жир, он не растворяется и не вытекает. Соответственно, остаётся в прямой кишке. Это не вредно? То, что остаётся от свечи там?

Б. Башанкаев: Сразу скажу, что все лекарства, которые используются на человеке, у человека, проходят тщательнейший, иногда слишком тщательный фармакологический контроль и контроль на безопасность. Основой свечей чаще всего является ланолин или вазелин. Ничего страшного от них не будет. Поэтому, если ланолин или вазелин остался там и вышел со следующей порцией стула или немного расплылся вокруг заднего прохода, ничего страшного в этом нет. Всё хорошо. Если у вас свечка или мазь не вызывает дополнительного жжения, покраснения, какого-то безумно болевого синдрома, пользуйтесь на здоровье, но увлечение свечками – это патологический момент. Поэтому сходите к врачу, обсудите с ним, нужны ли вам так часто свечки. Вообще, постоянное использование свечей – это неправильно. А потом уже будем решать, что с вами делать. Но в целом это всё безвредно.

Полностью программу слушайте программу в аудиозаписи.

Источник

Правильные рекомендации