Блокаторы протонной помпы и атрофический гастрит

Лазебник Л.В., Бордин Д.С, Машарова А.А. Длительная терапия ингибиторами протонной помпы: баланс пользы и рисков // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2010. № 9. С. 3–8.

Длительная терапия ингибиторами протонной помпы: баланс пользы и рисков

Л.В. Лазебник, Д.С. Бордин, А.А. Машарова

ГУ Центральный научно-исследовательский институт гастроэнтерологии ДЗ г. Москвы

Бордин Дмитрий Станиславович 17 /123, Москва, шоссе Энтузиастов, д. 86 Тел.: 8 (495) 304 9551 E-mail: dbordin@ mail.ru

Второй нозологией, предполагающей длительный прием ИПП, является НПВП-гастропатия — патология верхних отделов пищеварительного тракта, возникающая в хронологической связи с приемом нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) и характеризующаяся повреждением слизистой оболочки (развитием эрозий, язв и их осложнений — кровотечения, перфорации). Для лечения и профилактики НПВП-гастропатии наиболее эффективны ИПП, которые назначаются на весь период приема НПВП [5].

Потенциальные риски длительного приема ИПП можно условно разделить на две группы. Первая связана с долгосрочным подавлением кислотопродукции, то есть специфична для всего класса ИПП. Речь идет о проблемах уменьшения физиологических эффектов соляной кислоты и онкологической безопасности. Риски второй группы определяются особенностями отдельных препаратов. Поскольку этот вопрос недавно был подробно рассмотрен на страницах журнала [6], сейчас мы ее касаться не будем.

Теоретически обсуждается несколько механизмов возможного онкогенеза: во-первых, прием ИПП сопровождается развитием гипергастринемии, с которой может быть связано повышение риска развития карциноида; во-вторых, с длительной терапией ИПП связывают развитие атрофического гастрита с последующей кишечной метаплазией, ведущей к раку желудка; в-третьих, подавление кислотопродукции сопровождается снижением бактерицидности желудочного сока, избыточным бактериальным ростом, при этом ряд бактерий (стрептококки, гемолитические кокки и др.) преобразуют нитраты в нитриты и N-нитрозамин, являющийся канцерогеном.

С медикаментозной гипо- и ахлоргидрией связана вторая подгруппа проблем безопасности лечения ИПП как класса: нарушение переваривания пищи и инактивации патогенной микрофлоры, поступающей с ней. Как известно, соляная кислота и активированный ею пепсин инициируют переваривание белков, обеспечивают денатурацию иммуногенных белков, участвуют в абсорбции железа, кальция, витамина В12 и т. д. Вот почему с лечением ИПП связывают повышение риска бактериальных кишечных инфекций, в том числе Cl. difficile, пневмонии, мальабсорбции минералов и витаминов, остеопороза и переломов костей.

ИПП и гипергастринемия

Известно, что подавление кислотопродукции желудка сопровождается гипергастринемией, наиболее выраженной при приеме ИПП. Это объясняется механизмом регуляции секреции соляной кислоты. Пептидный гормон гастрин образуется в G-клетках антрального отдела желудка. В ответ на снижение уровня кислотности он по механизму обратной связи стимулирует выделение энтерохроматофинными (ECL) клетками гистамина, который в свою очередь повышает кислотопродукцию путем стимуляции гистаминовых рецепторов париетальных клеток [7]. Степень гипергастринемии весьма вариабельна, но может быть и значительной. Поэтому двух — шестикратное повышение уровня сывороточного гастрина считается довольно обычным явлением среди больных, получающих длительную терапию ИПП [8].

Гастрин обладает трофическим эффектом, он стимулирует рост клеток разного типа эпителия, включая эпителий желудка, поджелудочной железы, толстой кишки [9; 10]. Теоретически вполне можно допустить, что трофические эффекты гастрина способны повышать вероятность единичных мутаций нормальных клеток и /или увеличивать пролиферацию и развитие новообразования.

Опасность может представлять образование карциноидов из ECL клеток слизистой оболочки желудка, находящихся в условиях длительной постоянной стимуляции. Этот вопрос был тщательно изучен в ходе крупных двойных слепых плацебо-контролируемых исследований при приеме эзомепразола в течение 6 и 12 месяцев. Ни в одном случае не было выявлено дисплазии и образования карциноида. Об этом же свидетельствует длительное непрерывное лечение омепразолом в течение 10 и более лет [11].

In vitro было показано, что высокий уровень гастрина ассоциирован с ростом и пролиферацией культуры клеток рака толстой кишки [12]. Подобные данные были получены в исследованиях на экспериментальных животных моделях, которые демонстрируют, что гастрин и /или его предшественники могут играть важную роль в развитии колоректального рака [13]. Исследования, проведенные у людей, противоречивы. В одних было продемонстрировано повышение уровня гастрина среди больных с колоректальным раком или аденомой [14; 15], другие не выявили такой связи [16; 17].

Поскольку прием ИПП сопровождается гипергастринемией, а количество больных, которым показана длительная терапия этими препаратами, значительна, возникла необходимость в доказательствах безопасности приема ИПП. В 2007 году были опубликованы результаты 2 популяционных исследований, проверявших гипотезу о возможной связи долгосрочной терапии ИПП и риска колоректального рака [18; 19], в которых было показано, что прием ИПП, как кратковременный, так и длительный, даже в случае употребления высоких доз безопасен и не ассоциирован с увеличением риска развития рака [20].

ИПП, атрофический гастрит и рак желудка

Основным морфологическим критерием атрофического гастрита является наличие атрофии слизистой оболочки, которая характеризуется уменьшением количества нормальных желез [21]. В ее основе лежит нарушение синхронности фаз клеточного обновления — пролиферации, дифференцировки и апоптоза эпителия желудка. Наиболее часто атрофический гастрит развивается как следствие естественного течения длительно существующего хронического активного гастрита, вызванного инфекцией Helicobacter pylori (Hp). Так, в ходе 10-летнего проспективного исследования больных хроническим активным гастритом, ассоциированным с Нр, атрофия была выявлена у 6% больных через 2 года, у 22% — через 4 года, у 34% — через 6 лет и у 43% — через 10 лет наблюдения, при этом в группе контроля (Нр-негативные) атрофия не развивалась [22]. Частота атрофического гастрита увеличивается с возрастом. Показано, что более чем у 80% лиц старше 60 лет в биоптате слизистой оболочки желудка обнаруживается атрофический гастрит различной степени выраженности. Особое значение этой проблеме придает тот факт, что атрофический гастрит рассматривается в качестве первой ступени каскада изменений слизистой желудка, приводящего к раку (каскад Корреа) [23]. Риск его развития повышается по мере нарастания тяжести атрофического гастрита, причем эта вероятность прямо пропорциональна степени атрофических изменений, выявляемых одновременно в антральном отделе и в теле желудка [24], в особенности при наличии метаплазии [25]. В целом длительное течение гастрита, вызванного Нр, повышает риск рака желудка в 6 раз [26]. Напротив, эрадикация Нр улучшает показатели клеточного обновления, отношение апоптоза к пролиферации эпителиоцитов, обеспечивает возможность обратного развития атрофии, метаплазии и начальных проявлений дисплазии слизистой оболочки желудка [27].

Читайте также:  Всасывание веществ в кишечнике виды и механизмы всасывания

Источник

Ингибиторы протонной помпы: несколько вопросов по теории и практике

Опубликовано в журнале:
«Фарматека», 2006, №1, с. 1-4

Т.Л. Лапина
Клиника пропедевтики внутренних болезней, гастроэнтерологии и гепатологии им. В.Х. Василенко ММА им. И.М. Сеченова, Москва

На основании данных доказательной гастроэнтерологии и собственного опыта автор формулирует ответы на наиболее актуальные вопросы, касающиеся практического применения ингибиторов протонной помпы (ИПП). Речь, в частности, идет о риске “синдрома отмены” после прекращения курса ИПП, о соотношении значения ИПП и антигеликобактерной терапии, о возможности использования ИПП при атрофическом гастрите и т. д.

Показания к назначению ингибиторов протонной помпы (ИПП) очень широки, и вряд ли можно сегодня встретить врача, который не имеет собственного опыта работы с разными представителями этого класса лекарственных средств. Многообразные клинические ситуации, возникающие при ведении пациентов с кислотозависимыми и Helicobacter pylori – ассоциированными заболеваниями, часто заставляют врача мобилизовать и его опыт, и теоретические знания. Литература, посвященная ИПП, – это и многочисленные монографии, и целые главы солидных руководств, и тысячи статей разной направленности. С одной стороны, такая богатая информационная база должна полностью удовлетворить интерес к ИПП и различным аспектам их применения, с другой – в океане разнообразных сведений часто бывает сложно отыскать ответ на конкретный вопрос. Форма настоящей статьи продиктована желанием автора дать по возможности краткие и аргументированные ответы на часто возникающие у врачей вопросы, касающиеся как теоретических, так и практических сторон применения ИПП.

Следует ли ожидать появления “синдрома отмены” после прекращения курса ИПП?

“Синдром отмены”, или “кислотного рикошета” (который может проявлять себя, например, ранним обострением язвенной болезни после прекращения курса применения антисекреторного лекарственного средства), характерен для блокаторов H2-рецеп-торов. После отмены антагонистов гистаминовых рецепторов возникновение этого синдрома частично объясняется феноменом повышенной чувствительности H2-рецепторов. Париетальная клетка с “возбужденными” H2-рецепторами становится более чувствительной даже к нормальному уровню гистамина, высвобождающемуся из энтерохромаффиноподобных клеток. Предполагается также, что на фоне использования блокаторов H2-рецепто-ров удлиняется время жизни протонных помп, и в результате их становится больше в расчете на каждую обкладочную клетку. Обе причины приводят к тому, что при прекращении курса лечения блокаторами H2-рецепторов наступает гиперпродукция кислоты [10].

ИПП имеют принципиально другой механизм действия и по-другому воздействуют на париетальную клетку. ИПП не влияют ни на H2-рецепторы, ни на другие структуры, находящиеся на базолатеральной мембране париетальной клетки и принимающие участие в регуляции кислой секреции. Мишенью ИПП служит непосредственно протонная помпа – фермент Н+/К+-АТФаза, с которым эти лекарственные средства образуют прочную ковалентную связь. Таким образом, работа кислотного насоса блокируется. Считается, что для ИПП “синдром отмены” не типичен. Это обусловлено механизмом действия данного класса лекарственных средств [10]. Кроме того, длительность назначения ИПП в различных клинических ситуациях разработана очень подробно и способствует снижению риска “кислотного рикошета”.

Заключение. Для ИПП в отличие от блокаторов H2-рецепторов “синдром отмены” нехарактерен. Соблюдение длительности сроков лечения ИПП при различных показаниях к их назначению способствует снижению риска “кислотного рикошета”.

Будет ли достигнуто заживление язвенного дефекта при обострении язвенной болезни при проведении только курса эрадикационной терапии в отношении H. pylori? Надо ли назначать антисекреторную терапию по окончании курса эрадикации H. pylori?

Для того чтобы исчерпывающе ответить на эти вопросы, надо рассмотреть: 1) сроки и результаты применения ИПП в качестве монотерапии при обострении язвенной болезни и 2) сроки и результаты лечения ИПП при проведении эрадикационной терапии инфекции H. pylori при обострении язвенной болезни.

Общепринятые средние сроки лечения антисекреторным лекарственным средством обострения язвенной болезни двенадцатиперстной кишки составляют 4 недели, язвенной болезни желудка – 8 недель. Представления о необходимости именно такой продолжительности лечения сложились при введении в клиническую практику H2-блокаторов. ИПП достоверно быстрее способствуют заживлению язвы. Так, при анализе результатов нескольких контролируемых исследований оказалось, что при приеме омепразола 20 мг/сут заживление дуоденальной язвы через 2 недели лечения наступало у 57–80 % больных против 28–52 % при применении ранитидина 300 мг/сут. Таким образом, в первые две недели лечения разница в скорости рубцевания язвы на фоне использования ИПП и H2-блокаторов особенно велика. Через 4 недели лечения разница меньше, хотя все еще сохраняется: на фоне ИПП язвы зажили у 93–95 % больных, а на фоне H2-блокаторов – у 80–85 % [13]. Напомню, что продолжительность стандартного курса эрадикационной терапии H. pylori составляет минимум 7 дней и в последние годы прослеживается тенденция к ее увеличению до 10 или 14 дней. Базисный препарат антигеликобатерной терапии – ИПП – будет обеспечивать быстрое заживление язвенного дефекта при проведении эрадикации.

Однако рассматривать заживление язвы следует с разных сторон, так как не только антисекреторный эффект ИПП имеет в этом процессе значение. Само уничтожение H. pylori и обусловленный этим регресс воспалительных изменений в слизистой оболочке желудка оказывают, вероятно, позитивное влияние на рубцевание язвы. Доказано, что при неосложненной язвенной болезни двенадцатиперстной кишки лечение можно ограничить только курсом эрадикационной терапии, не продолжая после него прием антисекреторных или других средств, – этого будет достаточно для репарации дефекта слизистой оболочки. Для доказательства правильности этого положения приведу в качестве примера отечественное исследование.

Больные с обострением язвенной болезни двенадцатиперстной кишки (92 человека) получали стандартную тройную терапию Омезом (омепразол, Д-р Редди’с Лабораторис Лтд.) в дозе 40 мг/сут в сочетании с амоксициллином (2000 мг/сут) и кларитромицином (1000 мг/сут) в течение 7 дней. Затем была проведена рандомизация: одной группе больных была продолжена терапия омепразолом 40 мг/сут еще в течение 2 недель, другая группа пациентов не получала больше никакого лечения. Эрадикация H. pylori была достигнута у 82,6 % больных. Принципиальное значение имеет тот факт, что заживление язвы произошло у 91,5 % больных, получавших монотерапию Омезом после антигеликобактерного курса, и у 93,3 % пациентов, получавших только недельный курс эрадикации H. pylori и никакого лечения в дальнейшем [3].

Заключение. Стандартная эрадикационная терапия инфекции H. pylori, безусловно, способствует заживлению язвы при обострении язвенной болезни. При неосложненной дуоденальной язве допустимо проведение только антигеликобактерного курса в течение 7–14 дней – это обеспечит рубцевание язвы у большинства больных. При обострении язвенной болезни желудка, а также при тяжелом обострении язвенной болезни двенадцатиперстной кишки, при ее осложненном течении, при наличии сопутствующих заболеваний после курса эрадикационной терапии H. pylori ИПП применяют еще в течение 2–5 недель для достижения более эффективного заживления язвы.

Читайте также:  Выделения из заднего прохода после удаления геморроя

Можно ли начинать стандартную эрадикационную терапию инфекции H. pylori, если пациент уже принимает ИПП?

Имеются единичные работы, которые демонстрируют позитивный или, напротив, негативный эффект курса ИПП, непосредственно предшествующего эрадикационной терапии H. pylori (схемы на базе ИПП). По данным одних авторов такая “предлечен-ность” ИПП снижает, по данным других, увеличивает процент успешной эрадикации H. pylori. Следует отметить, что в основные международные рекомендации и публикации, посвященные гастроэнтерологии, основанной на доказательствах, не вошли требования не назначать эрадикационную терапию на фоне приема ИПП или, наоборот, повышать процент успешной эрадикации микроорганизма, обязательно предваряя ее ИПП.

Обратимся к российскому исследованию. Стандартную тройную терапию амоксициллином и кларитромицином на базе Омеза получали 80 больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки. Пациенты были рандомизированы на 2 группы: 1-я в течение 3 дней, предшествующих эрадикационной терапии, получала омепразол, во 2-й предшествующей терапии не было. В 1-й группе удалось уничтожить H. pylori в 88,6 % случаев, во 2-й – в 82,2 % [1].

Заключение. В настоящее время нет достаточной доказательной базы для того, чтобы утверждать, что предшествующий стандартной эрадикационной терапии прием ИПП будет оказывать какое-либо влияние на успех антигеликобактерного лечения.

Каким образом можно использовать ИПП при проведении профилактических (противорецидивных) курсов лечения пациентам с язвенной болезнью, находящимся на диспансерном наблюдении?

Представления о необходимости сезонного лечения язвенной болезни различными классами лекарственных средств с целью профилактики рецидива следует считать устаревшими. Рассмотрим профилактику рецидивов язвенной болезни с позиций гастроэнтерологии, основанной на доказательствах.

Противорецидивным лечением язвенной болезни считается эрадикация инфекции H. pylori. Главный результат успешной санации гастродуоденальной слизистой оболочки от H. pylori – прекращение рецидивов язвенной болезни у большинства больных. Обратимся к систематическому обзору экспертов Кохрановской библиотеки. На заданную тему было проанализировано 53 клинических исследования. В плане предотвращения рецидива дуоденальной язвы статистической разницы в эффективности эрадикационной терапии H. pylori и постоянного поддерживающего приема антисекреторных препаратов не было (4 исследования, 319 больных; относительный риск рецидива = 0,73 (95 % ДИ 0,42–1,25). Эрадикационная терапия H. pylori была эффективнее плацебо в предотвращении нового обострения заболевания (27 исследований, 2509 больных; относительный риск рецидива = 0,20 (95 % ДИ 0,15–0,26). В плане предотвращения рецидива язвенной болезни желудка эрадикационная терапия инфекции H. pylori была эффективнее плацебо (10 исследований, 1029 больных; относительный риск рецидива = 0,28 (95 % ДИ 0,18–0,43). Итак, по заключению одного из наиболее авторитетных источников доказательной медицины, антигеликобактерное лечение действительно предотвращает рецидивы язвенной болезни двенадцатиперстной кишки и язвенной болезни желудка [5].

До широкого внедрения в клиническую практику эрадикационной терапии инфекции H. pylori в качестве противорецидивного метода лечения язвенной болезни применялся поддерживающий курс лечения с постоянным (ежедневным) приемом антисекреторного средства. Так, в многоцентровом исследовании H. Festen [4] 928 больных с ремиссией язвенной болезни (после лечения обострения 2–8-недельным курсом омепразола 20–40 мг/сут) получали поддерживающую терапию в течение года. Оказалось, что с точки зрения обеспечения ремиссии омепразол 20 мг/сут эффективнее ранитидина 150 мг/сут: на фоне омепразола удалось предотвратить рецидив язвы в 87 % случаев, на фоне ранитидина – в 63 % (р = 0,0001). Использование омепразола в дозе 10 мг/сут также было достаточно эффективным – в состоянии ремиссии оставался 71 % больных.

Заключение. Для профилактики рецидива язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки ИПП используются в первую очередь как основа стандартной терапии для эрадикации H. pylori. Доказанное уничтожение этого микроорганизма снижает риск нового обострения заболевания. Если проведение адекватного антигеликобактерного лечения невозможно, то для предотвращения рецидива язвы целесообразно назначать длительную поддерживающую терапию ИПП.

Можно ли применять ИПП при атрофическом гастрите?

Атрофия – это утрата желез желудка с замещением их фиброзной тканью или метаплазированным эпителием. Вследствие утраты желез атрофический гастрит характеризуется снижением (в той или иной мере) кислотообразующей функции желудка. Возникает логичный вопрос: есть ли смысл применять наиболее активные антисекреторные лекарственные средства – ИПП – при гастрите с “пострадавшей” кислотной продукцией?

Атрофический гастрит является показанием для назначения эрадикационной терапии инфекции H. pylori. Это показание введено в связи с формированием активной тактики профилактики рака желудка. Атрофический гастрит с кишечной метаплазией – это предопухолевое заболевание. Воздействуя на этиологический фактор гастрита, можно приостановить каскад патологических изменений в слизистой оболочке желудка, которые могут привести к развитию аденокарциномы. Как базисные препараты для антигеликобактерной терапии ИПП не только можно, но и целесообразно применять при атрофическом гастрите в составе стандартных схем. Успешная эрадикация H. pylori, безусловно, вылечивает гастрит. Можно ли с помощью этой меры уменьшить риск формирования атрофии и кишечной метаплазии и добиться обратного развития предраковых изменений слизистой оболочки желудка? Анализ литературы позволяет констатировать, что после уничтожения инфекции H. pylori атрофические изменения и кишечная метаплазия не усугубляются. Несмотря на существенные ограничения в проведении ряда исследований все же можно сделать вывод о том, что у некоторых пациентов можно наблюдать регресс атрофии и кишечной метаплазии. Есть серьезные доказательства, позволяющие считать, что ранняя эрадикация H. pylori еще до появления атрофических изменений снижает риск рака желудка [9].

Вторая сторона поднятой проблемы также чрезвычайно интересна и иногда находит отражение в виде вопроса: не провоцируют ли ИПП рак? Около 10 лет назад были опубликованы данные об ускоренном развитии атрофии (особенно в теле желудка) при поддерживающей терапии блокаторами H2-рецеторов гистамина и ИПП [7, 8]. Атрофический гастрит – это предраковое заболевание, что ставит под сомнение безопасность применения ИПП. При более подробном изучении взаимоотношения атрофического гастрита и ИПП оказалось, что ИПП не оказывают никакого влияния на морфологию слизистой оболочки желудка. Причина хронического гастрита – инфекция H. pylori, а ИПП, оказывая существенное влияние на рН желудка, защелачивают микроокружение бактерии, делая их жизнеспособность практически невозможной. При монотерапии ИПП H. pylori перераспределяется по слизистой оболочке желудка – из антрального отдела переходят в тело желудка с более низкими значениями рН, там же и происходит активизация воспаления. Schenk B.E. и соавт. [11] исследовали характеристики гастрита при гастроэзофагеальной рефлюксной болезни в течение 12 месяцев лечения омепразолом 40 мг в трех группах:

Читайте также:  Дискомфорт в области желудка и поджелудочной

При сохранении H. pylori активность воспаления увеличилась в теле желудка и уменьшилась в антральном отделе; при успешной эрадикации H. pylori активность воспаления уменьшилась и в теле желудка, и в антральном отделе; у больных без инфекции H. pylori никаких гистологических изменений не было выявлено. Таким образом, никакой связи между прогрессированием атрофического гастрита и приемом омепразола нет. Прогрессирование атрофического гастрита происходит лишь на фоне инфекции H. pylori.

Итогом этой дискуссии можно считать один из документов FDA США (1996). В нем констатируется, что длительный прием ИПП не увеличивает риска развития атрофического гастрита, кишечной метаплазии и аденокарциномы желудка.

Заключение. Применение ИПП в составе эрадикационной терапии H. pylori при атрофическом гастрите рассматривается как мероприятие, направленное на снижение риска усугубления предраковых изменений слизистой оболочки. Наличие атрофического гастрита не служит противопоказанием для применения ИПП при наличии оснований для такого назначения.

Какая группа лекарственных средств обладает более выраженными побочными эффектами: H2-блокаторы или ИПП?

Фармакологические характеристики и особенности краткосрочного и длительного применения ИПП и блокаторов H2-рецепторов хорошо изучены. Для различных антисекреторных средств имеются единичные сообщения о серьезных побочных эффектах и непереносимости. Оба класса лекарственных средств редко вызывают побочные эффекты (из H2-блокаторов речь идет о ранитидине и фамотидине), скорее фиксируется информация о нежелательных явлениях. Насколько эти нежелательные явления непосредственно связаны с приемом антисекреторных средств, можно судить не всегда, тем более что часто их количество не отличается от такового в группе плацебо. Описываемые побочные эффекты, как правило, выражены незначительно и имеют обратимый характер. Со стороны желудочно-кишечного тракта наблюдались диарея, запор, боли в животе, тошнота, преходящее повышение аминотрансфераз; со стороны центральной и периферической нервной системы – головная боль, головокружение, сонливость. Встречаются кожные реакции в виде сыпи и/или зуда [12].

В настоящее время считается, что частота побочных эффектов ИПП равна их частоте группе плацебо и не превышает 5 % [12]. Если обратиться к российской клинической практике, то ИПП широко исследованы и с точки зрения их безопасности. Так, в работе О.Н. Минушкина и соавт. [2] при применении стандартной дозы омепразола (Омеза) у 40 больных гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью побочный эффект (головная боль) был зарегистрирован только у одного пациента.

Заключение. Частота побочных эффектов при применении ИПП и H2-блокаторов одинакова и не превышает таковую в группе плацебо.

Как долго можно продолжать лечение ИПП?

По ряду показаний курс ИПП может быть очень продолжительным (месяцы и годы): это и поддерживающая терапия при язвенной болезни и гастроэзофагеальной рефлюксной болезни, и лечение синдрома Золлингера–Эллисона, и терапия НПВС-гастропатий. Как правило, врачей и пациентов волнует безопасность длительного приема ИПП.

Из исследований, посвященных анализу безопасности длительного применения ИПП, обратимся к результатам Klikenberg-Knol E.C. и соавт. [13]: оме-празол в дозе 20–40 мг/сут использовали в качестве поддерживающего лечения тяжелой гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. Средний срок наблюдения составил 6,5 года, максимальный – 11,2 года. Средняя частота нежелательных явлений за год лечения составила 0,52 %, что позволило авторам сделать вывод о безопасности долговременной поддерживающей терапии рефлюкс-эзофагита при высокой эффективности сохранения ремиссии (в среднем 1 эпизод обострения за 9,4 года наблюдения). В данном исследовании особое внимание было обращено на контроль уровня гастрина. Известно, что в силу выраженного антисекреторного эффекта ИПП их прием сопровождается обратимой гипергастринемией (реакцией регулирующих кислотную продукцию желудка клеток на снижение кислотной продукции). Оказалось, что на фоне приема ИПП в группе больных, инфицированных H. pylori, среднее значение гастрина по сравнению с исходным составило 200 %, в группе больных без инфекции H. pylori – только 161 %. Отдельно рассматривали 2 случая высокой гипергастринемии (рост от исходных повышенных значений 430 и 173 % до 6320 и 9650 % соответственно), которая наблюдалась у лиц старческого возраста с выраженной атрофией в теле желудка, причем оба пациента были H. pylori-позитивные. Негативного клинического или морфологического значения гипергастринемия не имела.

Заключение. По определенным показаниям ИПП могут быть назначены на длительное время. Долгосрочное применение ИПП не сопряжено с увеличением риска побочных эффектов.

ЛИТЕРАТУРА
1. Алексеенко С.А. Влияет ли предшествующее лечение ингибиторами протонной помпы на эрадикацию Helicobacter pylori? // Клинические перспективы гастроэнтерологии, гепатологии. 2005. № 2. С. 37–39.
2. Минушкин О.Н., Масловский Л.В., Шулешо-ва А.Г. и др. Оценка эффективности и безопасности монотерапии омезом в дозе 20 мг два раза в сутки при лечении гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. // Клинические перспективы гастроэнтерологии, гепатологии. 2003. № 2. С. 11–14.
3. Пасечников В.Д., Минушкин О.Н., Алексеенко С.А. и др. Является ли эрадикация Helicobacter pylori достаточной для заживления язв двенадцатиперстной кишки? // Клинические перспективы гастроэнтерологии, гепатологии. 2004. № 5. С. 27–31.
4. Festen HPM. Prevention of duodenal ulcer relapse by ling-term treatment with omeprazole. Scand J Gastroenterol 1994;49(suppl. 201):39–41.
5. Ford A, Delaney B, Forman D, Moayyedi P. Eradication therapy for peptic ulcer disease in Helico-bacter pylori positive patients (Cochrane Review). From The Cochrane Library. Chichester, UK: John Wiley & Sons, Ltd 2005, Issue 1.
6. Klikenberg-Knol EC, Nelis F, Dent J, et al. Long-term omeprazole treatment in resistant gastroes-ophageal reflux disease: efficacy, safety and influence on gastric mucosa. Gastroenterology 2000;118:661–69.
7. Kuipers EJ, Lundell L, Klikenberg-Knol EC, et al. Atrophic gastritis and Helicobacter pylori infection in patients with reflux oesophagitis treated with omeprazole or fundoplication. N Engl J Med 1996;334:1018–213.
8. Lambert R, Creutzfeldt W, Struber HG, et al. Long-term omeprazole therapy in peptic ulcer disease: gastrin, endocrine cell growth, and gastritis. Gastroenterology 1993;104:1356–70.
9. Malfertheiner P, Sipponen P, Naumann M, et al. Helicobacter pylori eradication has the potential to prevent gastric cancer: a state-of-the-art critique. Am J Gastroenterol 2005;100:2100–15.
10. Modlin IM, Sachs G. Acid related diseases. Biology and treatment. Schnetztor-Verlag Gmbh Konstanz 1998, p. 121–42.
11. Schenk B, Kuipers E, Nelis GF, et al. Effect of He-licobacter pylori eradication in chronic gastritis during omeprazole therapy. Gut 2000; 46: 615–21.
12. Vanderhoff BT, Tahboub RM. Proton Pump Inhibitors: An Update. Am Fam Physician 2002;66: 273–80.
13. Wilde MI, McTavish D. Omeprazole: an update of its pharmacology and the therapeutic use in acid-related disorders. Drugs 1994;48:91–132.

Источник

Правильные рекомендации