Аварии с выбросом сибирской язвы

«Бактериологический Чернобыль». Как лабораторная утечка спровоцировала вспышку сибирской язвы в Свердловске

Коллаж © LIFE. Фото © Пушкарев Альберт / Фотохроника ТАСС, © Stone Forest

» src=»https://static.life.ru/tmp/6-1586362731159.jpg» loading=»lazy» style=»width:100%;height:100%;object-fit:cover»/>

Вспышка сибирской язвы началась в советском Свердловске, ныне Екатеринбург, 4 апреля 1979 года, за семь лет до чернобыльской трагедии. Но так же, как во время аварии на АЭС, советское правительство сделало всё, чтобы скрыть истинное положение вещей. Была развёрнута настоящая операция прикрытия, и главной причиной заболевания власти упорно называли заражённое мясо, которое якобы отведали все заболевшие.

Фото © Getty Images / Central Press

Всё началось с того, что хмурым утром в больнице № 24 города Свердловска умер пациент с пневмонией. Случай на тот день был единичный, и значения ему не придали. Однако начиная со следующего дня последовал настоящий поток больных из Чкаловского района Свердловска — все с подобными диагнозами, причём на обычную терапию антибиотиками пациенты не реагировали, подключение к аппаратам искусственной вентиляции легких не помогало. Более того, подобные случаи смерти от «токсической пневмонии» были зарегистрированы и в соседних больницах. Так, в больнице № 20 скончалось пять человек. Все они поступали с одинаковыми симптомами: высокая температура, тошнота, кашель и сильный озноб.

Главные врачи больниц Маргарита Ильенко и Яков Клипницер созвонились, обменялись данными и буквально схватились за головы: происходило что-то непонятное. Но что? Тем временем новых пациентов пришлось класть в коридорах, пациентов начала принимать больница № 40, а кривая больничной смертности неумолимо поползла вверх.

Свердловск, 1979 г. На переднем плане — комплекс зданий областной клинической больницы. На втором плане — комплекс зданий городской больницы № 40. Фото © pastvu.com

По данным некоторых гражданских исследователей, начиная с 5 апреля умирало по пять человек в день. Болезнь развивалась стремительно.

— Захожу в палату, — рассказывала позже журналистам главврач Маргарита Ильенко, — в ней лежит пациент, мужчина лет тридцати. Он со мной разговаривает, а по телу уже пошли трупные пятна. Вдруг у него рвота с кровью. И всё. Конец!

Только через шесть дней — 10 апреля в морге больницы № 40 было вскрыто тело первого погибшего. Побледневшие патологоанатомы переглядывались между собой: результат сомнения не вызывал. Причиной смерти стала сибирская язва — опаснейшее заболевание, которым болеют сельскохозяйственные животные и которое с лёгкостью передаётся человеку.

Bacillus anthracis. Фото © Wikipedia

Болезнь вызывалась бактерией Bacillus anthracis и протекала молниеносно. Обычно она поражала лимфатические узлы и характеризовалась чёрными карбункулами, то есть язвами на коже. Но в Свердловске была другая картина: у пациентов сибирская язва вызывала сильнейшую интоксикацию и поражала главным образом лёгкие, что было необычным.

Через два дня для заболевших был выделен целый корпус на 500 кроватей — врачи ждали серьёзного наплыва больных. Вскоре в газетах города появились статьи, призывающие жителей города не покупать мясо с рук, в том числе и на колхозных рынках. Авторы заметок приводили 27 случаев заражения скота сибирской язвой в сёлах и в деревнях по трассе Свердловск — Челябинск. Колхозные бурёнки якобы заразились от «низкокачественного корма» — заражённой костной муки, добавленной в комбикорм.

Сообщение продублировали по телевизору, на стены домов расклеили предупреждающие плакаты. Но больше всего горожан напугала бригада военных, выехавших на обеззараживание улиц Чкаловского района. Они поливали дезрастворами крыши домов и обеззараживали хлоркой квартиры заболевших.

Фото © Пушкарев Альберт / Фотохроника ТАСС

По городу поползли слухи. Основной неофициальной версией стала утечка из биолаборатории Свердловска-19. Якобы виновником утечки стал один из сотрудников лаборатории, который якобы снял загрязнённый фильтр с системы вентиляции и даже написал сменщикам записку, но не внёс информацию в дежурный журнал. Пришедший следом за ним начальник смены запустил оборудование, не подозревая о том, что защита снята, и выпустил болезнетворную бактерию в воздух.

Зараженное спорами болезни облако миновало военный городок № 19, частично задело военный городок № 32 и опустилось на районы Свердловска — Вторчермет и Керамический завод. Позже выяснялось, что многие из заболевших утром 2 апреля оказались в полосе, растянувшейся на четыре километра с подветренной стороны от лаборатории.

2 апреля после ЧП военным городка № 32 запретили покидать казармы; 3 апреля в город прибыл генерал-полковник Ефим Смирнов — начальник 15-го Главного управления Генштаба ВС СССР, после чего все военные были осмотрены и вакцинированы от сибирской язвы. Тем не менее некоторые из солдат всё же умерли.

Ефим Иванович Смирнов

Начальник 15-го Главного управления Генштаба ВС СССР

4 апреля, когда местные врачи ещё не знали о вспышке болезни, в Свердловск прибыли главный санитарный врач СССР генерал Пётр Бургасов и главный инфекционист Министерства здравоохранения Владимир Никифоров.

Владимир Николаевич Никифоров

Главный инфекционист Министерства здравоохранения

То, что у военных была утечка из лаборатории, в 1992 году открыто признал первый президент России Борис Ельцин. В интервью он рассказал, что именно после этого случая председатель КГБ Юрий Андропов приказал закрыть лабораторию, но разработки велись вплоть до начала 1990-х годов, когда Ельцин личным приказом запретил их.

О том, что в смерти горожан виноваты военные, якобы говорил и тот факт, что у них была выявлена лёгочная форма заболевания, которая, как правило, вызывается боевыми штаммами сибирской язвы и передаётся через воздух. При употреблении заражённого мяса такая форма заболевания почти исключена. Но означало ли всё это, что в смерти горожан были виноваты советские бактериологи? Вовсе нет.

Свердловск пострадал от диверсии

Об этом, как считает бактериолог, говорит эпидемиология вспышки, ведь заболевшие поступили в больницу не одномоментно, а на протяжении 69 дней; последний случай был зафиксирован в июне. Это намного больше, чем самый длинный инкубационный период, который у сибирской язвы составляет от трёх дней до трёх недель.

Исследовав произошедшее, Супотницкий пришёл к выводу, что очагов заражения свердловчан было несколько и все они располагались вдоль одной линии от лаборатории, при этом, по данным метеослужбы, ветер 2 апреля в этом направлении не дул.

Сходные по картине случаи инфицирования произошли в этом же году в Зимбабве среди просоветски настроенных партизан, через два года — на Кубе, а в 2001 году — в США.

Военные медики СССР позже рассказывали, что при исследовании тел умерших в Свердловске нашли четыре штамма бактерии сибирской язвы, характерные для Канады и ЮАР, и сделали предположение, что кто-то завёз споры болезни в Свердловск и в течение месяца распылял их по определённой схеме на остановках автобусов, когда люди утром ехали на работу.

Читайте также:  К кому обратиться при болезни желудка

Фото © ТАСС / Игорь Зотин

Чтобы справиться с болезнью, советским медикам в 1979 году пришлось вакцинировать от сибирской язвы всё население Чкаловского района города Свердловска. Жертвами вспышки стали 64 человека; те, кто выжил, навсегда потеряли здоровье.

Источник

Трагедия в Свердловске-19: биодиверсия или халатность?

«Засорился фильтр, я его снял. Фильтр следует заменить». Такое напоминание на клочке бумаги оставил работник завода Военно-биологического центра Министерства обороны СССР («Объект 19») своему сменщику, когда отправился домой вечером в пятницу.

Фильтры на заводе отвечали за очистку воздуха из рабочей зоны цехов, занятых под производство культуры сибирской язвы в сухой форме. Технологический процесс предполагал высушивание бактериального бульона до порошкообразного состояния, что требовало особых мер безопасности. Для того чтобы ни одна спора не вышла за пределы предприятия с током воздуха, на заводе работала вытяжная система, поддерживающая пониженное давление внутри.

Споры сибирской язвы

Подполковник Николай Черышев, начальник смены на предприятии, 30 марта 1979 года тоже спешил домой и по какой-то неведомой причине был не в курсе отсутствия фильтра. В итоге работники вечерней смены (производство было организовано в три смены), не обнаружив записи в рабочем журнале, спокойно запустили оборудование. Более трех часов завод выбрасывал в воздух ночного свердловского неба порции высушенной культуры сибирской язвы. Когда отсутствие биозащиты было обнаружено, производство экстренно остановили, поставили фильтр и спокойно продолжили работу.

Свердловск-19. За многоэтажками расположен тот самый завод

Подозрения на легочную форму сибирской язвы появились только 10 апреля, когда в морге больницы №40 патологоанатом Гринберг Л.М. и Абрамова А.А. вскрыли первый труп. Однако официальной версией стало заражение через мясо с местного рынка. По этому поводу в газете «Уральский рабочий» писали:

С аналогичными призывами по всему городку и близлежащим населенным пунктам расклеили листовки, а также обратились с экранов местного телевидения. До сих пор эта версия является официальной и приоритетной. Для ликвидации вспышки сибирской язвы из Москвы вылетел генерал-полковник, доктор медицинских наук Ефим Иванович Смирнов, в ту пору начальник 15-го управления Генерального штаба Вооружённых сил СССР. С собой генерал привез группу высокопоставленных офицеров и врачей. Петр Николаевич Бургасов, министр здравоохранения СССР, эпидемиолог по специальности, также прибыл на место трагедии. В дальнейшем все эти люди до конца жизни будут отрицать причастность предприятий Свердловска-19 к вспышке сибирской язвы в 1979 году. А Бургасов даже предложит свою версию событий, отличную от официальной, но о ней позже.

Канатжан Байзакович Алибеков — главный обвинитель Министерства обороны в трагедии 1979 года

Михаил Васильевич Супотницкий, оппонент Алибекова

Информация о том, какой штамм сибирской язвы вызвал столь мощную вспышку, до сих пор разнится. В книге Канатжана Алибекова «Осторожно! Биологическая угроза!» приводятся данные о смертоносной модификации «Антракс 836», которую получили при необычных обстоятельствах. Еще в 1953 году на кировском заводе из империи «Биопрепарата» бульон с бактериальной массой попал в канализацию. Чрезвычайную ситуацию ликвидировали тщательной дезинфекцией, и все обошлось без трагических последствий. Однако заболеваемость язвой среди живущих поблизости грызунов подскочила, и уже в 1956 году выловили крысу с совершенно новым штаммом. Бактерии мутировали в естественной популяции грызунов в более смертоносную разновидность сибирской язвы. Естественно, штамм впоследствии взяли в оборот, в том числе и на свердловском предприятии.

На стороне биотеррора также выступают многоочаговые вспышки сибирской язвы на территории, прилегающей к Свердловску-19. По словам Супотницкого М. В., споры сибирской язвы не могли после выброса сначала осесть на почве, а через некоторое время снова перейти в ингаляционную форму (размер частицы — 5 микрон) и заразить людей. Некоторые очаги вспышек вообще были на расстоянии 50 км от завода в Свердловске-19, а вся эпидемия длилась около 2 месяцев, что гораздо продолжительнее любого инкубационного периода. Это отлично объясняется теорией о многочисленных терактах, растянутых по времени. Предполагается, что в южной части Свердловска в разное время по ночам на остановках и тротуарах из особых генераторов были распылены споры сибирской язвы. «Предатель и агент ЦРУ» (по мнению Супотницкого) биолог Канатжан Алибеков объясняет это вторичное заражение санитарной обработкой деревьев перед первомайской демонстрацией. Якобы бактерии в ходе этого были смыты, а потом, по мере высыхания, снова поднялись в воздух и попали в легкие несчастных.

Не на руку сторонникам теории «заводского» заражения играет информация о радиоэфире «Голоса Америки» от 5 апреля 1979 года, в ходе которого объявили о вспышке на Урале именно сибирской язвы. Как удалось западным «коллегам» так быстро отреагировать и точно указать причину заболеваемости? У американцев, очевидно, была разработана целая программа подобной подрывной деятельности, которую, кроме Свердловска-19, апробировали в 1979-1980 году на Зимбабве (сибирская язва) и на Кубе в 1981 году (лихорадка Денге).

В итоге эпидемия в уральском городе унесла от нескольких десятков до нескольких сотен жертв среди гражданского населения и военнослужащих. Большая части их похоронена в 15-м секторе Восточного кладбища с соблюдением всех правил дезинфекции. Промышленный выпуск бактерий сибирской язвы в Свердловске-19 был прекращен в 1981 году и переведен в казахстанский Степногорск. Туда же перевели, по мнению Канатжана Алибекова, фактического виновника трагедии подполковника Николая Черышева. В конце 1988 года запасы сибирской язвы, которые якобы были получены на предприятии, были вывезены на остров Возрождения и захоронены.

Сейчас «Объект 19» — это Федеральное государственное учреждение «48-й Центральный научно-исследовательский институт Министерства обороны Российской Федерации — Центр военно-технических проблем биологической защиты НИИ микробиологии МО РФ». Из названия понятно, что центр занимается исключительно проблемами биологической защиты.

Источник

КАК ЭТО БЫЛО

Очень удобно, когда день рождения приходится на пятницу: впереди два долгих дня отдыха, и можно решительно забыть обо всех проблемах. Именно пятницей оказался мой 22-й день рождения. Я пригласил своих друзей, и вечером 30 марта 1979 года мы пили диковинный ликер, который я привез из Москвы еще перед Новым годом. В июне мы защищали дипломы в Уральском политехническом институте, летом предстояли трехмесячные военные сборы в Еланских лагерях, а затем — долгожданный отпуск, который мы и обсуждали за яствами моей бабушки.

На пункты скорой помощи из Чкаловского района стали непрерывно поступать вызовы к больным со схожими симптомами: температура до 41 градуса, головная боль, кашель, озноб, головокружение, тошнота, слабость, плохой аппетит, рвота с кровью. Наконец, ужас заключался в том, что на телах пострадавших еще при жизни начинали появляться трупные пятна. Течение болезни отличалось стремительностью: через 2–3 дня наступал летальный исход.

Читайте также:  В чем состоит роль слепой кишки у каких животных она наиболее развита

10 апреля в городской больнице №40 сделали первое вскрытие умершего. Доцент кафедры патологической анатомии Свердловского медицинского института Фаина Абрамова заподозрила сибирскую язву. На следующий день было получено лабораторное подтверждение диагноза «кожная форма сибирской язвы», который вскоре обрел официальный статус и был положен в основу лечения заболевших.

Еще до этого, 5 апреля, радиостанция «Голос Америки» сообщила об эпидемии сибирской язвы в Свердловске. Эту дату указывает в своей книге «Советское биологическое оружие: история, экология, политика» президент Союза «За химическую безопасность», доктор химических наук Лев Александрович Федоров.

Вспоминает Сергей Парфенов, публицист, член Союза писателей России, автор книги «Выброс»: «Наше студенческое общежитие находилось на улице Большакова. До Вторчермета, где, по официальной версии, произошла вспышка сибирской язвы, вызванная употреблением в пищу мяса больных животных, — рукой подать. Многие студенты тут же отказались ездить на занятия на трамвае, который ходил со Вторчермета, добирались до университета в переполненных троллейбусах и на такси. Старались не есть мясо, колбасы, сосиски, котлеты, яйца и молоко — об опасности заразиться от продуктов животноводства предупреждали санитарные врачи».

Студенты 6-го курса Свердловского мединститута были мобилизованы на подворные обходы частного сектора к югу от 19-го городка. Им вменялось выявлять заболевших граждан и проводить профилактическую работу. Двое отказавшихся от выполнения этого задания были отчислены из института.

Рассказ Ольги Постниковой, жительницы Вторчермета:

32-летняя Раиса Смирнова, мать троих детей, почувствовала себя плохо 9 апреля — скорая увезла ее прямо с работы в отделе снабжения Керамического завода. Женщина очнулась через неделю в 40-й больнице, там отвели целый корпус под «язвенников», как называл больных медперсонал. В конце апреля ее выписали. Какой диагноз стоял в больничном листе, не помнит. В больнице ее навестили люди в штатском и взяли расписку о неразглашении. Раиса Смирнова: «Люди все это время продолжали умирать. Некоторые прямо на рабочем месте падали. В трубном цехе чуть не всех мужиков выкосило. Так страшно было на завод ходить, что в декабре уволилась. Да и на Никаноровке (частный сектор к югу от 19-го городка) — одни за другими похороны с закрытыми гробами. И все считали, что эта зараза к нам из лаборатории военной пришла».

Скорая увезла 39-летнего Бориса Семеновича Сову: «Меня положили в коридоре за ширмой, и никого ко мне не пускали. Так я провел ночь, а утром оказался в 40-й больнице. В корпусе находились заразившиеся сибирской язвой. Еду нам подавали только через отдельную форточку, так же брали анализы. Потом приехала какая-то комиссия из Москвы, и мы подписали бумаги, что ничего никому не будем рассказывать. Когда я получил историю болезни, то очень удивился. Она была очень тонкая, а в графе «диагноз» стояла пневмония.

Воспоминания дочери Клавдии Спириной:

13 апреля в свердловских газетах появились заметки о случаях проявления сибирской язвы в городе. Газеты призывали быть бдительными при потреблении мяса, не покупать его на рынках, у сомнительных поставщиков и т.п. Партии завозимого из пригородов мяса, которого и так не было в избытке, перехватывались милицией и уничтожались посредством сжигания. Под раздачу на всякий случай попали и бродячие собаки, истреблением которых также с большим энтузиазмом занялась милиция.

Медики боролись с эпидемией: пытались лечить и вылечили некоторых заболевших, проводили вакцинацию жителей Чкаловского района, вели разъяснительные беседы о болезни и ее источниках.

Количество заболевших и вылеченных в различных источниках колеблется от десятков до нескольких тысяч человек. Наиболее правдоподобными представляются данные, согласно которым заразилось около 100 и скончалось около 70 свердловчан. Ближе к концу апреля нервозность населения пошла на убыль. Моя мама окончательно успокоилась, когда я с друзьями отправился в майские праздники в турпоход на Южный Урал.

ВЕРСИЯ АВТОРИТЕТНЫХ СПЕЦИАЛИСТОВ

Официальная версия — употребление в пищу зараженного мяса животных — была подтверждена в статье «Эпидемиологический анализ заболеваний сибирской язвой в Свердловске» авторитетных специалистов: главного эпидемиолога РСФСР И.С. Безденежных и главного инфекциониста В.Н. Никифорова. Статья поступила в редакцию журнала МЭИ 28 августа 1979 года и была опубликована в №5 за следующий год.

В апреле 1988 года В.Н. Никифоров с соавторами прибыл в США на научную конференцию. Там было названо число погибших (64 человека) и число заболевших (96), из которых у 79 была кишечная, а у 17 — кожная форма. Общее заключение: «Эпидемия, длившаяся с 4 апреля по 18 мая 1979 года, началась с заражения домашнего скота, люди заразились кишечной формой в результате употребления в пищу мяса, проданного в нарушение санитарных правил. Заболеванию предшествовала вспышка сибирской язвы среди сельскохозяйственных животных в индивидуальных хозяйствах прилегающих сельских районов. Заражение животных произошло, вероятно, через корма. В марте-апреле заметно увеличился убой скота в индивидуальных хозяйствах, и мясо продавалось на окраинах города в частном порядке… Из мяса, взятого на исследование в двух семьях, где имелись больные, был выделен возбудитель сибирской язвы. В обоих случаях мясо было куплено у частных лиц на неорганизованных рынках. Штаммы возбудителя, выделенные из мяса, не имели отличий от штаммов, выделенных от больных людей. Это доказывает, что инфицированное мясо послужило причиной заражения данных больных».

С руководителями эпидемиологической службы огромной страны спорить как-то неловко, но все же возникает ряд вопросов. Ни в одной семье не погибло больше одного человека. Получается, что зараженное мясо в каждой из десятков семей употребляло только по одному человеку. То есть во всех семьях сидящие за столом глотали слюни, наблюдая за тем, как преимущественно отцы потребляют мясной обед. Странно, согласитесь! Кроме того, от начала болезни до летального исхода проходило 2–4 дня, характерные для легочной формы сибирской язвы, и никто из близких скончавшихся не видел на их телах язв, сопровождающих кожную форму заболевания.

АВАРИЯ. ВЫБРОС ЗАРАЗЫ

В 1990–1991 годах, в разгар перестройки, за расследование причин появления сибирской язвы в Свердловске брались журналисты самых разных изданий. Ими была выдвинута новая версия: трагедия произошла из-за выброса возбудителя сибирской язвы с особо секретного завода на территории так называемого 19-го городка, созданного в 1949 году.

Вскоре после начала эпидемии американские политики заговорили о взрыве на военном предприятии и возможном нарушении Советским Союзом конвенции по биологическому оружию, ратифицированной в 1975 году. В марте 1980 года США официально потребовали объяснения у СССР. И хотя СССР отвечал, что произошла естественная вспышка сибирской язвы, США сомневались и утверждали, что располагают доказательствами выброса бактерий в воздух вследствие аварии на военном производстве. Для расследования причин эпидемии в Свердловске правительство США создало группу, в ее работе принимал участие сотрудник департамента молекулярной и клеточной биологии Гарвардского университета доктор Мэтью Мезельсон (Matthew Meselson).

Читайте также:  Внутреннее кровотечение при язве желудка и двенадцатиперстной кишки

В 1980-е годы о проведении расследования на территории СССР не могло быть и речи. Однако летом 1992 года доктор Мезельсон с группой сотрудников дважды посетил Свердловск, где, по их мнению, им удалось собрать данные об искусственном происхождении вспышки. Позже в одном из самых авторитетных научных журналов Science (18 ноября 1994 г.) Мезельсон опубликовал по материалам исследования статью «Вспышка сибирской язвы в Свердловске в 1979 г.» (Matthew Meselson, Jeanne Guillemin, Martin Hugh-Jones, Alexander Langmuir, Ilona Popova, Alexis Shelokov and Olga Yampolskaya, «The Sverdlovsk Anthrax Outbreak of 1979»).

Исследователям удалось собрать информацию о 77 заразившихся. Из них 66 умерло (48 мужчин и 18 женщин) и 11 выжило (7 мужчин и 4 женщины). Все заболевания укладываются в 6-недельный период с 4 апреля по 15 мая, время между началом болезни и смертью в среднем составляло три дня.

Для точной локализации мест заражения ученым удалось встретиться с 9 выжившими и близкими 43 погибших. На карту были нанесены места их пребывания в момент аварийного выброса. Получилась узкая зона длиной 4 км, начинающаяся от 19-го городка и тянущаяся на юго-юго-восток, к южной окраине Свердловска.

Использование метеоданных аэропорта Кольцово, расположенного в 10 км (13 км, — Н.Р.) восточнее Керамического завода, позволило комиссии заключить, что выброс произошел в понедельник, 2 апреля, поскольку только в этот день наблюдался северный ветер примерного азимута 335 градусов, сформировавший зону заражения.

На основании полученных данных авторы заключают, что вспышка в Свердловске возникла из-за распыления аэрозоля возбудителя сибирской язвы, источник которого приходился на 19-й военный городок, в течение дня в понедельник, 2 апреля. Данная эпидемия — самая большая из документированных вспышек среди людей, зараженных ингаляционно.
Об аналогичных результатах сообщил генерал Андрей Миронюк, в апреле 1979 года исполнявший обязанности начальника особого отдела Уральского военного округа (Сергей Парфенов «Смерть из пробирки. Что случилось в Свердловске в апреле 1979 года?», журнал «Урал», 2008, №3).

«В начале апреля мне стали докладывать, что умерли несколько солдат и офицеров запаса, проходивших сборы в 32-м военном городке. Недели две мы отрабатывали различные версии: скот, питание, сырье для заводов и так далее. Я попросил у начальника 19-го городка, который находится по соседству с 32-м и где имелась военная лаборатория, карту направления ветров, дувших в те дни со стороны этого объекта. Мне ее дали. Я решил перепроверить данные и запросил аналогичные сведения в аэропорту Кольцово. Обнаружились существенные расхождения. Тогда мы создали оперативные группы и пошли следующим путем: подробно опросили родственников умерших и буквально по часам и минутам, с конкретной привязкой к местности отметили на карте те места, в которых находились погибшие. Так вот, в определенное время, где-то в 7–8 часов утра, все они оказались в зоне ветров с 19-го городка. Точки местонахождения пациентов протянулись вытянутым овалом с длинной осью примерно в 4 километра — от военного городка до южной окраины Чкаловского района…»

Видим удивительное совпадение в выводах американского исследователя доктора Мезельсона и советского генерала Миронюка.
Если сразу после аварии официальной версией было заражение сибирской язвой через некачественное мясо, то в 1991–1992 годах КГБ признал техногенность катастрофы, но быстро организовал второй этап пропагандистского прикрытия. Теперь выброс бактерий с территории 19-го военного городка не отрицался, но речь шла о небольших количествах возбудителя сибирской язвы, которые использовались исключительно для создания вакцины против этой болезни.

А ПРАВ ЛИ ЕЛЬЦИН?

Получено признание президента страны! Не повод ли это закрыть обсуждение темы? Кажется, это максимум того, чего можно добиться, но некоторые вопросы по-прежнему находятся в дискуссионной плоскости.
Например, концентрация вблизи источника заражения должна быть максимальной, число пострадавших должно уменьшаться прямо пропорционально удалению от этого источника. Но на деле просматривается равномерное нахождение пострадавших во время выброса на территории длиной около 4 км, более того — оно носит очаговый характер с максимумом, приходящимся на Керамический завод, расположенный в 2,3–2,8 км от эпицентра. Далее, если выброс произошел не 2 апреля (что вообще не доказано), то данные аэропортовских метеорологов, наоборот, противоречат версии, связанной с северным ветром. Почему никто не задавался очевидным вопросом: а где данные по ветру Гидрометцентра на Метеогорке, расположенного намного ближе к Вторчермету, чем постоянно упоминаемый всеми аэропорт? Почему эпидемия болезни, вызванной разовым выбросом и не передающейся от человека к человеку, протекала больше двух месяцев при инкубационном периоде легочной формы сибирской язвы в 2–4 дня? А непонятная история с сообщением «Голоса Америки» 5 апреля об эпидемии сибирской язвы в Свердловске, притом что диагноз был поставлен только 11-го?

Упомяну еще один интересный факт. Американские исследователи уже в 1990-е годы определили штаммы возбудителя сибирской язвы в Свердловске как продукты биологической инженерии с кодами VNTR4 и VNTR6, созданными соответственно в США и ЮАР. Их появление на Урале американцы легко объяснили отлаженной работой советской разведки, добывшей штаммы и переправившей их на исследование в лабораторию 19-го городка.

Аргументы противников террористической версии сводятся к сомнениям по поводу схем нахождения людей во время заражения, предложенных генералом Миронюком и комиссией Мезельсона: как вообще можно определить место заражения, если даже время этого события не установлено достоверно? Объяснение продолжительности эпидемии связывают с повторными заражениями, спровоцированными непрерывными зачистками территории, а ее завершение — с массовой вакцинацией населения.

Так или иначе, свердловские и более высокие начальники с таким упоением предались версии с мясом, что прошли мимо разработки, пожалуй, более перспективного направления, полностью оправдывающего 19-й городок.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Первых умерших хоронили на Восточном кладбище, что на улице Шефской, в гробах с хлорной известью. Был отведен специальный участок глинистой почвы, который сейчас находится на стыке 15-го и 17-го секторов кладбища. Захоронение проводила специальная бригада. Прощание родственников с умершими ограничивали пятью минутами, гробы не открывались.

Погребение осуществлялось за счет государства, памятники устанавливались вне очереди. В настоящее время жителям Екатеринбурга следует построить некий мемориал, например, у входа на кладбище. Хотя бы просто стену с фотографиями. Мы должны помнить этих людей, молодых и красивых, каждый из которых хотел жить и имел свою мечту. Любой из нас мог оказаться на их месте.

Споры сибирской язвы очень живучи и, находясь в земле, могут практически вечно (по другим данным — до 100 лет) сохранять свои свойства, поэтому Восточное кладбище — мина замедленного действия, представляющая нешуточную угрозу. Во всяком случае переустройство или ликвидация кладбища даже в отдаленном будущем грозит новой катастрофой.

Источник

Правильные рекомендации