Некому березу заломати русская народная

История одной песни. Во поле березонька стояла

ВО ПОЛЕ БЕРЕЗКА СТОЯЛА…

В городе Казани, напротив завода “Электроприбор”, есть небольшой парк. Говорят, на этом месте была березовая роща. В ней когда-то любил гулять татарский поэт и ученый-филолог Нигмат Ибрагимов. В память о поэте членами казанского общества любителей словесности “19 октября” десять лет назад здесь был сооружен необыкновенный живой памятник. На невысоком пьедестале высажена стройная белоствольная березка, а у его подножия установлена мемориальная табличка, надпись на которой гласит: “Эта береза посажена в память о поэте Нигмате Мисаиловиче Ибрагимове (1778-1818), авторе текста песни “Во поле березка стояла…”
Более полувека назад в популярной серии книг “Библиотека поэта” был издан сборник русских романсов и песен. Конечно, там была и песня “Во поле березка стояла…”, ведь это одна из самых знаменитых русских песен, которая известна буквально во всем мире. В комментариях было коротко сказано, что текст песни написал татарский поэт Нигмат Ибрагимов. Это было удивительно, что слова к популярнейшей русской песне написал татарин. Захотелось узнать о нем как можно больше. И хотя сведений о нем сохранилось не так много, из того, что написано о нем, перед нами встает образ талантливейшего, интересного человека.

Нигмат родился в Москве. Отец его был образованным человеком, и служил губернским регистратором. Он и сыну постарался дать хорошее образование, привить любовь к русской и национальной культуре. Нигмат окончил гимназию при Московском университете, а затем и сам университет. Окончив учебу, он переезжает в Казань, где преподает в гимназии и участвует в открытии императорского Казанского университета (1804 год), ставшего вторым университетом в России после Московского. В нем он получает должность адъюнкт-профессора, преподает русскую словесность. У него учились русскому языку великий математик Николай Лобачевский, писатель Сергей Аксаков и еще целый ряд знаменитостей. Молодого профессора называли по-русски Николаем Михайловичем.

Самым большим увлечением Нигмата Ибрагимова была литература. Он с детства сочинял стихи, печатался в популярных журналах, издал книжку своих произведений, много переводил с немецкого языка, с латыни и древнегреческого. Им написано исследование “О синонимах”, изданы труды “Славянская грамматика” и “Русская грамматика”, по которым занимались студенты университета.

Из его стихотворений одним из самых популярных стала “Русская песня” (“Вечером красна девица…”). Народ положил ее на музыку и песню пели, не зная имени автора, как народную. В ней есть такие строки:

Не ищи меня, богатый,
Ты не мил моей душе,
Что мне все твои палаты?
С милым рай и в шалаше.

Последняя строка этого четверостишия сразу стала народной пословицей. Живет эта пословица уже двести лет. И в наши дни, когда хотят сказать о том, что счастье и любовь важнее бытового благополучия, произносят эту короткую фразу, даже не подозревая, что у нее есть автор – татарский поэт Нигмат Ибрагимов.

В то время, когда жил Нигмат, многие любители поэзии увлекались тем, что чужие понравившиеся стихи дописывали, переделывая на свой лад, вкладывая свои мысли. В конце 18 века была издана книга собирателя русских песен Николая Львова-Прача, которую с огромным интересом читал Нигмат Ибрагимов. Ему особенно нравилось стихотворение о кудрявой березке. Оно настолько увлекло его, что он решил дописать свои строфы. Вот некоторые из них:

Во поле березка стояла,
Во поле кудрявая стояла,
Люли-люли стояла,
Люли-люли стояла.

Некому березу заломати,
Некому кудряву заломати.
Как пойду я в лес погуляю,
Белую березу заломаю,

Срежу с березы три пруточка,
Сделаю себе я три гудочка.
Вы гудочки не гудите,
Стара мужа не будите.

Муж старый спит с похмелья,
Муж старый спит с перепою.
Нелюб не умом взял, не приятством,
Взял большой родней и богатством.

С милым мы глазами сговорились,
С милым мы сердцами подарились.
Скоро ли, – ох, милый, не дождуся!-
Я с тобой свиданьем наслажуся?

Песня – о женской доле и поется женскими голосами. Она о том, что девушку выдали замуж за старого, нелюбимого. Это, кстати, одна из главных тем в поэзии Ибрагимова. Этот текст стал основным в песне о березке, именно его исполняют певицы, конечно в сокращенном виде.

Из песни видно, как хорошо Ибрагимов знал русские народные обычаи. “Заломати березу” – это целый большой обряд. Березу наклоняли до земли, связывали ее с травой, потом надламывали верхушку, украшали деревце венками, водили вокруг него хороводы. После этого девушки “кумались”, то есть клялись в дружбе, целовались, угощали друг друга. Вот что стоит за двумя словами песни.

Считается, что музыка к песне появилась в начале 19 века. Автор ее неизвестен, и она по праву считается народной. Яркая, красивая и нежная мелодия всегда привлекала композиторов. Вариации на тему “Березки” писали А.Гурилев, А.Варламов, П.Булахов. Михаил Глинка использовал песню в своей “Тарантелле”. Петр Чайковский сделал мелодию песни главной темой своей четвертой симфонии, и благодаря ему “Березку” узнали во всем мире. В наше время Дмитрий Шостакович использовал мелодию “Во поле березка стояла” в незавершенной опере “Большая молния”, а Альфред Шнитке – в опере “Жизнь с идиотом” по рассказу Виктора Ерофеева. Звучит песня в фильме “А зори здесь тихие”.

Поэт Нигмат Ибрагимов рано ушел из жизни. Ему было всего сорок лет, когда он умер от чахотки. За два года до смерти у него родился сын, которого назвали Лев. Сын продолжил дело отца, и в какой-то степени повторил его судьбу. Окончив Казанский университет, Лев стал, как и отец, преподавать русскую словесность. Как и отец, с гимназической поры начал писать стихи. В 1841 году вышла книга стихотворений Льва Ибрагимова. Некоторые из них стали романсами, русские композиторы написали к ним музыку. Несколько стихотворений вошли в русский фольклор, стали народными песнями. Наиболее известна песня “Ты душа ль моя, красна девица”, которую исполняют и в наши дни.

Читайте также:  Пример русской народной музыки

И умер он совсем молодым – пятидесяти лет от роду.

Поэт Евгений Евтушенко также был удивлен и восхищен, узнав, что текст песни о кудрявой березке создал татарский поэт. Это вдохновило его на такие стихи:

К сожалению, мало известно,
Но достоин тот факт пьедестала,
Что татарином создана песня
“Во поле березка стояла…”

И за это, мой названный брат,
Честь тебе, Ибрагимов Нигмат.

Вот так то! И это лишний раз подтверждает, что мы единый народ в разных лицах!

Ансамбль Березка. Русский народ. Русский танец и хороводы. Русская народная песня «Во поле березка стояла» Руководитель ансамбля Надежда Надеждина. редкое видео rare video video HD


Концертный хор «Перезвоны»


ЧАЙКОВСКИЙ симфония 4, тема ВО ПОЛЕ БЕРЁЗА СТОЯЛА

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник

На Троицу берёзку заломати

Зачем, спрашивается, берёзку ломать? Кому она мешает? Что за варварские замашки:
Я ж пойду погуляю
Белую березу заломаю
.

Во поле береза стояла
Во поле кудрявая стояла
Люли, люли стояла
Люли, люли стояла
Некому березу заломати
Некому кудряву заломати
Люли, люли заломати
Люли, люли заломати
Я ж пойду погуляю
Белую березу заломаю
Люли, люли заломаю
Люли, люли заломаю
Срежу с березы три пруточка
Сделаю три гудочка
Люли, люли три гудочка
Люли, люли три гудочка

Четвертую балалайку,
Пойду я на новые сени,
Люли, люли на сени.
Люли, люли на сени.

Стану в балалаечку играти,
Стану я милого будити.
Люли, люли будити,
Люли, люли будити:

Встань ты, мой милый, проснися,
Ты, душа моя, пробудися.
Люли, люли пробудися.
Люли, люли пробудися.

Пойдем в терем веселиться.
Пойдем в терем веселиться,
Люли, люли веселиться.
Люли, люли веселиться.

Четвертую балалайку,
Четвертую балалайку,
Люли-люли, балалайку,
Люли-люли, балалайку.

Пойду на новые на сени,
Стану в балалаечку играти,
Люли-люли, играти,
Люли-люли, играти.

Стану я старого будити,
Встань, ты мой старый, проснися,
Люли-люли, проснися,
Люли-люли, проснися.

Борода седая, пробудися,
Вот тебе помои, умойся,
Люли-люли, умойся,
Люли-люли, умойся.

Вот тебе рогожа, утрися,
Вот тебе лопата, помолися,
Люли-люли, помолися,
Люли-люли, помолися.

Песня «Во поле береза стояла» была издана в сборнике «Собрание народных русских песен с их голосами» в 1790 г.

И я б до сих пор не поняла про что там поётся, если б однажды мама не сказала:
-А мы раньше на Троицу берёзку ходили завивать!

Девушки на Троицу завивали на берёзах венки, чтобы погадать на свою дальнейшую судьбу. Венки завивали прямо на живой берёзе, украшая лентами, например. В старину для этого часто выбирали Семик (четверг на седьмой неделе после Пасхи), а расплетали на Троицу. Наступал обряд «развивания». По венку судили о дальнейшей своей женской судьбе. Если венок развился – это очень плохой знак. Если он завял или совсем засох, то это к крупной перемене в жизни: либо к свадьбе, либо к смерти. А если венок остался зеленым – то замужество пока не предвидится, придется посидеть в девках. Те, у которых венок не повял, принимались развевать его не спеша, расправлять каждую ветку и петь при этом веселую песню. Если же твой венок пожух, то отходи в сторону, пой печальную песню, переходящую в плач.
Кстати, толкование тоже могло различаться по регионам.

Позже завивание и заламывание берёзы, видимо, ограничилось привязыванием к ней разноцветных ленточек.

Праздник предусматривал разные гуляния, игры, переодевания, в которых действительно много от святок.

Все берёзовые атрибуты праздника, как правило, по окончанию или сжигали, или пускали в реку.

Источник

Во поле берёза стояла

Борис Алмазов. Из цикла «Песенные истории».

Счастливата страна, где литературу преподает поэт, имеющий еще и талант ученого. А Нигмат Ибрагимов был поэтом! Он слышал живую речь, он сам был языкотворцем. Его стихи и басни были очень популярны. В те годы издавались сборники стихотворений, так сказать, в серии «Слова к музыке», где перед стихотворениями делалась пометка: » На мотив песни «Стонет сизый голубочек» или преводилась известная и популярная на том момент песня, на мотив которой предлагалось несколько текстов. Потому так много стихотворений с названием Русская песня. Есть такая и у Нигмата Ибрагимова, а в ней строчки ставшие народным присловьем:
«Не ищи меня, богатый,
Ты не мил моей душе,
Что мне все твои палаты?
С милым рай и в шалаше»

Хорошая иллюстрация к определению русских не как нации, но как говорящего на русском языке сверхэтноса (где «сверх» означает «более чем»). Русскость больше нации или расы.

Как мне указали в комментариях, Ибрагимов был не автором, а переработчиком песни.

Комментарии

Многие источники утверждают, что песню «Во поле берёза стояла» написал татарский поэт Нигмат Ибрагимов. Однако эта песня всё-таки является русской народной. Самая ранняя публикация текста песни относится к 1790 году, а вариация Ибрагимова «Русская песня» напечатана лишь в 1825 году. Из его стихотворения в современный текст песни вошли только припевные формы «Люли-люли стояла». Путаницу с авторством усилило и стихотворение, которое приписывается Евтушенко: «К сожалению, мало известно, // Но достоин тот факт пьедестала, // Что татарином создана песня // „Во поле берёзонька стояла“».

Осталось найти публикацию 1790 и сравнить тексты

вот и займитесь на досуге, прежде чем величественные теории строить на сомнительном факте

Свинстон, это не мои теории. Будьте внимательнее.

ну да, это Ваша леность. Или еще какая черта характера, позывающая Вас копипастить теорию, основанную на недостоверном факте.

Ну, Вы-то от коллизий такого рода избавлены 🙂

раз Вы совершенно не умеете пользоваться интернетом, то помогу Вам.

(. ) Во полѣ бе­ре­за стояла,
Во полѣ куд­ря­вая стояла;
Неко­му бе­ре­зу заломати,
Неко­му куд­ря­ву заломати.
Я жъ пойду, погуляю,
Бѣлую бе­ре­зу заломаю;
Срѣжу съ бе­ре­зы три пруточка,
Сдѣлаю три гудочка,
Чет­вер­тую балалайку;
Пойду на новыя на сѣни,
Стану въ ба­ла­ла­еч­ку играти,
Стану я ста­ра­го будити:
Встань ты, мой ста­рый, проснися,
Бо­ро­да сѣдая, пробудися!
Вотъ тебѣ помои, умойся!
Вотъ тебѣ ро­гож­ка, утри­ся! (. )

Счастливата страна, где литаратуру преподает поэт

А. Н. Радищев. Путешествие из Петербурга в Москву (1790)

Читайте также:  Русский народный костюм хороводный

«Во поле береза стояла, во поле кудрявая стояла, ой люли, люли, люли, люли. » Хоровод молодых баб и девок; пляшут; подойдем поближе,— говорил я сам себе, развертывая найденные бумаги моего приятеля.

Далее следует интересный абзац:

Каждую неделю два раза вся Российская империя извещается, что Н. Н. или Б. Б. в несостоянии или не хочет платить того, что занял, или взял, или чего от него требуют. Занятое либо проиграно, проезжено, прожито, проедено, пропито, про. или раздарено, потеряно в огне или воде, или Н. Н. или Б. Б. другими какими-либо случаями вошел в долг или под взыскание.

Еврей Боря Алмазов испражняется на русскую народную песню.

Ну почему я не удивлён?

Борис Алмазов никак не может быть евреем.

# Детсад.Печаль. Украденное детство. Узурпация власти. Тройки. Тоталитаризм. Гулаг. Виндовс свободы. Белые ленточки. Защита окружающей среды.

Песни русского народа в сборниках с нотами для голоса и текстами

«Собрание народных русских песен с их голосами» Львова-Прача

«Собрание русских простых песен с нотами» Трутовского (четыре части, изданные в 1776—1795 годах с дополнительным переизданием первой части в новой редакции в 1796 году) и «Собрание народных русских песен с их голосами на музыку положил Иван Прач> (1-е издание—1790, 2-е издание—1806 и 3-е издание— 1815) являются первыми печатными сборниками русских народных песен и как в силу этого, так и благодаря огромной ценности включенных в них песенных материалов имеют выдающееся музыкально-историческое значение. Возникнув почти одновременно в условиях большого подъема передовой общественной мысли в последней четверти XVIII века, они имели, однако, различную историческую судьбу. Сборник Трутовского. со времени выхода в свет его отдельных частей в ограниченном тираже, впоследствии не переиздавался и оставался до наших дней большой библиографической редкостью, ознакомление с ним было доступно лишь весьма ограниченному кругу специалистов-музыковедов—историков и фольклористов. Сборник же Прача, будучи выпущен в свет в трех изданиях при его жизни, был вновь переиздан еще раз в 1896 году, и материал его был весьма широко использован как в позднейших сборниках русских народных песен, имевших различное назначение, так и в творческой практике русских композиторов и в музыковедческой литературе.
Со времени опубликования вводной статьи А Е. Пальчнкова к изданию «Собрания народных русских песен с их голосами» в 1896 году под новым заглавием: «Русские народные песни, собранные Н. А. Львовым», этот сборник, бывший ранее известным под названием «Сборника Прача», стал называться «Сборником Львова-Прача», сохранив также и свое прежнее название. В связи с этим возник вопрос о том, кто же является действительным составителем этого сборника, являющегося одним из важнейщих музыкально-исторических документов в области публикаций материалов русского народного песенного творчества, их художественной обработки и их изучения? Основные данные по этому вопросу собраны пока, впредь до возможного открытия новых материалов, в уже упомянутой статье Пальчикова и в «Очерках по истории музыки в России» Н. Ф. Финдейзена, к которым мы и должны обратиться.

Как это видно уже из самого заглавия рассматриваемого нами сборника, «Собрание народных русских песен с их голосами на музыку положил Иван Прач» (подчеркнуто мною.— Е. Б.), этот последний выступает в нем лишь как «полагатель песен на музыку», то есть в основном как «аранжировщик» или «гармонизатор» песенных мелодий «Собрания», а также, возможно, и записыватель части их, поскольку значительная часть песенных мелодий «Собрания» заимствована как из сборника Трутовского, так и из других источников, о чем будет упомянуто в дальнейшем изложении настоящей статьи.

Эта роль Прача как гармонизатора песенных материалов сборника никем не отрицается. Иначе обстоит с вопросом об участии Прача в деле самого составления и оформления сборника, в деле подбора для него народного песенного материала, классификации этого материала и научного обоснования проделанной работы.
Всеми приводимыми в статье Пальчнкова (они упоминаются и в настоящем издании «Собрания народных русских песен») свидетельствами — Ф. П. Львова, Евгения Болховнтннова и Г. Р. Державина—подтверждается, что автором вводной статьи к «Собранию» является Н. А. Львов. Ф. П. Львов, кроме того, называет его составителем «Собрания», ограничивая участие в нем Прача лишь тем. что им были «положены на музыку», то есть снабжены фортепианным сопровождением «голоса» (мелодии) включенных в сборник песен. Что же касается Державина, то он мотивирует невозможность участия Прача в деле составления сборника, то есть в деле подбора для него песенного материала (мелодического и текстового), указанием на то, что «Прач совсем не знал русского языка и не мог разуметь ни характера, ни красот» русских народных песен, а «клал только слова на ноты по объявлению Львова».

Львову кроме основной роли в составлении сборника, принадлежала еще роль его издателя. 3 чем точно состояли издательские функции Львова, нам неизвестно. Но все же можно предполагать, что печатание первого издания «Собрания народных русских песен» в типографии Горного училища было организовано не без помощи Львова, имевшего непосредственное отношение к горному делу. Как это видно из данных, сообщаемых Н. Ф. Финдейзеном («Очерки по истории музыки в России», т. II. стр. 331), за Прачем сохранялось авторское право на весь материал «Собрания», и ему же лично принадлежали доски, на которых был награвирован нотный текст этого сборника. Это видно из обращения Прача в 1811 году в типографию Академии Наук, через которую он намерерался выпустить третье издание «Собрания». Прач просил типографию Академии, «чтобы Типография своим коштом и на своей хорошей бумаге отпечатала для него 600 экземпляров текстов и 900 экземпляров музыки. За сие Г. профессор Прач предоставляет Типографии: 1-е Навсегда 157 медных досок, на которых гравирована Музыка.—2-е Предоставляет также и право Авторское, которым (типография Академии.—В. Б.) может на всегда пользоваться, отпечатывая музыку продавать в свою пользу; но с тем: чтобы по выдаче ему желаемого количества экземпляров, Типография остановилась продажею от себя на один год». Условия Прача не были приняты Академией, и третье издание «Собрания народных русских песен» было отпечатано в Медицинской типографии в Петербурге (второе издание печаталось там же в типографии Шнора). Просьба Прача об издании 600 экземпляров одних текстов сборника объясняет нам также причину наличия в наших книжных собраниях нескольких экземпляров первого издания «Собрания народных русских песен» без нот, с одними песенными текстами и свидетельствует о том, что и первое издание «Собрания» было выпущено в свет в двух видах: полностью и с одними только песенными текстами.

Читайте также:  Русская народная песня про заиньку текст

Если роль Н.А. Львова как составителя «Собрания народных русских песен с их голосами» и как инициатора этого дела была определяющей, то также весьма значительной была и роль Прача как композитора, явившегося практическим оформителем этого начинания. И значительность этой роли послужила основанием сохранения за Прачем авторских прав на материал https://ale07.ru/music/notes/song/npr/prn1886_9_11.htm

«ВО ПОЛЕ БЕРЕЗА СТОЯЛА

Источник

Во поле берёза стояла

«Во́ поле берёза стоя́ла» («Во поле берёзка стояла», «Во поле берёзонька стояла», «Во поле березынька стояла») — популярная русская народная плясовая (хороводная) песня.

Содержание

Содержание

Это женская песня, которая поется от первого лица. В ней рассказывается о героине, судя по всему, выданной замуж за старого и нелюбимого, которая собирается пойти в рощу, срезать с березы пруты и сделать музыкальные инструменты, которыми она будит старого мужа и/или молодого возлюбленного, и предлагает ему/им различные предметы, чтобы он/они могли со сна привести себя в порядок.

(. ) Во полѣ береза стояла,
Во полѣ кудрявая стояла;
Некому березу заломати,
Некому кудряву заломати.
Я жъ пойду, погуляю,
Бѣлую березу заломаю;
Срѣжу съ березы три пруточка,
Сдѣлаю три гудочка,
Четвертую балалайку;
Пойду на новыя на сѣни,
Стану въ балалаечку играти,
Стану я стараго будити:
Встань ты, мой старый, проснися,
Борода сѣдая, пробудися!
Вотъ тебѣ помои, умойся!
Вотъ тебѣ рогожка, утрися! (. )

Существует несколько вариантов текста песни различной полноты. В них описываются и порой варьируются (выделено курсивом):

«Заламывание» берёзы

У нас в году два праздника:
Семик да Троица.
Аи лиле, да лиле,
Семик да Троица.

Восклицание «люли-люли» возможно, является свадебным, а также связанным с языческим богом любви и брака Лелем.

Датировка

Первые упоминания о песне относятся к концу XVIII века, хотя, вероятно, она датируется более ранним периодом.

Версия с авторством Ибрагимова

Переводы

Ритм стихотворения

С. М. Бонди анализирует строки песни (цит. с купюрами) [15] : «Первое впечатление от этого стихотворения — большая неравномерность его ритма. Стихи второй, третий, четвертый и шестой очень отчетливы по ритму („Во поле кудрявая стояла“ и проч.). Это то, что в классической метрике называется пятистопный хорей. Остальные же стихи — неравномерные. В первом стихе — „Во поле береза стояла“, как будто не хватает в середине одного слога. Стих как бы несколько спотыкается. Пятый стих — „Я ж пойду погуляю“ — словно бы совсем другого ритма. Больше всего он похож на стих двухстопного анапеста (с ударением на первом слоге). Таким образом, после ряда ровных пятистопных хореев здесь резко сламывается ритм, для того чтобы в следующем (6-м стихе) снова появился ровный хорей — „Белую березу заломаю“. Седьмой стих — „Срежу с березы три пруточка“ — начинается как будто в дактилическом ритме: „Срежу с березы“, но затем этот ритм сбивается лишним слогом: „…три пруточка“. Два последних стиха („Сделаю три гудочка, Четвертую балалайку“) — кажутся в этом контексте совершенно прозаическими, вовсе лишенными ритма. Получается такой ритмический ход всего отрывка: начавшись одним слегка неравномерным стихом, он выравнивает свой ритм в ряде вполне гладких, ровных хореических стихов (2-й, 3-й, 4-й). Затем происходит новый слом ритма, в 5-м стихе, новое возвращение к равномерному ритму в 6-м — и заканчивается отрывок двумя совершенно прозаическими строчками.

Однако все это рассуждение было бы основано на фикции. Ведь такого текста, как выразительно воздействующего фактора, со всеми его особенностями и словами, реально не существует. Он „воздействует“ только на стиховеда, который, читая по книге этот текст, пытается анализировать его. Реально же существует, реально воздействует лишь песня, то есть текст, ритмизированный вместе с напевом. В песне же все выразительные моменты совершенно меняют свой характер. Оказывается, что в песне все стихи звучат в одном равномерном ритме, только некоторые слоги растягиваются вдвое, что придает стиху особую выразительность, но совершенно другого характера, чем в только что сделанном анализе. Здесь ритм меняется совершенно по-иному. После дробных, четко выбивающих мелкими долями ритм стихов 2-го, 3-го и 4-го — 5-й стих, с его тремя подряд стянутыми двухдольными слогами, производит в этом плясовом ритме впечатление не замедления, а ускорения (как лошадь, ускоряя ход, меняет дробную рысь на более редкий галоп). То же самое в предпоследнем стихе, где только это разряжение ударов приходится не в начале, а в конце стиха. Наконец, в последнем стихе плясовой ритм приобретает какой-то залихватский характер, потому, может быть, что сильное ударение приходится на вовсе неударный грамматический слог».

Музыка

Существуют переложения этой мелодии для гитары А. О. Сихры, вариации для скрипки И. А. Хандошкина, песенные и хоровые аранжировки А. Е. Варламова, А. Л. Гурилева, П. П. Булахова, Н. А. Римского-Корсакова, М. А. Балакирева и других композиторов.

Музыкальную тему использовал и Пётр Ильич Чайковский (Симфония № 4, Ор. 36, фа минор (IV часть)) и Михаил Глинка («Тарантелла» — на тему песни «Во поле березонька стояла», a-moll, 1843). Дмитрий Шостакович в неоконченной опере «Большая молния» и Альфред Шнитке в опере «Жизнь с идиотом» (по рассказу В. Ерофеева) трактуют эту музыку в саркастическом, гротескном духе.

Использована в фильме «А зори здесь тихие». Из современных аранжировок: Protsifer, для проекта «Соль» — инструментальная версия Papamobile.

Влияние

Еще дуют холодные ветры
И наносят утренни морозы.
Только что на проталинах весенних
Показались ранние цветочки,
Как из чудного царства воскового,
Из душистой келейки медовой
Вылетала первая пчелка,
Полетела по ранним цветочкам
О красной весне поразведать:
Скоро ль будет гостья дорогая,
Скоро ли луга позеленеют,
Скоро ль у кудрявой у березы
Распустятся клейкие листочки,
Зацветет черемуха душиста.

Источник

Правильные рекомендации