Ногайский народный орнамент кузеева

Основные итоги полевых исследований традиционного орнамента ногайцев Текст научной статьи по специальности « История и археология»

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кузеева З. З., Муртазаев А.О., Шаушев К.Б.

Текст научной работы на тему «Основные итоги полевых исследований традиционного орнамента ногайцев»

ВЕСТНИК ИНСТИТУТА ИАЭ. 2017. № 4. С. 143-151.

ОСНОВНЫЕ ИТОГИ ПОЛЕВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ТРАДИЦИОННОГО

(Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проект №14-34-01266)

младший научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии Дагестанского

научного центра РАН, Махачкала

кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН, Махачкала

аспирант Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН,

Аннотация. В статье представлены новые данные о ногайском народном орнаменте, полученные в результате экспедиционных исследований в 2014-2016 гг. в Республике Дагестан, Чеченской Республике, Астраханской области, Карачаево-Черкесской Республике, Ставропольском крае, а также в гг. Москве и Санкт-Петербурге. Это материалы 83 частных коллекций, экспозиций и фондов 13 цгтральных и региональных музеев, 5 архивов, 4 библиотек.

Зафиксированы обнаруженные в ходе полевой деятельности два авторских альбома с видами традиционных ногайских орнаментов, а также уникальные узоры-трафареты из белой бумаги, использовавшиеся как силуэтная основа узоров в изготовлении войлочных ковров «кийиз» и декоре одежды, головных уборов, кисетов, обуви, подушек, одеял.

В ходе исследования произведена фотографическая фиксация всех выявленных предметов ногайского декоративно-прикладного искусства с традиционным орнаментом, составлена их подробная опись, сделана масштабная зарисовка изделий. Отсняты копии узоров-трафаретов и рисунков из альбомов.

В результате изысканий в 2014-2016 гг. база данных по ногайскому народному орнаменту пополнилась 942 предметами и 1102 видами узоров-трафаретов и рисунков.

Ключевые слова: ногайцы, орнамент, полевые исследования, музейные и архивные материалы.

MAIN RESULTS OF FIELD STUDIES OF THE NOGAI TRADITIONAL ORNAMENT

(The work was carried out with financial support from Russian Foundation for Humanities,

Project No. 14-34-01266)

Junior researcher, Institute of History, Archaeology and Ethnography, Dagestan Scientific Center,

Candidate of Historical Sciences, Senior Researcher, Institute of History, Archaeology and Ethnography, Dagestan Scientific Center, RAS, Makhachkala

Institute of History, Archaeology and Ethnography, Dagestan Scientific Center, RAS, Makhachkala

Two authors albums with traditional Nogai ornaments, unique stencils made of white paper and used as a silhouette base of patterns in felt carpets (‘kiyiz’) and for decoration of clothes, head-dresses, tobacco pouches, shoes, pillows, and blankets were revealed during the field studies and recorded.

During the research, all the revealed objects of the Nogai decorative and applied art with traditional ornament were photographed, their detailed inventory and large-scale sketches were made. The stencil patterns and drawings from the albums were copied.

Keywords: Nogais, ornament, field studies, museum and archival materials.

Традиционный орнамент ногайцев до последнего времени мало привлекал к себе внимание исследователей, вследствие чего оставался наименее изученной областью ногайского декоративно-прикладного искусства. Чуть больше внимания уделялось в литературе орнаменту традиционных войлочных изделий ногайцев, которым посвящены публикации П.М. Дебирова [1, с.120-133], [2, с.98-99, 382-385], И.Б. Мусакаева [7, с.228-230], Р.Х. Керейтова [5, с.82-86], О.И. Казакбиевой [3]. Однако ногайское орнаментальное искусство широко и многогранно, и говорить о каком-то конкретном виде прикладного искусства представляется нецелесообразным, даже если он является одним из главных видов и наиболее ярко выражает характер, историю и духовные воззрения народа. Некоторые особенности ногайского орнамента, названия отдельных элементов и мотивов бегло просматриваются в статье Ф.Ю. Каноковой «Ногайский орнамент» [4, с.151-154].

В работах вышеуказанных авторов практически полностью отсутствует принцип конструктивного анализа формы и композиции элементов и мотивов ногайского орнамента, что весьма важно для изучения характера модификации узора, не только представляющего собой предмет художественного творчества и духовной культуры народа, но и являющегося ценным историко-этнографическим источником. На наш взгляд, это объясняется недостаточностью базы

данных, что препятствует восприятию орнаментального искусства ногайцев в его многообразии и функциональной направленности, а также затрудняет системный анализ имеющихся материалов.

Исследования были направлены на сбор и первичную систематизацию данных о произведениях ногайского декоративно-прикладного искусства, включая описание, фото- и графическую фиксацию конкретных предметов с традиционным орнаментом; изучение архивных источников; запись фольклорной и этнографической информации.

В 2016 г. проведена работа по изучению материалов экспозиций и этнографических коллекций Карачаево-Черкесского государственного историко-культурного и природного музея-заповедника им. М.О. Байчоровой (г. Черкесск), Ставропольского государственного историко-культурного музея-заповедника им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве (г. Ставрополь), Музея истории и культуры ногайского народа (а. Эркин-Халк), Нефтекумского районного историко-краеведческого музея (г.Нефтекумск). Изучены архивные документы и материалы Государственного архива Карачаево-Черкесской Республики, фонда Государственной национальной библиотеки Карачаево-Черкесской Республики им Х.Б. Байрамуковой, Государственного архива Ставропольского края, фонда Ставропольской краевой универсальной научной библиотеки им М.Ю. Лермонтова.

В том же году руководителем проекта были организованы поездки в гг. Москву, Санкт-Петербург, Ногайский район Республики Дагестан. Целью работы в указанных городах было обследование коллекций Государственного музея народов Востока (г. Москва) и Российского этнографического музея (г. Санкт-Петербург). Полевые исследования в Ногайском районе Республики Дагестан заключались в изучении резных надмогильных стел «сынтас» ногайцев. Осматривались и фотографировались стелы на кладбищах «Коьгоьли» (между селами Терекли-Мектеб и Нариман), «Толакай оьлик» (у села Кумли), «Умар-аьпенди оьлик» (у села Червленные Буруны), «Бакый оьлик» (у села Таьтли-Булак), которые также пополнили базу данных о ногайском народном орнаменте. Большую помощь в исследовании надмогильных стел оказала

вышедшая в 2016 г. авторская монография «Сынтаслар. Намогильные стелы Ногайской степи», в которой авторы помимо изучения текстов, предоставивших нам большую информацию о времени их изготовления и стиле эпиграфического письма, рассматривают их орнаментику и изображения различных предметов [8].

В итоге в 2014-2016 гг. нам удалось изучить материал по народному орнаменту ногайцев в Республике Дагестан, Чеченской Республике, Астраханской области, Карачаево-Черкесской Республике, Ставропольском крае, а также в музеях гг. Москвы и Санкт-Петербурга. Мы ознакомились с материалами 83 частных коллекций и обследовали экспозиции и фонды 13 центральных и местных музеев, 5 архивов, 4 библиотек.

Как показывает обследование частных собраний, в ногайских аулах прослеживается тенденция сохранения культурного наследия. В отличие от 90-х гг. прошлого века, когда шквал турецких и сирийских товаров (текстиль, ювелирные украшения) вытеснил предметы старины, каждый владелец изделий народного творчества четко осознает ценностную значимость хранимых вещей и с сожалением вспоминает, как в результате торговли было продано или обменено наследие предков [6, с.116].

Процесс скупки старинных вещей, а также утрата большей части предметов декоративно-прикладного искусства (в основном серебряных украшений) во время чеченской войны местным населением Шелковского района Чеченской Республики привели к малочисленности коллекций народного творчества. Чаще встречаются коллекции, состоящие их двух-трех или немногим более изделий. В основном это собрания семей, где дорожат реликвиями предков, передающихся из поколения в поколение. Среди них следует выделить разнообразные наборы изделий декоративно-прикладного искусства М.А. Койлюбаевой, 1930 г.р., из с. Карагас Ногайского района РД (женские серебряные украшения, мужской пояс, изделия из мягких материалов), М. Рамазановой, 1936 г.р., из с. Нововладимировка Кизлярского района РД (разнообразные женские серебряные украшения), С. Эскендеровой, 1949 г.р., из с. Огузер Кизлярского района РД (женские серебряные украшения, войлочные ковры), З.М. Узаировой, 1956 г.р., из с. Новодмитриевка Тарумовского района РД (женские серебряные украшения, изделия из мягких материалов, войлочные ковры) [6, с.117].

Среди обследованных музеев большой интерес представляет краеведческий музей Астраханского государственного объединенного историко-архитектурного музея-заповедника, где в экспозиции представлены яркие образцы предметов декоративно-прикладного искусства ногайцев Астраханской области и весьма объемна коллекция, хранящаяся в фондах [6, с.118].

Во-первых, это предметы экспозиции: 1) свадебный наряд карагашской девушки (халат «каптал», накидка «шлауш», накидка «тастар», сапожки «этик», головной убор «кимешек», нагрудник «тоьс туьйме», пояс «кусак», а также обилие серебряных украшений, нашитых на головную накидку сзади); 2) костюм карагашской женщины (халат «каптал», накидка «шлауш», накидка «тастар»); 3) занавес «шымылдык»; 4) шапочка с нашитой крестообразной тесьмой; 5) орнаментированная шапочка «шлауш»; 6) мешок кожаный с войлочной аппликацией. Во-вторых, это изделия из фондовых коллекций: 1) передник подушки «ястык бит»; 2) кожаный мешок с войлочной аппликацией; 3) две пары сапог «этик»; 4) женский пояс «кусак» и др. изделия из художественного металла и мягких материалов.

Среди выявленных предметов особый интерес представляют: 1) женские бешметы «каптал»; 2) головные уборы «тобытай» и «арахчин»; 3) кисеты, кошельки «шонтай» из ткани; 4) орнаментированные торбы, сумки; 5) два войлочных ковра «кийиз»; 6) нагрудник «такта туьйме»; 7) нагрудник «тоьс туьйме»; 8) пояс «кусак» 9) серьги «уьш туьймели кулакшын» и др.

Эксклюзивная коллекция изделий декоративно-прикладного искусства ногайцев хранится в Российском этнографическом музее в г. Санкт-Петербурге, собранная в 1904 г. хранителем этнографического отдела К.А. Иностранцевым во время командировки. Это в основном предметы конца XIX в: 1) деревянная кровать «орындык»; 2) пестро раскрашенная вешалка «шакы»; 3) подставка сундука «коьтерги»; войлочный свадебный флаг «туьнлик»; 4) убор из разноцветных войлоков свадебной кибитки «утурма»; 5) войлочный треугольник, накладываемый на крышу

юрты над дверью «манглашай»; 6) войлочные узорчатые полосы, накладываемые снаружи на стены свадебной кибитки «иныгы»; 7) три войлочных узорчатых треугольника, накладываемые снаружи на стены свадебной кибитки «бияла»; 8) шерстяной пояс для обвязывания юрты «итекбау»; 9) женский узорчатый пояс «белбау»; 10) полный костюм ногайской девочки (шапка «кундыз боьрк», платье «коьйлек», платок «явлык», бешмет «каптал», нагрудники «тоьс туьйме» и «такта туьйме»); 11) костюм ногайской женщины (платье «коьйлек», штаны «ыстан», бешмет «каптал», платок «тастар», сапоги «ату», калоши «бапиш»); 12) головной убор невесты «бастырман»; 13) шелковое покрывало невесты «буьркеншик»; 14) переметная сума «куржын»; 15) занавес «шымылдык»; 16) шапочки «арахчин»; 17) мужской пояс «белбау»; 17) украшение-амулет; 18) два женских пояса «кусак»; 19) два браслета «билезик» и др.

По обилию и разнообразию материала эпиграфических текстов, орнаментальных мотивов и рисунков интерес представляют надмогильные стелы «сынтас». Во время поездок в 2016 г. в Ногайский район РД удалось сфотографировать 259 каменных «сынтасов» XIX-XX в., выполненных в соответствии с общекавказскими традициями изготовления мусульманских мемориальных стел. Все надмогильные памятники делятся на две большие группы: 1) женские стелы с прямым, треугольным, стрельчатым или арковидным абрисом (но встречаются единичные экземпляры и мужских стел); 2) мужские антропоморфные стелы с четко выделенным навершием, имеющим цилиндроконическую или цилиндро-сферическую формы.

К зафиксированным в 2014-2016 гг. изделиям из орнаментированного художественного металла относятся: 1) налобная цепочка с подвесками «бет аяк»; 2) височные привески; 3) детали накосных украшений; 4) накосное украшение с филигранным орнаментом «шаш-бау»; 5) кольцевые серьги «доьнгелек кулакшын» разных видов, а также серьги в форме знака вопроса «буькбе»); 6) нагрудные украшения («тоьс туьйме», «такта туьйме», «кус куйрык»); 7) застежки на верхнюю одежду «ыргак»; 8) наплечные подвески «ийинлик»; 9) амулеты-подвески на цепочке «тумар»; 10) пояса «кусак»; 11) украшения для рук (браслеты «билезик», кольца, перстни «юзик»); 12) накладки мужского пояса; 13) кинжал и др. В материалах встречаются всевозможные металлические декоративные подвески, пришиваемые на ворот, подол и обшлага рукавов женской традиционной одежды, а также украшенные орнаментом детали составных мужских поясов.

Как показало исследование, предметы народного творчества, такие, как деревянная утварь, детали конского снаряжения, элементы мужского костюма, орнаментированные части конструкции и убранства юрты и др., в культурно-историческом наследии местного населения встречаются в единичных экземплярах. А о многих из них можно получить представления лишь по старым фотографиям, рисункам, хранящимся в музеях и семейных архивах [6, с.119].

Самая большая, нами обнаруженная коллекция состоит из 441 трафарета, и находится она в собрании Ставропольского государственного историко-культурного музея-заповедника им. Г.Н.Прозрителева и Г.К. Праве. Трафареты из данной коллекции были изготовлены в начале 80-х гг. XXв. известной мастерицей-вышивальщицей Ш.Р. Наймановой (1903-1984 гг.) из аула Эркин-Халк специально для музея. Они служат основой при декорировании деталей женской одежды, в которой украшались обшлага рукавов, нарукавники, полы, нарукавные подвески, а также головных уборов, кисетов, обуви, подушек, одеял.

Исключительными среди находок полевых исследований являются два авторских альбома с видами традиционных ногайских орнаментов. Альбом, собранный жителем с. Сары-су Шелковского района ЧР З. Койлюбаевым (1987 г.р.) в годы учебы в школе, состоит из 19 орнаментальных мотивов. Второй альбом, хранящийся в Ногайском историко-краеведческом музее, автор которого А.Э. Магуев (1957 г.р.) из того же с. Сары-су, включает 611 видов узоров. Следует отметить, что этим же автором в 1993 г. были украшены рельефными узорами в ногайском традиционном стиле и арабской вязью наружные стены центральной мечети с. Сары-су.

Читайте также:  Поднять гемоглобин народная медицина

В процессе экспедиционной деятельности произведена фотографическая фиксация всех выявленных предметов ногайского декоративно-прикладного искусства с народным орнаментом (942 предмета), составлена их подробная опись, сделана масштабная зарисовка 267 изделий. Отснято 1102 копии узоров-трафаретов и рисунков из альбомов.

В результате наших изысканий в 2014-2016 гг. база данных по ногайскому народному орнаменту пополнилась 942 предметами и 1102 видами узоров-трафаретов и рисунков.

Подводя итоги работы за 2014-2016 гг., можно сказать следующее.

В прошлом в традиционном декоративно-прикладном искусстве ногайцев значительное место занимал орнамент. Орнаментировались почти все виды изделий народного творчества. В основном богато украшались парадная одежда, обрядовые вещи, серебряные изделия, предметы внутреннего убранства юрты, ковры.

Обследование серебряных изделий показало, что из технических приемов декоративной отделки распространенными способами были гравировка, чернь, крупная и мелкая зернь, чеканка, ажурная резьба, филигрань.

Мотивы орнамента на женских украшениях были разнообразны и по своему происхождению различны. Это простейшие древние геометрические узоры: линии, штрихи, треугольники, звездочки, ромбы, зигзаг, лучистые и звездчатые розетки, мелкие кружки, точки, узоры в виде скобок; мотивы более позднего происхождения: волнистая линия с отходящими от нее завитками, крестообразные фигуры с разнообразными завитками на концах в виде рогов барана; орнаментация растительного характера.

Как показало исследование, тенденция развития искусства художественного металла у ногайцев такова, что в какой-то исторический период жизнедеятельности оно начало вырождаться как традиционное искусство, не оставляя после себя выдающихся имен мастеров, традиционных школ, последователей, хранящих секреты производства ювелирных изделий, кузнецов.

Из литературных источников известно, что в прошлом изготовлением ювелирных изделий занимались местные мастера-серебряники. Среди большого количества вещей, выявленных в ходе исследования, встречаются изделия, отличающиеся по принципу построения композиции, орнаментальному декору, технике исполнения от предметов ювелирного искусства близкородственных и соседних народов. Это доказывает, что существовал своеобразный стиль в ювелирном искусстве ногайцев, подчеркивающий самобытность и развитие искусства в народе.

Взаимодействие ногайцев Северо-Восточного Кавказа с соседними народами способствовало привлечению ювелирных мастеров из Дагестана и Карачаево-Черкесии, которые работали на заказ. Такое сотрудничество, наряду с процессами товарообмена, заключением родственных связей с соседними народами и другими факторами, повлияло на распространение в ногайской культуре ювелирных изделий дагестанского и черкесско-кабардинского типов с характерным орнаментом.

Среди выявленных в ходе работы вещей значительное место занимают изделия из мягких материалов. Это, в первую очередь, войлочные ковры «кийиз» из одноцветной шерсти натуральных оттенков, с традиционным орнаментом, производство которых развивалось вплоть до недавнего времени, но утратило актуальность ввиду внедрения в современный обиход фабричных ковров.

По количественному соотношению войлочные изделия преобладают в Шелковском районе Чеченской республики и в Ногайском районе Республики Дагестан. На всех коврах орнамент

выполнен в технике шнуровой вязи шерстяными нитями. Особенностью декора являются контрастность, двухцветность, а также натуральный цвет нитей. Однако встречаются ковры, орнаментированные цветной пряжей, которые относятся ко второй половине XX в.

Орнамент на коврах включает в себя роговидные мотивы в различных вариациях, спирали, S-образные, волнообразные узоры, мотив бегущей волны и другие криволинейные элементы и мотивы и их модификации. Наблюдаются также растительные орнаментальные мотивы. Характерными композиционными принципами построения узоров являются ленточное бордюрное окаймление с повторяющимся раппортом, симметрия. В единичных экземплярах встречаются ковры с идущими в ряд крупными медальонами. В более поздних материалах орнамент дополняется вышитыми цветочками, птицами и другими авторскими нововведениями.

Как показало исследование, среди обнаруженных деревянных изделий декоративно-прикладного искусства нет ни одного, которое могло бы продемонстрировать высокохудожественное искусство резьбы и росписи по дереву. Все предметы очень низкого качества и скорее имеют позднее происхождение. Однако каждый из них исследован полностью. Как и к остальным, к ним приложены подробные аннотации и сделаны рисунки имеющихся орнаментальных элементов.

Ногайский традиционный орнамент характеризуется простотой форм и лаконичностью образа, который состоит из простейших линейных мотивов и фигур, узоров, образованных из криволинейных и роговидных мотивов в различных вариациях. По характеру изобразительной и семантической трактовки в структуре ногайского народного орнамента выделяются четыре вида орнамента: 1) геометрический; 2) зооморфный; 3) растительный; 4) эпиграфический. Орнаменты имеют как четко читаемые формы перечисленных видов, так и их стилизованные конфигурации.

Многие орнаментальные мотивы характерны для искусства довольно широкого круга народов Передней и Средней Азии, Казахстана, Сибири, Восточной Европы, Кавказа, что говорит об общем культурно-историческом прошлом.

Что касается орнамента каждой, отдельно взятой группы ногайцев, то в нем имеются некоторые различия, но в целом материал, на котором или из которого сложен орнамент, единый колорит, техника исполнения и основные элементы и мотивы не меняют, на первый взгляд, общую структуру орнаментального декора. Определенные различия проявляются в декоре вещей, заимствованных у соседних народов. Так, например, верхняя одежда «каптал» карагашской женщины по форме, крою и декору напоминает одежду башкирских женщин. Или костюм женщин, принадлежащих к кубанской группе ногайцев, имеет много общего по крою и отделке с костюмом женщин Северо-Западного Кавказа.

Но, несмотря на длительный процесс этногенеза и сложную этническую историю ногайцев, сопровождавшуюся в определенные временные периоды тесными контактами с представителями разных культур, ногайское орнаментальное искусство характеризуется очень яркой и своеобразной системой стиля, который отличает орнамент ногайцев от орнамента соседних и родственных тюркских народов.

Исследования показали, что на современном этапе сохранению и развитию декоративно-прикладного искусства ногайцев и ногайского орнаментального искусства, в частности, способствуют занятия по труду в некоторых школах Ногайского, Кизлярского районов Республики Дагестан, Шелковского района Чеченской республики, селах Приволжского района Астраханской области, Ногайского района Карачаево-Черкесской Республики, а также организованные кружки в домах культуры. Проводятся различные мероприятия, посвященные

традициям и культуре ногайцев, с целью приобщения народа к своему историко-культурному прошлому. Все это вносит значительный вклад в развитие истории и культуры нации.

1. Дебиров П.М. Современный войлочный орнамент ногайцев Дагестана // Искусство Дагестана в контексте современной художественной культуры. Махачкала: Изд. Даг. филиала АН СССР, 1988. С.120-133.

4. Канокова Ф.Ю. Ногайский орнамент // Декоративное искусство и предметно-пространственная среда. Вестник МГХПА им. С.Г. Строганова. М., 2011. №1. С.151-154.

5. Керейтов Р.Х. Современные войлочные изделия у ногайцев (некоторые параллели) // Народные художественные промыслы Северного Кавказа: традиции и современность. Махачкала: Институт языка, литературы и искусства им. Г. Цадасы Дагестанского научного центра РАН, 1988. С. 82-86.

6. Кузеева З.З. Новые данные о ногайском народном орнаменте // Этнические и национальные коды в полиэтнических регионах России: материалы межрегиональной научно-практической конференции г. Астрахань, 3 ноября 2015 г. Астрахань: Сорокин Роман Васильевич, 2015. С.115-121.

7. Мусакаев И.Б. Орнаментации ногайских войлочных ковров // Языки, духовная культура и история тюрков: традиции и современность. Труды международной конференции. В 3-х томах. Июнь 9-13, 1992, г. Казань. Т.2. М.: Инсан, 1997. С.228-230.

Источник

Искусство орнаментированного войлока ногайцев Текст научной статьи по специальности « История и археология»

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кузеева Зухра Залимхановна, Зельницкая (Шларба) Рица Шотовна

THE ART OF ORNAMENTED FELT OF THE NOGAIS

The article studies the traditional Nogai felt like a monument of folk art from the point of view of ethnography and art criticism. The problem has arisen as a distinctive cultural phenomenon due to the challenges posed by modern society today. Unfortunately, in the era of urbanization and the introduction into the environment of new technologies, the emergence and spread of “fashion” on various cultural trends coming both from the West and from the Islamic East, the decline of traditional culture among the masses is natural. The threat of the disappearance of traditional crafts of small peoples may lead to the unification of their national culture and the loss of their ethnic identity. The study of topical issues at the theoretical level is a prerequisite for the preservation and development of ethnocultural traditions an important component of peoples’ spiritual values. The description of groups of traditional Nogai felt products ( felt to cover the yurt, felt of the yurt interior, felt ceremonial outfit for horses, camels), as well as a detailed analysis of the felt-making technique, how to decorate it, and the structure of the ornament are presented to readers’ attention. Analogs are given with the felt products of the peoples of Central and Eastern Asia, Kazakhstan, Siberia, Eastern Europe, and the Caucasus, which speaks of their common cultural and historical past. The article is based on a comprehensive analysis of materials of the XIX-XX centuries, discovered by the authors during the expedition surveys in 2014-2016 in various settlements of Dagestan, Chechnya, Stavropol region, Karachay-Cherkessia, Astrakhan region, where the Nogais live in compact communities; museum collections of St. Petersburg, Astrakhan, Cherkessk, Stavropol, Makhachkala, Kizlyar, as well as historical sources and literary information.

Текст научной работы на тему «Искусство орнаментированного войлока ногайцев»

ИСТОРИЯ, АРХЕОЛОГИЯ И ЭТНОГРАФИЯ КАВКАЗА. Т. 14. № 4. 2018. С. 173-194.

Кузеева Зухра Залимхановна,

младший научный сотрудник

Института истории, археологии и этнографии

Дагестанского научного центра РАН, Махачкала, Россия

Зельницкая (Шларба) Рица Шотовна к.и.н., старший научный сотрудник

Российского Этнографического Музея, Санкт-Петербург, Россия riza8i@yandex.ru

ИСКУССТВО ОРНАМЕНТИРОВАННОГО ВОЙЛОКА НОГАЙЦЕВ

Вниманию читателей предоставляется описание групп традиционных войлочных изделий ногайцев (войлок для покрытия юрты, войлок внутреннего убранства юрты, войлок парадного снаряжения лошади, верблюда), а также подробный разбор техники производства войлока, способов его декорирования и структуры орнамента. Приведены аналогии с войлочными изделиями народов Передней и Средней Азии, Казахстана, Сибири, Восточной Европы, Кавказа, что говорит об их общем культурно-историческом прошлом.

Статья основана на комплексном анализе материалов прикладного искусства XIX-XX вв., обнаруженных авторами в ходе экспедиционных обследований в 2014—2016 гг. в населённых пунктах Дагестана, Чечни, Ставропольского края, Карачаево-Черкесии, Астраханской области, где компактно проживают ногайцы, музейных собраний Санкт-Петербурга, Астрахани, Черкесска, Ставрополя, Махачкалы, Кизляра, а также исторических источников и литературных сведений.

Ключевые слова: ногайцы; войлок; кийиз; традиционное искусство; духовные и культурные ценности; глобализация; унификация; проблемы сохранения и развития

Zukhra Z. Kuzeeva Junior Researcher

Institute of History, Archeology and Ethnography of the Daghestan Scientific Centre of RAS, Machachkala, Russia kuzeeva-zuhra@mail.ru

Ritsa Sh. Zelnitskaya (Shlarba), PhD (History), Senior Researcher

The Russian Museum of Ethnography, Saint-Petersburg, Russia riza81@yandex.ru

THE ART OF ORNAMENTED FELT OF THE NOGAIS

The description of groups of traditional Nogai felt products (felt to cover the yurt, felt of the yurt interior, felt ceremonial outfit for horses, camels), as well as a detailed analysis of the felt-making technique, how to decorate it, and the structure of the ornament are presented to readers’ attention. Analogs are given with the felt products of the peoples of Central and Eastern Asia, Kazakhstan, Siberia, Eastern Europe, and the Caucasus, which speaks of their common cultural and historical past.

Keywords: the Nogais; felt; kiyiz; traditional art; spiritual and cultural values; globalization; unification; problems of preservation and development.

Обращение к декоративно-прикладному искусству как феномену культуры является одним из главных условий сохранения духовных ценностей, составляющих основу национального характера. Декоративно-прикладное искусство содержит в себе огромный опыт становления и развития общества, в котором смешаны различные факторы восприятия человеком действительности, ярко отражены степень воздействия сторонних культур и процесс естественной трансформации внутри самой культуры. Последнее часто является результатом смены эпох, что существенно сказывается на образе жизни и сознании общества и приводит к изменению традиций в художественном производстве.

Обновление материала, инструментов, некоторых элементов декора, старых форм и цвета без потери характерных особенностей изделия скорее говорит о востребованности самобытной культуры и искусства, их гармоничном существовании в рамках нового времени, нежели об упадке и вырождении устоявшихся норм и правил в создании той или иной вещи.

Однако сегодняшний мир переживает противоречивую эпоху, в которой наиболее значимыми чертами признаются «мировой масштаб деятельности людей в области культуры, появление факторов, обладающих глобальными интересами и соответствующими практиками» [1], где традиционное сменяется потоком заимствованных культурных идеалов. При многих положительных тенденциях влияния глобализации на социокультурные процессы очевидны также и деструктивные изменения. В современную эпоху появляются серьёзные риски не просто исчезновения конкретных видов народных промыслов, оказавшихся в процессе редукции, но всеобщего нивелирования этнокультурных традиций, унификации культуры, что является проблемой утраты этнической идентичности, неповторимого национального колорита.

Как считают некоторые авторы, анализ сложившейся ситуации выявляет «необходимость в осмыслении этнического, национального наполнения определённого художественного произведения в условиях динамично меняющейся социокультурной ситуации, что представляет немалый теоретический и практический интерес, так как даёт возможность спрогнозировать тенденции развития этнической составляющей современной культуры» [2, с. 3]. В целом такая задача вполне верна и осуществима, особенно если рассматривать произведение с учётом изучения конкретных факторов, повлиявших на создание тех или иных традиций в народном творчестве, которые сыграли или продолжают играть роль в становлении и развитии самобытной культуры. Ведь традиции коллективного творчества не одного поколения мастеров, благодаря которым были сформированы целые школы народных промыслов, отличающиеся неповторимым художественным стилем, узнаваемым не только в среде своего бытования, но далеко за её пределами, развивались в определённых условиях, местности, культурно-быто-

Читайте также:  План к тексту русские народные сказки 5 класс

вом укладе жизни, что естественным образом отражалось на характере произведения.

Из истории известно, что ногайский народ сформировался преимущественно из кочевых тюркоязычных племён и родов, живших на широкой территории евразийских степей, и, следовательно, о развитии прикладного искусства, как нормативной культурной модели, можно говорить лишь с момента появления на исторической арене Ногайской орды.

Несмотря на то, что производству ногайских войлочных изделий посвящен ряд научных работ, некоторые вопросы, касающиеся техники производства, способов декорирования, характера узоров и структуры орнамента остаются ещё недостаточно изученными.

Искусствоведческим исследованием, посвящённым изучению процесса развития орнаментального искусства ногайцев в 80-е гг. XX в. на примере узорных войлоков, является статья дагестанского искусствоведа П.М. Дебирова «Современный войлочный орнамент ногайцев Дагестана» [4]. В работе автор рассматривает композиционные и стилистические особенности орнамента ногайских войлочных ковров, отмечая близость с орнаментацией войлочных изделий других тюркоязычных народов. П.М. Дебиров подробно описывает различные техники нанесения орнамента на кошмы, справедливо указывая, что такие виды техники, как вваливание шерсти разных цветов и орнаментальная аппликация из шерсти иного цвета или из другого нашитого мягкого материала, в современном прикладном искусстве ногайцев Дагестана встречается редко. Автор также отмечает, что широкое применение имеет техника выкладывания цветного узорного шнура, совершенно не практикующаяся за пределами ногайской территории.

Подобные наблюдения отмечаются в статье видного ногайского учёного Р.Х. Керейтова «Современные войлочные изделия у ногайцев (некоторые параллели)» [5]. Работа посвящена проблеме сохранения и развития в XX в. войлочного производства ногайцев Дагестана, Чечни, Ингушетии, Ставрополья, Астраханской области, в которой автор достаточно кратко, но ёмко даёт описание процесса изготовления войлока и способов орнаментации. В статье рассматривается оригинальная орнаментика искусства ногайцев, выявляющая древние этно-генетические связи, как с кочевым, так и с оседлым образом жизни, а также отражающие пережитки различных верований народа.

Технические приёмы и мотивы орнаментов на войлочных изделиях ногайцев представлены в статье И.Б. Мусакаева [6]. По мнению автора, узоры на войлоке составлены из «животных элементов» и выступают в качестве исторически сложившихся комплексов представлений, отражающих художественные воззрения народа. Работа носит описательный характер, без классификации и анализа орнамента. Одним из положительных моментов в исследовании является попытка автора объяснить посредством фольклорных сравнений значение и предпосылки нанесения на ковёр того или иного орнаментального изображения.

1 с. Кунбатар, Ногайский район РД: Баймурзаева Кадрия, 1979 г.р., Ярикова Рыслыхан, 1957 г.р., Ганиева Оразбике, 1958 г.р., Юнусова Авархан, 1955 г.р.; с. Икон-Халк, Ногайский район КЧР: Баисова Карина, 1985 г.р.

Несомненный вклад в исследование войлочного производства ногайцев внесён заслуженным деятелем искусств РД А.У. Акбердиевой, которая на протяжении долгих лет самостоятельно изучала технику производства и орнаментику войлочного искусства. В статье «Кийиз (войлок) в традиционной культуре ногайцев» [8], А.У. Акбердиева даёт краткую информацию о некоторых предметах войлочного искусства.

Работа основана на комплексном анализе материалов XIX-XX вв., обнаруженных авторами в ходе экспедиционных обследований в 2014—2016 гг. в населённых пунктах Дагестана, Чечни, Ставропольского края, Карачаево-Черкесии, Астраханской области, где компактно проживают ногайцы, музейных собраний Санкт-Петербурга, Астрахани, Черкесска, Ставрополя, Махачкалы, Кизляра, а также исторических источников и литературных сведений.

Технические приёмы изготовления войлока

Войлочные изделия ногайцев как ковры, покрывала, сумки, мешки, одежда, обувь, шорные изделия, были необходимой частью быта, устройства и убранства юрты, костюма и конского снаряжения. Украшенные различными способами, эти вещи являлись прекрасными образцами народного творчества.

Изготовление войлока и вещей из него было исключительно женским занятием. Процесс валяния войлока кийиз басув носил коллективный характер, в котором обычно участвовали родственницы, подруги, соседки [9, с. 17]. Сырьём для изготовления войлока была шерсть овец, преимущественно осенней стрижки куьзги юн, в редких случаях использовалась верблюжья. Как правило, из верблюжьей шерсти валяли очень тонкий войлок, который шёл на изготовление покрывал, одежды, декоративных элементов в виде аппликаций, нашиваемых на различные изделия. В качестве дополнительных материалов иногда использовались козья шерсть и конский волос.

Технология производства войлока у ногайцев, как и у всех кочевников евразийских степей, была проста в своём применении и не менялась на протяжении веков. Данная техника достаточно подробно описана в трудах советских авторов [3, с. 89—91; 4, с. 121]. Однако для более конструктивного анализа исследования считаем целесообразным провести небольшой обзор по данному вопросу.

Обработка шерсти шла в несколько приёмов. В начале несколько женщин, разложив шерсть на постилке из шкуры, прутьями взбивали сырье, выбивая из неё грязь и мусор. Затем

С помощью этой техники создавались односторонние и двусторонние ковры ала кийиз, а также некоторые другие изделия быта. Орнамент одностороннего ковра ала кийиз выкладывался из разноцветной шерсти на полотно полуготовой кошмы. Далее войлок с выложенным на нем узором сбрызгивали горячей водой и, свернув вместе с циновкой в рулон, катали до готовности. Иногда вместо распушённой шерсти для орнамента одностороннего ала кийиз использовали вырезанные узоры из тонкого войлока неплотной валки.

Для изготовления двустороннего ала кийиз до скатывания войлока на циновке мастерицы сначала выкладывали из разноцветной шерсти орнамент, состоящий, как правило, из простейших геометрических и/или геометризированных фигур, затем свободные от орнамента поля заполняли шерстью другого цвета. После этого разложенную на циновке шерсть валяли обычным способом. В итоге получалось готовое изделие с традиционным орнаментом, не требующее дальнейшей художественной обработки.

От выбранного материала напрямую зависели технические приёмы орнаментации ногайских войлочных изделий. Помимо декоративного элемента, наложенные на изделие дополнительные материалы и швы в виде орнамента, носили утилитарную функцию, сохраняя войлок от быстрого износа. Традиционными видами художественного оформления войлока у ногайцев были: выкладывание узора цветным шерстяным шнуром (шнуровая вязь); ввали-вание узора из цветной шерсти; аппликация; узорная стёжка; декоративный шов (вышивка). Расцветка орнамента для каждого из этих способов отделки была индивидуальна. В основном орнамент на ногайских войлочных изделиях был полихромным, исключение составляли

ковры со шнуровым орнаментом, которые в большинстве случаев украшались шерстяным шнуром натуральных цветов.

Шнуровой орнамент представлял собой технику, где на готовый неокрашенный войлок с помощью бумажного трафарета выкладывался узор шнуром из сплетённых в косичку нитей натуральных оттенков. Окрашенные нити применялись реже. Цветные нити стали широко применяться в технике шнуровой вязи в XX в. в связи с общедоступностью фабричных материалов. На войлочных изделиях второй половины этого же столетия помимо цветового многообразия орнаментального декора можно наблюдать и вариацию в применении шнура: все чаще стали употреблять витой (скрученный) шнур, состоящий из двух или более нитей. Выложенный на войлоке орнамент простёгивался, что придавало изделию прочность и износостойкость. Особенностью данной техники был принцип контрастности узора по отношению к фону. Кийиз, выполненный в данной технике, назывался тигис кийиз (прошитый войлок) (Рис. 1).

Шнуровая вязь характеризовалась тонким исполнением, изящностью и богатством орнаментальных мотивов. Образцы ногайских войлочных изделий со шнуровым орнаментом находятся в собраниях некоторых музеев Северного Кавказа, в немногочисленных личных коллекциях у ногайцев, проживающих в Дагестане, Чечне, Ставропольском крае и Карачаево-Черкесии.

Техника валяния (вваливания) орнамента применялась, как было отмечено ранее, при изготовлении кошем ала кийиз (пёстрый войлок) (Рис. 4). Изделия, созданные в данной технике, обладали особой живописностью, богатой цветовой палитрой и имели «мягкие контуры, очерченные переходными цветами между узорами и фоном» [4, с. 122]. Цвета используемой шерсти могли быть как натуральными (преимущественно у караногайцев3), так и различных ярких и глубоких оттенков (розовый, красный, бордовый, жёлтый, чёрный, синий и др.), полученных при окрашивании (у астраханских ногайцев). Ковры с вваленным орнаментом сегодня можно встретить в семейных коллекциях ногайцев Астраханской области. Образец войлочного ковра ала кийиз в комбинированной технике шнуровой вязи и вваливания узора из шерсти натуральных оттенков хранится в Ставропольском государственном музее-заповеднике им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве.

Наибольшей красочностью отличалась из всех способов орнаментации аппликация, представляющая собой технику, где на готовый войлок накладывался узор, вырезанный из сукна или хлопчатобумажной ткани разных цветов (красный, бордовый, жёлтый, зелёный, синий, белый и др.), тонко сваляного окрашенного войлока или кожи. Края аппликации оформлялись каймой из тонкого шнура, пришитого «в прикреп». Кийиз, исполненный в тех-

2 Рисунок срисован из книги Осиповой Е.И. «Ручное ткачество и плетение поясов и тесьмы». Новгород,

3 Ногайцы, проживающие на территории Дагестана и Чечни.

нике аппликации, носил название оюв кийиз (узорный войлок) (Рис. 5). Ко второй четверти XX в. аппликационная техника по войлоку стала применяться сравнительно реже и сегодня практически не встречается ни среди материалов, хранящихся в личных собраниях, ни в музеях тех регионов, где проживают ногайцы. Яркие образцы ногайских войлочных изделий с аппликацией (небольшие войлочные детали свадебной кибитки куьйме и свадебной юрты отав/келин терме) хранятся в Российском этнографическом музее в Санкт-Петербурге.

Довольно редкой техникой орнаментации войлочных изделий у ногайцев была узорная стёжка. Как самостоятельная техника она практически не использовалась, чаще всего применялась в декорировании войлочных кошем со шнуровым орнаментом в виде дополнительного элемента к основному узору, повторяя его контуры и привнося тем самым особую выразительность в выверенную графичность рисунка. Войлочные ковры с узорной стёжкой хранятся в коллекциях семейных ценностей у некоторых жителей сел. Сары-Су Чеченской Республики и сел Ногайского и Тарумовского районов Республики Дагестан.

Края практически всех войлочных изделий, за исключением ковров ала кийиз, обрамлялись шнуровой каймой. Шнур для каймы по технике изготовления практически не отличался от шнура для нанесения орнамента, за исключением толщины, которая для фризового оформления была немного больше за счёт количества используемых нитей. Шнур пришивался к краю изделия как самостоятельно, так и в комбинации с контрастными нитками. В последнем случае использовалось два шнура, пришитых друг к другу в виде цельной ленты, каждый из которых обшивался нитками таким образом, что уже в готовом виде на ленте образовывался шахматный орнаментальный декор, называемый в народе бызав тис (телёнка зубы) (Рис. 2, 6).

Принципы строения составных орнаментальных элементов и мотивов образуют три типа традиционного орнамента войлочных изделий ногайцев: 1) линейный орнамент, состоящий из прямых и ломаных линий; 2) криволинейный орнамент, состоящий из неровных, изрезанных линий; 3) орнамент из простых и сложных форм. Данное разделение способствует не только определению технического построения узора, но и выявлению наиболее употребительных выразительных средств в способах нанесения орнамента на войлок у ногайцев.

Композиция орнамента на ногайских войлочных изделиях имеет строго структурированный характер. Она подчиняется, прежде всего, форме предмета и материалу, из которого выкладывается узор. В зависимости от этого определяются выбор и размещение отдельных орнаментальных элементов и мотивов. Существуют специальные мотивы для оформления конкретных участков войлочного изделия, названия которых чётко характеризуют место их расположения: тутув оюв (основной узор), муьйис оюв (угловой узор), орта оюв (центральный узор), шет оюв (боковой, окаймляющий узор), алды оюв (передний узор) [11, с. 99].

Порядок орнаментальной композиции определяется принципами построения и симметрии. С этой точки зрения, все многообразие орнаментальных форм на ногайских войлочных изделиях сводится к трём основным категориям орнамента: 1) ленточный орнамент; 2) сетка; 3) розетка.

Сетка (Рис. 6, 15), или сетчатый раппорт, представляет собой прямую или косую геометрическую основу, напоминающей сетку, в которой узор ритмично располагается на поверхности орнаментируемой вещи во все стороны, заполняя тем самым всю её область. В декоре ногайских войлочных изделий сетка встречается редко. Использовалась в изготовлении ковров «ала кийиз» с вваленным орнаментом.

Орнамент войлочных изделий ногайцев условно можно разделить на три вида: 1) геометрический; 2) зооморфный; 3) растительный. Орнаменты имеют как чётко читаемые формы перечисленных видов, так и их стилизованные конфигурации.

Наиболее древний геометрический орнамент (Рис. 6), состоящий из простейших фигур, прямых, кривых и ломаных линий, точек. Помимо указанных элементов к геометрическому орнаменту нами причислены сложные геометризированные формы, что делает данный вид орнамента самым распространённым в ногайском войлочном искусстве. Это напоминающие по начертанию или по каким-то косвенным признакам изображения людей, животных, растений, небесных светил, которые невозможно отнести к другим видам орнамента по причине их условности и слияния с геометрическими узорами. Исходя из этого, мы разделили геометрический орнамент на две группы: 1) простые геометрические мотивы (штрихи, линии, зигзаги, треугольники, ромбы, круги, S-образные фигуры и т.д.) (Рис. 6, а); 2) геометризиро-ванные мотивы из сложных форм, состоящие из антропоморфно-геометрических, зооморф-но-геометрических, растительно-геометрических мотивов и мотивов-сочетаний из разнородных элементов (Рис. 6, б).

Что касается зооморфного орнамента (Рис. 7), особо характерного для культур кочевников евразийских степей, в культуре так называемых «поздних кочевников», к которым относятся и ногайцы, он получил яркое проявление в различных модификациях узора кош-кар муьйиз (бараньи рога) (Рис. 7, 4, 5, 8, 9,10), а также орнамент кус (птица) (единственный из всех орнаментов с зооморфным наименованием, имеющий читаемый силуэт) (Рис. 7, 1, 2, 3). В данном виде орнамента нет каких-либо других фигур более или менее близких к реалистичным формам изображений животных, насекомых, змей и т.д. Все мотивы с анимальным названием, возможно, со временем, или потеряли свой первозданный образ и были сведены к условно-схематическим рисункам, или уже сложившиеся в определённые эпохи как стилизованные фигуры, природу которых сегодня трудно угадать, позднее были переосмыслены народом и представлены как орнаменты зооморфного характера. Поэтому некоторые узоры, носящие в наименовании элементы животного мира, но внешне имеющие весьма отдалённые сходства, мы причислили к зооморфно-геометрическим мотивам геометрического орнамента.

Читайте также:  Отдел народного образования юзао

Растительный орнамент (Рис. 8) в ногайском искусстве имеет сравнительно позднее происхождение. Несмотря на распространённое мнение о появлении растительных элементов и мотивов как признака абсолютно нового стиля и осёдлости, на наш взгляд, ногайские растительные орнаменты не могут выступать подобными индикаторами перехода от кочевки к

То же можно сказать и о некоторых других орнаментах, например, S-образных мотивах (Рис. 6, 22). Стоит упомянуть, что наряду с мотивом бегущей волны, роговидным мотивом, волютами и др., S-образные мотивы являются по своей структуре усложнёнными модификациями спирали, впоследствии выделившимися в самостоятельные орнаментальные мотивы. На ногайских войлочных изделиях данный вид орнамента именовался по-разному: шынжыр (цепь), кумган бав (кувшина лента), иш май (внутренний жир) и др.

В техниках шнуровой вязи и аппликации очень часто применялись изображения круга, четырёх-пяти-шестиконечной звезды, различных окружностей криволинейных очертаний и др. В народе эти фигуры именуются небесными светилами и носят названия: куьн (солнце), ай (луна), юлдыз (звезда). Это один из тех случаев, когда наименование достаточно ясно характеризует значение орнамента. Однако не факт, что круг и его образующие изначально носили у ногайцев солярную символику. К сожалению, дать однозначное определение семантики традиционного орнамента, несмотря на множество современных исследований по данному вопросу, представляется крайне сложным. Например, происхождение одного из популярных узоров в орнаментальном искусстве многих современных тюркоязычных народов кошкар муьйиз (рога барана) по сей день вызывает разногласия.

По мнению некоторых исследователей, мотив рога восходит к памятникам эпохи ранних кочевников, в искусстве которых были широко распространены стилизованные рогатые головы баранов, символизировавшие богатство и приумножение скота. Так, по определению В.Д. Кубарева, особенности стиля роговидных узоров соответствуют разным историческим периодам: реалистические рисунки (эпоха неолита и ранней бронзы), рисунки, выполненные в декоративно-орнаментальном стиле (эпоха бронзы, раннескифское и скифское

время); стилизованно-схематические рисунки, сведённые к знаку-тамге (гунно-сарматская и древнетюркская эпохи) [12, с. 58]. Есть и другая интерпретация мотива, согласно которой ро-гообразные элементы связываются с изображением древа жизни, заимствованным тюркскими кочевниками из домусульманского иранского искусства [13, с. 153 — 157]. С.В. Иванов относит одну из распространённых вариаций среднеазиатских рогообразных мотивов в виде крестообразной розетки с четырьмя ответвлениями, обращёнными внутрь, к кыпчакской этнической среде (IX-XII вв.) [См.: 14, с. 159]. Весьма любопытна версия казахского исследователя Кашгали улы Алибека, который считает, что орнаментальные элементы возникли не в результате подражания человека природе, а представляют собой культурный код кочевников, шифрующие в условиях запрета исламом антропоморфных изображений древнейшего архетипа Великой Матери Улы Ана. Ключевые элементы кошкар муйиз (бараньи рога), туйе табан (верблюжий след), сынар муйиз (один рог), прежде всего, означали человеческую фигуру и лишь в переносном смысле могли обозначать бараньи рога [См.: 15, с. 314].

Усложнение орнамента с добавлением в основной мотив различных элементов способствовало появлению новых образов с иной символикой, которые у разных мастериц могли интерпретироваться по-своему.

В задачи нашего исследования не входит полный разбор семантики орнамента, т.к. данная область науки требует отдельной проработки материала. Тем не менее, в работе нам хотелось бы коротко остановиться на некоторых моментах, касающихся цветовой символики ногайского войлока, что на наш взгляд, представляется очень важным: цвет нёс глубокую эмоциональную и смысловую нагрузку. Колорит ногайских войлочных ковров и других вещей варьировался от монохромных контрастных оттенков до ярких сочетаний. Контрастность или красочность изделия достигалась благодаря нанесённому на войлок орнаменту, который, как правило, был активнее фона (за исключением ковров ала кийиз, где рисунок сливался с фоном, основной фон других войлочных изделий был однотонным, натурального цвета шерсти). В результате орнаментации получались красивые сочетания: белый узор на коричневом фоне (или наоборот), красный, чёрный, синий, зелёный, жёлтый, малиновый орнамент на белом или коричневом фоне и др.

Существовало большое количество разнообразных изделий из войлока, которые по функциональной характеристике можно разделить на следующие группы: 1) войлок для покрытия юрты; 2) войлок внутреннего убранства юрты; 3) войлок парадного снаряжения лошади, верблюда.

Зачастую пышно орнаментировались юрты богатых. Особым колоритом и богатством орнаментальных элементов всегда выделялись юрты старшего члена родового тухума и недавно поженившейся молодой пары. Также юрты украшались к каким-нибудь важным знаковым

событиям в жизни аула или семьи, как праздник, свадьба той, скачки ат шабыс, обряд обрезания бабага олтыртув. Даже самые бедные, не имеющие возможность украсить своё жилище, старались орнаментировать те или иные детали покрытия и внутреннего убранства юрты хотя бы к приближающемуся празднику.

У ногайцев бытовало два типа юрт: терме с конусообразным сводом и малая неразборная переносная кибитка отав. Обе юрты «возводили на основе деревянного каркаса, который покрывали кошмой» [3. с. 45].

После установления деревянного решетчатого остова юрты кереге /эргенек, канат сверху в решётку втыкались изогнутые у основания жерди увык, от количества которых зависела высота свода (крыши) юрты терме. Верхние концы реек вставлялись в деревянный обод тундык, в него же крепилось полусферическое навершие юрты шагарак, состоящее из перекрещённых деревянных спиц. Стоит отметить, что при установлении каркаса юрты, в первую очередь ставилась дверная коробка эсик энеге, а далее весь деревянный остов.

Войлочное покрытие юрты терме состояло из четырёх частей: 1) нижняя часть (основание) турлык; 2) верхняя часть (крыша) уьзик; 3) полусферическое купольное навершие туь-нълик, серпик, оьрке; 4) дверь эсик кийиз/босага.

В холодное время года на деревянные двери с наружной стороны накидывали дверной войлок эсик кийиз/босага (150х90 см), который более чем другие детали покрытия юрты подвергался орнаменту. «В большинстве случаев дверной войлок обшивали с лицевой стороны плотной, чаще светлой тканью и украшали разноцветными аппликациями» [3, с. 48], состоящими из рогообразных, крестообразных, S-образных элементов и фигур. Аппликация зачастую накладывалась из вырезанного сукна или хлопчатобумажной ткани ярких цветов (красный, бордовый, жёлтый, зелёный, синий, белый и др.), но иногда применялись узоры и из тонко скатанного войлока. Летом эсик кийиз снимали, или, скрутив в рулон, поднимали и укрепляли над дверью. Нередко в бедных семьях такие войлочные завесы заменяли собой деревянные двери [7, с. 77].

Неразборная кибитка отав как и терме была на решётчатой основе и представляла собой цилиндр со сферическим уплощённым куполом. Войлочное покрытие отав по всей поверхности стен и крыши, за исключением купольного отверстия и двери, наглухо прибивалось гвоздями. При перекочёвке отав перевозили на специальных повозках. Как свидетельствуют многие ранние авторы, неразборные кибитки были древней традицией ногайцев [17, с. 26; 18, с. 130; 19, с. 403; 20, с. 196; 21, с. 174; 22, с. 41; 23, с. 74; 24, с. 107—108], в отличие от юрт «терме», которые, как считают некоторые исследователи, были переняты у калмыков [3, с. 52;

В самом центре юрты под купольным отверстием размещался очаг ошак/тандыр, на котором готовили пищу, а в холодное время года разжигали огонь для обогрева помеще-

ния. «Площадку очага в ряде случаев ограждали брусьями высотой 15 см (орынагаш), чтобы кошмы пола не сдвигались к огню и не загрязнялись кизяком» [23, с. 78]. В пространстве за очагом напротив входа располагалось почётное место тоьр, предназначавшееся для досуга главы семейства и приёма дорогих гостей. Тоьр был устлан самыми лучшими орнаментированными кошмами и коврами, на которых лежали подушки для сидения миндер. От почётного места шло условное разделение юрты на мужскую онъ бет (правая сторона) и женскую сол бет (левая сторона) половины. Такая традиция распределения мест имела многовековую историю и была характерна для кочевников. По всей окружности юрты на стенах были развешены декорированные войлочные ковры, служившие для утепления и художественного оформления интерьера.

Все предметы внутри помещения устраивались «в традиционном порядке у стен, чтобы не загромождать пространство в центре жилища» [3, с. 55]. Недалеко от тоьр с левой его стороны находилась заправленная кровать орындык, на которой лежали матрасы тоьсек, одеяла ювыркан, подушки ястык и другие постельные принадлежности. Над кроватью была протянута верёвка с навешанными на неё предметами мужской и женской одежды. Здесь же висели, прикреплённые к решетчатому каркасу юрты, вышитые сумки ярган-дорба с одеждой, сумки бокша с принадлежностями женского рукоделия и т.д. Около кровати висела полка для столовой посуды уьндирик, под которой находился небольшой шкафчик кобан-сандык для хранения продуктов питания. Ближе к входу на этой же стороне юрты помещались продовольственные запасы и лавка для утвари [3, с. 56].

Примерно от середины остова по всей окружности юрты вешали орнаментированные войлочные ковры белдеме горизонтально-удлинённой формы. Есть мнение, что в старину такие ковры применялись для прикрытия стенных полок с посудой и другими предметами [4, с. 122]. Ковры белдеме могли позволить себе только состоятельные ногайцы, бедняки довольствовались лишь укреплёнными по периметру юрты камышовыми циновками шыпта.

На решётчатый каркас юрты, на верхние концы реек кереге (если они были открыты) или по нижнему краю тутув кийиз, подвешивали войлочные сумки дорба для хранения одежды, утвари и других бытовых предметов; дорожные перемётные сумки, мешки куржын для ручного переноса и вьючных перевозок поклажи; небольшие сумки бокша для принадлежностей женского рукоделия; различные чехлы и мешки кап. Эти вещи были незаменимы в хозяйственном быту и удобны при частых переездах. Помимо выполнения утилитарных функций они играли большую роль в художественном оформлении помещения, создавая единую систему интерьера, которая определяла эстетические вкусы и традиционную культуру ногайцев в целом.

Бокша (30х30 см) имела такую же форму, что и дорба, только была меньших размеров. Войлок на ней обтягивался светлой тканью, сверху которой наносили узор, выполненный в технике аппликации.

К группе чехлов и мешков, под общим названием кап, относились изделия различной конфигурации и размеров. Это могли быть как чехлы для утвари, светильника, так и большие мешки для хранения зерна и других продовольственных запасов. Как правило, искусно орнаментировались обшитые тканью небольшие чехлы кап, чаще всего аппликацией. Мешки же не имели богатый декор, лишь украшались сверху широкой полосой пришитой шёлковой ткани с вышивкой. Орнамент на всех изделиях носил геометрический характер, с дополнениями из зооморфных и растительных элементов.

Войлок парадного снаряжения лошади, верблюда. Кроме рассмотренных выше орнаментированных кошем и предметов быта у ногайцев широко использовались войлочные изделия снаряжения лошади, верблюда. Это всевозможные потники терлик для лошади; парадные попоны яюв/ювыркан для лошади и верблюда.

Орнаментированные потники терлик изготавливались из тонко сваляного войлока, в технике, схожей с приёмами изготовления кошем ала кийиз. Существовал и другой способ

изготовления, когда тонкий войлок для потника складывали в шесть-восемь слоёв и сшивали между собой нитками или шнурками. Предполагается, что потник, созданный данным способом, скорее всего не был орнаментирован. Есть мнение, что «решающее значение имела функциональность вещи: потник не должен натирать и раздражать бока лошади, соответственно орнамент не должен быть рельефным» [28, с. 51]. Соответственно, прошитая в несколько слоёв вещь уже обладала фактурностью, а наложенный сверху орнамент ещё больше придавал бы рельефность.

Парадные попоны для лошади и верблюда также изготовлялись из тонкого хорошо скатанного войлока. Орнамент наносился по краю накидки, окаймляя изделие. Чаще всего это была аппликация из цветного сукна или другой ткани. Орнамент на предметах парадного снаряжения лошади и верблюда мало чем отличался от орнамента вышеперечисленных войлочных изделий покрытия и убранства юрты.

Как показывает анализ, в прошлом в жизни ногайцев войлок играл большую роль. Применяемые в области прикладного искусства, орнаментированные войлочные изделия, несли утилитарную, эстетическую, магическую функции, а также функцию этносоциального идентификатора.

«У многих из вышеперечисленных народов искусство изготовления орнаментированного войлока бытует и в наше время. Существуют различные центры, мастерские по изготовлению войлочных изделий в Башкортостане, Татарстане, Казахстане, Киргизии, сёлах Республики Алтай, Азербайджане, Бурятии, Германии, Болгарии и других республиках и странах. Ежегодно во многих регионах проводятся различные мероприятия, посвящённые возрождению, сохранению и развитию национальных традиций войлочного искусства» [43]. Этого, к сожалению, пока нельзя сказать о ногайском войлочном искусстве. Угроза исчезновения войлочного производства, единственного вида декоративно-прикладного искусства ногайцев, дошедшего до современности, влечёт за собой проблему унификации ногайской народной культуры. Сохранению одного из ярких видов народного творчества поможет правильная социально ориентированная культурная политика.

Благодарность: Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проект №14-3401266

Рис. 1. Ковер тигис кийиз со шнуровым орнаментом. Республика Дагестан, Ногайский район, с. Терекли-Мектеб

Рис. 2. Способы плетения шнура

Рис. 3. Декоративные швы

Рис. 4. Ввалянный ковер ала кийиз. Астраханская область, Приволжский район, с. Растопуловка

Источник

Правильные рекомендации