Некрылова русские народные городские праздники читать

Некрылова русские народные городские праздники читать

© ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2015

Издательство «Азбука» предлагает вниманию читателей книгу, посвященную русскимтрадиционным праздникам. По существу, здесь объединены две ранее публиковавшиеся в «Азбуке» книги – И. И. Шангиной и А. Ф. Некрыловой. Дополняя друг друга, эти исследования позволяют в полной мере рассказать о народной праздничной культуре, осветив различные аспекты этой темы.

Изабелла Иосифовна Шангина – известный этнограф, доктор исторических наук, сотрудник Российского этнографического музея, заслуженный деятель искусств РФ. Она является автором многих книг, получивших признание читателей, в том числе: «Русский фонд этнографических музеев Москвы и Санкт-Петербурга» (1992), «Русский костюм» (в соавторстве с Н. Н. Сосниной; 1998), «Русские дети и их игры» (2000), «Русский традиционный быт: Этнографический словарь» (2003), «Русский народ. Будни и праздники» (2003), «Русские девушки» (2007), «Многоликая Россия» (2010) и др.

Ее книга «Русские праздники. От Святок до Святок» выходила в издательстве «Азбука» в 2004 году (под названием «Русские традиционные праздники» переиздана в 2008 году). В ней рассказывается о том, как отмечались праздники в русской деревне в XVIII – первой четверти XX века. Этот период русской истории и культуры наиболее полно зафиксирован в архивных документах и письменных свидетельствах. Кроме того, в России XVIII – начала XX века традиционный уклад жизни сохранялся именно в крестьянской среде. «Раскол» в бытовом укладе жизни русских людей произошел на рубеже XVII–XVIII веков, в эпоху Петра Первого, когда верхние слои русского общества и жители промышленных городов начали усваивать западноевропейскую светскую культуру. В книге рассказывается о наиболее значимых датахнародного календаря, о том, с чем они были связаны и как отмечались, какие обряды, приметы, поверья, игры их сопровождали.

Книга А. Ф. Некрыловой органично продолжает темурусских праздников: в ней прослеживается, как народная традиция адаптировалась к условиямгородской среды.

Анна Федоровна Некрылова – кандидат искусствоведения, член Союза театральных деятелей РФ, заведовала сектором фольклора и была заместителем директора по научной работе Российского института истории искусств (Санкт-Петербург), сотрудник сектора фольклора в Институте русской литературы РАН (Пушкинский Дом), автор книг: «Круглый год. Русский земледельческий календарь» (1989), «Русский народный кукольный театр» (в соавторстве с В. Е. Гусевым; 1983), «Народный театр» (в соавторстве с Н. И. Савушкиной; 1991), «Русский традиционный календарь» (2007).

Книга «Русские народные городские праздники, увеселения и зрелища. Конец XVIII – начало XX века» впервые была опубликована в 1984‑м, затем в 1988 году, переиздана в «Азбуке» в 2004 году. Она знакомит читателей с одним из важнейших явлений в истории русской зрелищной культуры – народными увеселениями ярмарок и городских гуляний России конца XVIII – начала XX века. Из книги читатель узнает о «медвежьей потехе», райке, об искусстве балаганных и карусельных дедов, о кукольных представлениях, о спектаклях самых крупных балаганов Москвы и Петербурга, о репертуаре общедоступных театров.

Авторы используют редкие архивные документы, воспоминания очевидцев, литературные памятники, исследования современных ученых, но в первую очередь – собственный многолетний опыт работы в экспедициях.

Издание адресовано самому широкому кругу читателей. Мы надеемся, что книга будет интересна как специалистам – этнографам и фольклористам, так и всем, кто занимается вопросами русской истории и культуры.

Русские праздники. От святок до святок

Жизнь русских людей проходила в соответствии с народным календарем, который представлял собой систему членения, счета и регламентации годового времени. Он организовывал всю хозяйственную и бытовую деятельность, определял чередование будней и праздников. В его основе лежал церковный календарь – святцы, в которых каждый день посвящался одному или нескольким святым. Святцы определяли время христианских праздников, постов и мясоедов. Содержательная же сторона народного календаря, интерпретация праздников, а также сопровождающие их обряды, различного рода предписания, запреты, приметы, поверья были обусловлены не столько христианским вероучением, сколько представлениями, характерными для славянского язычества. Календари бытовали в устной форме или в так называемых месяцесловах, лунниках, включавших в себя списки праздников и связанных с ними примет. Также в народном обиходе встречались деревянные календари (резы, бирки), на которых даты праздников и важнейшие события жизни отмечались зарубками.

Точками и ориентирами отсчета годового времени служили христианские праздники. Их названия обычно представляли собой интерпретацию церковных названий на местный лад: например, день памяти святой Евдокии получил название дня Авдотьи Плющихи, день памяти святого Афанасия – Афанасий Ломонос береги уши и нос. Отдельным христианским праздникам давалось народное название: Крещенский сочельник – Голодная кутья, праздник Рождества Иоанна Предтечи – Иван Купала. Кроме того, время отсчитывалось по природным явлениям: наступлению заморозков, прилету птиц, росту и созреванию растений, а также по сезонам хозяйственной деятельности: началу пахоты, сева, жатвы, первому выгону скота, началу охоты и т. д.

«Календарь повсемественный, или Месяцеслов на вся лета Господня». Второй лист календаря Брюса (М., 1709)

Месяц декемврий. Лист из «Пролога» – сборника произведений церковно-учительной литературы (М., 1779)

Наступление нового года в народной традиции связывалось главным образом с весенним пробуждением природы. Однако начало нового года связывали и с зимним солнцеворотом, после которого день увеличивался на «куриный шаг». Святки, начало которых приходилось на 25 декабря / 7 января, а конец на 6/19 января, считались временем рождения нового солнечного года. Именно поэтому годовой ритм жизни отсчитывался от Святок до Святок.

Год делился на четыре сезона: зиму, весну, лето, осень. Зиму встречали либо в Рождественский пост, либо в отдельные даты октября, ноября и декабря: Покров день, день памяти святых Космы и Дамиана (Козьмы и Демьяна, 1/14 ноября), Андреев день (17/30 ноября), Введение. Ее окончание не имело точной датировки и смыкалось с началом весны, приходившейся в разных регионах на разное время: на Сретение, Трифонов день (1/14 февраля), день Авдотьи Плющихи или на Благовещение. Границы лета в народном календаре также не имели точной датировки, но обычно его начало совпадало с завершением Троицких празднеств, а конец приходился на период между Ильиным днем и Успением Богородицы. Середина летнего и зимнего периодов отмечалась двумя большими праздниками – Ивановым днем и Рождеством Христовым. Весна и осень воспринимались русскими как время переходное – межсезонье.

Основой годового ритма жизни было чередование будней и праздников. Будни – это прежде всего постоянная работа на полях, в хлеву, в доме, в ремесленных мастерских, это время забот, хлопот и усталости. Время праздника считалось священным и было наполнено радостью, весельем, смехом, развлечениями. Русские относились к празднику как к главному событию в круговерти человеческой жизни: «Мы целый год трудимся для праздника», «Жизнь без праздника, что еда без хлеба». Праздник – это прежде всего свобода от работы: «День свят – все дела спят». В это время занимались только самыми необходимыми делами, например уходом за скотом, приготовлением праздничной еды, а также делами, которые считались забавой, – сбором ягод и грибов, любительской рыбной ловлей и охотой. Все остальные работы были категорически запрещены. Нарушение запрета грозило, по народным представлениям, различного рода несчастьями: неурожаем, мором скота, пожаром, наводнением, засухой и др.

Источник

Текст книги «Русские праздники»

Автор книги: Анна Некрылова

Жанр: Развлечения, Дом и Семья

Текущая страница: 2 (всего у книги 30 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Ряженье являлось также частью свадебного ритуала. На второй и третий день после брачной ночи ряженые приходили в избу молодоженов к пирующим гостям. Персонажи свадебного ряженья были аналогичны персонажам календарных праздников, а разыгрывавшиеся сценки повторяли святочные.

Ряженье в русской деревне считалось делом греховным и опасным, а маски – нечистыми, погаными, вредоносными. Особенно страшно, по представлениям крестьян, было переодеваться в «покойников», «нечистиков». Эту роль исполняли только мужчины, в основном по жребию. По завершении праздника всем участникам ряженья полагалось пройти обряд церковного очищения или окропить себя святой водой. После Святок парни и мужчины, активно участвовавшие в ряженье, должны были искупаться в иордани – проруби, освященной в Крещение.

Читайте также:  Паховый грибок лечение народным методом

Ряженье – явление сложное и интересное, восходящее к древним мифологическим представлениям. Персонажи ряженых были символами потустороннего, «вывернутого» мира. Скрытые под масками люди, не узнаваемые своими родными и соседями, могли чувствовать себя раскованными, не связанными строгими правилами поведения, независимыми от общественного мнения, они могли позволить себе то, что было невозможно в обычном костюме в обычные дни. Благодаря ряженым праздник становился ярким, безудержно веселым. Один из очевидцев святочного гулянья писал: «Ряженые потешают неприхотливую деревенскую публику разными фокусами, шутками и каламбурами и таким образом вносят в праздничное веселье еще больше веселья и разнообразия» (35, 13)[2] 2
В скобках даются ссылки на литературу. Первая цифра соответствует порядковому номеру цитируемого издания в списке литературы; вторая цифра, набранная курсивом, соответствует номеру страницы цитируемого источника.

Игрища (субботки, сборища, святочная вечёрка, сходбище, пирище) – посиделки молодежи, проходившие в Святки.

Игрища начинались на следующий день после Рождества и продолжались поочередно во всех окрестных деревнях вплоть до Крещенского сочельника. Игрища носили ярко выраженный праздничный характер. Очевидцы называли их «парадными балами» (61, 186). Во время игрищ отменялась любая работа. Девушки убирали свои прялки, с которыми ходили на осенние посиделки. Молодежь надевала самые лучшие наряды, стараясь щегольнуть перед жителями других деревень. Без приглашенных гостей не обходилось ни одно игрище: их сажали на почетные места, им в первую очередь пели величальные песни, местные парни старались оказать внимание гостившим в их селе девушкам, а местные девушки – занять чужих парней.

Характерной чертой игрищ, отличавшей их от весенне-летних гуляний и осенних посиделок, было безудержное веселье, фривольность, доходившие порой до непристойности. То, что было под запретом в течение всего года, разрешалось традицией во время игрищ: драки со взрослыми, приходившими посмотреть на игрища, хулиганство, даже мелкое воровство. Ученые, наблюдавшие игрища в XIX веке, называли их «святочными беснованиями».

Кульминацией праздничного веселья был приход ряженых, которые, по выражению крестьян, начинали «выводить кудеса». Они появлялись с шумом, гамом, свистом и криком. Вот как это происходило, например, в Вологодской губернии: «…в битком набитую избу ввалились ряженые. Здесь есть и седой как лунь старик с клоком кудели вместо бороды, с батогом в руках; цыган с неизменной принадлежностью своего промысла – кнутом; цыганка с ребенком-чучелом в руках; нищие, девушки-парни, парни-девушки. Вся эта толпа кричит, смеется, пляшет. Вот седой старик начинает свои повествования. Цыган заводит речь о лошадях. Цыганка начинает гадать судьбу девушек. Нищие просят милостыню» (46, 24–25). Пляски ряженых отличались от тех парных или коллективных плясок, которые исполнялись на праздниках. Вслед за ряжеными парни и девушки изображали «странные движения», «прыжки и гарцевание», «удивительные и приотчетливые движения ногами», «всевозможные вихляния, верчения и кувыркания». Все сопровождалось звоном, шумом, грохотом, треском, лязгом печных заслонок, железных ведер, ложек, палок, сковородок и т. п. (см. Ряженье).

На гулянье. Открытка из серии «Типы России». Начало ХХ в.

Святочные развлечения были насыщены эротикой, сексуальной символикой, а также соответствующей жестикуляцией и нецензурной лексикой, что в обычное время было категорически запрещено нравственным кодексом. В первой половине XIX века в северных губерниях Европейской России была широко распространена игра «ходить с лучом», в которой обыгрывалось лучение рыбы, то есть ее ночная ловля с острогой. Парни-«рыбаки», одетые в рубахи без пояса и белые подштанники, входили в избу. Один из них снимал штаны, задирал рубаху, становился на четвереньки, брал в руки длинную палку с берестой на конце и просовывал ее между ног, изображая приспособление для освещения реки при лучении рыбы. «Рыбаки» зажигали бересту и старались поворачивать парня так, чтобы палка указывала на каждую из девушек-«рыб», находившихся в избе. Разбегавшихся девушек пытались с помощью метлы-«остроги» согнать в одно место – «поймать рыбу». «Наловив рыбу», «рыбаки» начинали варить уху. Они вносили в избу «печку» – совершенно голого парня, вымазанного сажей, стараясь повернуть его задом в сторону девушек. Перемещаясь на четвереньках, парень пытался «сварить уху» – поймать визжавших и хохотавших девиц.

На посиделках. Тотемский уезд, Вологодская губ. 1910. Фото

Довольно популярна была игра «сапоги шить». Один из парней наряжался сапожником, садился на скамейку и делал вид, что шьет сапоги. Другой парень подталкивал к нему девушку. Сапожник брал ее за ногу – «мерку снимал», а затем поднимал ее ногу все выше и выше, на что девушка отвечала криками и бранью. В игре «ситец мерить» парень изображал торговца, вывешивая между ног длинную морковку, и, то опуская, то поднимая ее, кричал, обращаясь к той или иной девушке: «Ну, чего тебе – атласу, канифасу, мужичьего припасу?»

Игра «в умруна» в Торопецком уезде Псковской губернии заключалась в следующем: в избу, где шла святочная вечерка, вносили «покойника». Это был парень с лицом, обмазанным мелом, с длинными торчащими зубами, сделанными из брюквы; между ног у него была закреплена скалка для раскатывания теста или длинная толстая палка. «Покойника» укладывали на пол или на лавку, прикрывая до шеи белым холстом. К нему подходили два парня в женских нарядах и начинали «причитания»:

Дорогие мои подруженьки,
Возьмите меня под рученьки,
Подведите меня к елочке,
Накопайте живой смолочки,
Залепите тую дырочку,
Куда лазили с дубиночкой.

«Покойник» в это время поднимал и опускал скалку, а затем начинал хохотать. Переодетый девкой парень говорил: «Подружка, погляди, он уже дыхает», а в ответ: «Подружка, погляди, он уже пихает!» После этого «покойник» вскакивал и набрасывался на девушек, смотревших на игру, демонстрируя, как он «пихает».

Девушки включались в такие игры по принуждению ряженых и самих парней, которые даже запирали двери в избу, не давая им возможности убежать в опасный момент игры. Однако, как бы это ни было стыдно или неприятно, девушка обязана была пройти через подобные «играния». Тех из них, кто отказывался участвовать, могли наказать, прилюдно оскорбить, запретить посещать гулянья и посиделки, вымазать ворота дегтем.

Игры на посиделках. XIX в. Лубок

Широко распространено мнение, что эротические игры в святочные вечерки являются рудиментом архаического ритуала, связанного с испытанием девушек брачного возраста, известным в глубокой древности многим народам мира. Девушка должна была пройти через это испытание, чтобы доказать свою сексуальную зрелость, готовность к браку. Приуроченность эротических игр к Святкам объяснялась также приближением мясоеда – времени сватовства и свадеб.

Отношение деревенских жителей к игрищам было двойственным. С одной стороны, игрища воспринимались как нечто естественное, узаконенное традицией. С другой стороны, разнузданное веселье, игнорирующее правила приличия, считалось бесовским наваждением. Верили, что игрищами управляет нечистая сила. Чтобы не попасть под ее воздействие, во многих деревнях игрища заканчивались «крестом»: парни и девушки перед уходом домой становились посредине избы, образуя крест, и под пение переходили с места на место, не нарушая рисунок. После Святок, в день Крещения Господня, молодежь отправлялась вместе со всеми на реку, где устраивалась иордань, чтобы принять очищение от святочной скверны, обливая себя крещенской водой.

Молодежные святочные игрища были языческими по своему характеру. На мифологическом уровне они осмыслялись как ритуал прощания со старым умирающим миром, уходившим вместе со старым годом, и как проявление радости по поводу рождения нового. Идея возрождения мира после его гибели, характерная для традиционных культур всех народов, проходила через все святочные развлечения. «Воскресший покойник», веселье, смех, эротические игры и прочее воспринимались как утверждение вечной жизни, бессмертия.

Читайте также:  Уход за кожзамом народными средствами

Гадание – действия, направленные на получение знаний о будущем.

В русской традиции гадания приурочивались к переломным датам народного календаря, в первую очередь – к Святкам, связанным с днем зимнего солнцеворота и наступлением нового солнечного года. Желание узнать будущее именно в этот промежуток времени объяснялось тем, что новый год открывает новый этап в жизни людей, а первые его дни определяют судьбы людей. Зимой гадания устраивались на Рождество, Васильев день, Крещение, а также на все страшные вечера – вторую половину Святок. Гадания проводились на Вознесение, Благовещение, Иванов день, Покров день и в некоторые другие дни народного календаря. Кроме того, в деревне гадали, когда это было необходимо, в любой день года, чтобы получить ответы на вопросы, связанные с жизнью близких, заключением брака, рождением детей, материальным благополучием семьи и т. д. Едва ли не самой распространенной темой гаданий были любовь и брак.

Святочные гадания. Поздравительные открытки. Начало ХХ в.

Гадали в основном в вечернее или ночное время, стараясь успеть до первого крика петуха. В русской деревне гадать умели все. Гадали индивидуально или собираясь небольшой группой – девушки, старики или вся семья. В гаданиях использовалось множество разнообразных предметов домашнего обихода, сельскохозяйственных орудий, украшений, растений, цветов, а также ритуальная пища – хлеб, блины, хлебные крошки, кутья, каша. Все эти предметы выступали в символическом, а не бытовом значении. Так, например, кольцо, венок, платок считались символами брака, зерно – материального достатка, уголь, зола – печали и болезни, щепотка земли – смерти. Главными атрибутами святочных гаданий были блюдо, кольца, которые в него складывали, и платок, которым блюдо накрывали. Кольца вынимали из блюда под пение подблюдных песен: девушки, исполняя очередной куплет, давали ответ владелице кольца о ее будущем.

Благослови, Боже, нам перстни затресть.
Ой люли!
Нам перстни затресть, нам песни запеть.
А чей перстенек, того и песенка.
Кому вынется, тому и справдится.

Русские святочные гадания на курах. 1858. Лубок

Девушки пели песни, в которых предсказывалось богатство, замужество или несчастье, безбрачие. Это были песни-метафоры, предсказания в них передавались через символические образы: хлеб (зерно), квашня с хлебом, жемчуг, золото предвещали благополучие, довольство, достаток; ворона (коршун), сидящая на избе, – смерть; расстилание полотна – работу у чужих людей; сани – нежеланный уход из родного дома; брачный венец, яхонт, сокол, голубка, кочет – скорое замужество:

Идет кузнец из кузницы.
Ты кузнец, ты кузнец!
И ты скуй мне венец!
Из остаточков мне
Золот перстень,
Из обрезочков мне
Булавочек.
Уж и тем-то мне венцом
Венчатися,
Уж и тем-то мне кольцом
Обручатися,
Уж и теми булавками
Притыкатися.

По всей России девушки гадали на Святки с помощью башмака, который бросали за ворота. Носок упавшего башмака указывал якобы направление той деревни, в которую девушка выйдет замуж.

Многие гадания были основаны на вере в сверхъестественную силу, которую вызывает гадающий, чтобы узнать будущее. Их проводили в так называемых нечистых местах – там, где, по поверью, обитала нечистая сила: в заброшенных домах, овинах, банях, подклетах, хлевах, на мельницах, перекрестках дорог, около колодцев, на кладбище и т. д. В хорошо известном всем гадании о замужестве девушка ставит на стол зеркало, две тарелки, кладет две ложки, призывая нечистую силу разделить с ней трапезу. Зеркало выступает в качестве предмета, через который нечистая сила проникает в мир людей.

Кроме того, широко были распространены гадания по приметам: человек, наблюдающий за тем или иным явлением, рассчитывал, что свыше ему будет дан какой-либо знак. Наряду с такими известными способами гадания имелись и иные: в деревнях жили люди, занимавшиеся этим «профессионально» и слывшие колдунами. К ним обращались в крайних случаях. Колдуны и колдуньи часто пользовались специальными гадательными книгами, представлявшими собой сборники предсказаний, примет, толкований снов, или гадали по картам, костям, бобам, камням.

Гадание в русской деревне считалось греховным делом, после которого требовалось очищение святой водой, исповедь и причащение.

Рождество (Рождество Христово)

Рождество (Рождество Христово) – двунадесятый праздник православного календаря, установленный 25 декабря / 7 января.

Согласно Библии, Иисус Христос был рожден Девой Марией, непорочно зачавшей Его от Духа Святого. Он родился в городе Вифлееме, расположенном недалеко от Иерусалима. «В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле… И пошли все записываться, каждый в свой город. Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова, записаться с Мариею, обрученною ему женою, которая была беременна. Когда же они были там, наступило время родить Ей; и родила Сына Своего первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице» (Лк. 2: 1–7). О рождении Иисуса первыми узнали пастухи, которым сообщил об этом ангел Господень, явившийся с «многочисленным воинством небесным, славящим Бога» (Лк. 2: 13). Пастухи, удивленные чудесным явлением, пришли поклониться младенцу Иисусу. Рождение Спасителя было также возвещено волхвам звездой, появившейся на небе. Ведомые звездой, волхвы пришли в Вифлеем и преклонили колени перед яслями, где лежал новорожденный Иисус.

Рождество Христово. Икона новгородской школы. XV–XVI вв.

В России Рождество Христово было важной датой как христианского, так и народного календаря. Значимость его для всех верующих людей объяснялась тем, что рождение Сына Божьего давало людям надежду на спасение.

По народному календарю этот день являлся днем зимнего солнцеворота, когда начиналось пробуждение солнца после его длительного зимнего сна. Возрождение непобедимого солнца знаменовало собой уход старого года и отмечалось длительными всеобщими празднествами (см. Святки). Христианские и языческие представления в народном сознании органично соединялись в единое целое. Русские люди поклонялись Иисусу Христу как «Солнцу правды». «Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума, в нем бо звездам служащии звездою учахуся, Тебе кланятися Солнцу правды и Тебе ведети с высоты Востока: Господи, слава Тебе», – пелось в рождественской молитве.

Рождество Христово почиталось по всей России и по своей значимости в православном календаре стояло на втором месте после Пасхи. В русской деревне оно отмечалось обычно в течение трех дней, включая и канун праздника – сочельник. В тех же деревнях, где Рождество было одновременно и престольным праздником, его отмечали иногда вплоть до Васильева дня.

Празднование Рождества в кругу семьи начиналось с прослушивания всенощной в церкви. Посещение храма считалось у крестьян делом желательным, но не строго обязательным. Церкви располагались зачастую далеко от деревень, дороги в зимнюю пору заметало снегом, служба длилась довольно долго, и возвращение домой за 40–50 км было затруднено. Крестьянские семьи, не сумевшие попасть в церковь на рождественскую службу, молились в эту ночь перед домашними иконами.

Поздравительная открытка. Начало ХХ в.

Рождество также отмечалось двумя трапезами: в Рождественский сочельник и непосредственно в Рождество. Трапеза, устраивавшаяся накануне Рождества, всегда носила семейный характер. Приход в дом во время трапезы посторонних людей или даже близких родственников, живших отдельно, не одобрялся. В некоторых деревнях считалось, что это может принести несчастье дому. Трапеза начиналась с появлением на небе первой вечерней звезды. Хозяин дома, увидев ее на небе, читал молитву. Все члены семьи крестились и в торжественной тишине принимались за трапезу. На стол подавали блины или оладьи с медом, постные пироги с грибами, картофелем, кашей, сочни – пресные пирожки с ягодами, а также кутью из крупных зерен пшеницы с ягодами. Во многих деревнях на стол ставили также кашу, сваренную на воде, а в южных губерниях России подавали узвар (взвар, сочиво) – распаренные в меду сушеные ягоды и плоды. Все эти блюда считались ритуальными. Их подавали в самые важные моменты семейной жизни: во время свадеб, родин, поминок, в поминальные дни.

Читайте также:  Физминутки по сказкам русским народным сказкам

Рождественские гулянья в Охотске. С акварели Е. М. Корнеева. 1812

В глубокой древности застолье Рождественского сочельника являлось поминальной трапезой и посвящалось предкам. Верили, что в этот день в доме собирались все умершие предки семьи для совместной трапезы с живыми. Она скрепляла сакральный союз предков и потомков, была своеобразным обращением к умершим с просьбой о помощи. Кроме того, трапеза Рождественского сочельника завершала прошедший год, заканчивала строгий Рождественский пост и была своеобразным переходом к праздничному пиршеству следующих дней. Она осмыслялась и как повторение скромной трапезы Святого семейства в ночь рождения Иисуса Христа.

Трапеза, проходившая в день Рождества, после окончания всенощной, была уже скоромной и предполагала богатый и разнообразный обед, во время которого подавалось множество мясных и молочных блюд, пирогов, в изобилии ставилось пиво, брага, вино.

День Рождества повсеместно отмечался славлением Христа (см. Славление Христа), а в некоторых районах России был также распространен обряд посевания изб (см. Посевание изб). Эти обряды представляли собой праздничные обходы крестьянских дворов небольшими группами детей, молодежи, взрослых муж чин и женщин с рождественскими поздравлениями и пожеланиями благополучия. Благодарные хозяева раздавали им «козульки» («коровки») – печенье в виде домашних животных и птиц, изготовленное в сочельник.

Рождество, открывавшее Святки, было первым днем выполнения различных обрядов, которые должны были обеспечить благополучие в наступающем солнечном году, предохранить от бед и несчастий дом, семью, скот, помочь узнать будущее. В Рождественский сочельник начинали колядовать (см. Колядование) («кликать овсень», «петь виноградье», «звать Коляду»), гадать о судьбе (см. Гадание).

Козули – обрядовое печенье. Архангельская обл. 1980‑е

С днем Рождества, как и вообще с каждым переломным днем народного календаря, были связаны различного рода приметы. Русские крестьяне верили в то, что травы и зерновые культуры будут хороши, если на Рождество лежат глубокие снега; если в Рождество на небе много звезд – можно ждать богатого урожая гороха, а если в этот день сильная метель, то пчелы будут хорошо роиться.

Славление Христа – обрядовый обход крестьянских дворов в рождественские дни с поздравлениями и пожеланиями благополучия.

Обход совершался небольшими группами «славельщиков»: детей, подростков, молодежи, а иногда и женатых мужчин и женщин.

Первыми рано утром, еще до литургии, отправлялись славить Христа нищие. Они становились под окном дома и пели рождественские молитвы, а также исполняли духовные стихи о Рождестве, о воскрешении Лазаря. Им подавали через окно хлебцы, приготовленные из ржаной муки пополам с ячменной.

В это же раннее время прибегали маленькие дети, которые распевали рождественские гимны и «славы»:

Славите, славите,
Сами, люди, знаете:
Христос родился,
Ирод возмутился,
Иуда удавился,
Мир возвеселился.
С праздником поздравляю
И вам того же желаю!
Раскрывайте кису,
Вынимайте колбасу,
Больше не прошу!

Заканчивая славление, дети произносили хором, очень быстро: «Господину нашему, да приятелю, да подателю, да подай ему Господь Бог много лет на здравье со всем благодатным домом, – будь же здоров вам многие лета».

Дети старой деревни (Христославы). С картины Ф. В. Сычкова. 1910

Главное же славление начиналось после обедни, когда обход дворов совершали подростки, а за ними, уже к вечеру, шли отдельно парни и девушки. Во главе небольшой процессии несли звезду или вертеп. Звезду делали из деревянного широкого обода с длинными лучами из тонких палочек. Ее оклеивали разноцветной бумагой, украшали картинками на тему рождения Иисуса. В середину звезды вставляли несколько зажженных свечей. Вместо звезды иногда использовали фонарь, оклеенный картинками. Звезду и фонарь прикрепляли к длинной деревянной палке, на которой их поднимали над головами людей. Вертеп представлял собой как бы макет церкви, сделанный из ящика без передней стенки, оклеенного внутри и снаружи цветной бумагой и картинками. Дно ящика имело прорези, в которые вставляли кукол на длинных деревянных стержнях. В вертепе разыгрывались небольшие кукольные представления о рождении Христа, приходе волхвов, о царе Ироде, задумавшем погубить Христа, о бегстве Святого семейства в Египет. Вертепы были распространены в северо-западных губерниях Европейской России и в Сибири, а звезды и фонари были известны по всей территории расселения русского народа.

Путешествие со звездой. С картины П. Транковского. 1900‑е

Христославельщиков, шедших со звездой и вертепом, полагалось приглашать в избы. Там они пели для хозяев ирмос «Христос рождается», тропарь «Рождество Твое, Христе Боже наш» и кондак «Дева днесь пресущественнаго рождает». Во время исполнения один из них поворачивал стоявшую на полу звезду таким образом, чтобы лучи отражали свет от свечей, находившихся в ее центре.

После гимнов начиналось исполнение так называемых рацей, в которых пересказывались рождественские события, описанные в канонических и апокрифических Евангелиях, прославлялись Христос и Дева Мария, звучало поздравление хозяевам дома с Рождеством: «Достойно днесь удивления и духовного веселия. Ныне звезда на небеси явися! Паче света светает и тем провозвещает Бога нашего и на землю проявляет: Яко наш наруночный приидет, принесет Пречистая Дева Мария! Радуйся яко младенец пеленами обвиван; горнии чины дивятся, вкупе возрадуются. Ты же, Господин Хозяин, вкупе с супругою своею и с чадами своими утехи насладися! Тому же господину хозяину от всех восторжествуем, велегласно поздравляем!»; «Изыди звезда от Иакова, и свет воссия от Израиля, Дева Бога рождает, Ангели удивляются, персидские цари приходят, рожденному Младенцу дары приносят. Тот же Бог с небес нисходит и небесная возводит, затем будь здрав, господин хозяин, на многие лета» (27, 158).

Обход дворов с пением славы Христу вошел в народный быт из православной традиции. Вероятно, впервые он стал проводиться при царе Алексее Михайловиче, во второй половине XVII века. В народной традиции славление Христа осмыслялось как шествие волхвов к колыбели Иисуса, ведомых звездой, взошедшей над Вифлеемом.

Посевание изб (обсевание изб) – обряд, приуроченный к Рождеству и Васильеву дню.

Поздравительная открытка. Начало ХХ в.

В Рождество этот обряд совершали пастухи: они обходили крестьянские избы перед заутреней или между утреней и обедней, поздравляя хозяев с Рождеством Христовым. Пастух входил в дом и бросал горсть зерна на пол, в передник хозяйке или подбрасывал вверх, чтобы бабы и мужики ловили зерно на лету. Обычно разбрасывание зерна сопровождалось такими приговорами-заклятиями: «На живущих, на плодущих, третье – на здоровие», «Ягнята за лавочкой, телятки у лавочки, а поросятки по всей избе». В некоторых деревнях пастухи посевали углы избы хлебными зернами, приговаривая: «На быка, на телицу, на кудрявую хвостицу, на ярку, на барана, на плодучи, на живучи».

В Васильев день избы посевали маленькие дети. Они прибегали в дом, обсыпали овсом передний угол и пели песенку:

Василия дома нету.
Бог его знает,
Где он гуляет.
Он ходит с плужком,
Сам Господь с мешком.
Ручка золотая,
Сама подсевает.
Куда ручка брыкнет,
Туда зернышко падет.
С Новым годом, с новым счастьем!
Пшеничка большая расти!

Благодарные хозяева одаривали славельщиков хлебом, пирогами, колбасами, иногда деньгами.

Посевание изб проводилось для того, чтобы обеспечить в наступающем году хороший урожай и плодовитость скота. Приуроченность обряда к наступлению нового солнечного года соответствовала народным представлениям о магии Рождества и первого дня года, когда все задуманное должно в будущем осуществиться.

Данное произведение размещено по согласованию с ООО «ЛитРес» (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Источник

Правильные рекомендации