Норвежские волшебные сказки и народные сказания

Норвежские народные сказки

Норвегия — самая северная страна, полная таинственной магии, овеянная легендами и сказками, обитель необузданной силы Природы. Красота и волшебство Норвегии отразилась в народных сказках и легендах, где живут огромные и неуклюжие Тролли, добрые и иногда очень капризные Ниссе, опасные Водяные, заколдованные девы Хюльдры, злые Ведьмы и бессмертные, величественные Драконы. Читайте норвежские сказки онлайн на сайте Мишкины книжки!

Белый медведь король Валемон

Сказка про короля Валемона, которого заколдовала колдунья, и днем он превращался в белого медведя. Он увез к себе и женился на младшей дочери одного короля, но чтобы обрести счастье, им пришлось через многое пройти. Белый…

Дворец Сория-Мория

Сказка про бедного юношу Аскеладда, которому привиделся золотой дворец и он отправился на его поиски. В пути было много трудностей, но он был храбр и добр и встретил свое счастье. Дворец Сория-Мория читать Как-то раз…

Козёл-Круторог

Сказка про королевича, который отправился за семьсот миль в замок за волшебной кошкой. Волосы этой кошки могут вылечить его отца от хворобы, страшней которой и быть не может. Автор сказки – Нурман С.Р. Козёл-Круторог читать…

На пир в замок троллей

Сказка про троллей, которые со всех краев собирались на пир в замок троллей. Путь был не близкий и трудный: шли они по горам-косогорам, по лесам нехоженым. На пир в замок троллей читать Великий пир ожидался…

Водяной

Сказка про коварного водяного, который всякими уловками затаскивает людей в воду: то он прячется в белой кувшинке, то обернется драгоценной сверкающей брошью, дотронешься – и ты в его власти, а то обратится в серую лошадь….

Пер, Пол и Эспен Аскеладд

Сказка про трех братьев, которые пошли попытать счастье и выполнить условия короля: кто срубит огромный дуб и выкопает колодец, который не пересыхал бы круглый год Пер, Пол и Эспен Аскеладд читать Жил на свете старик,…

Если Вам понравилось, пожалуйста, поделитесь с друзьями.

Русские народные сказки

Сказки народов мира

Сказки наших читателей

Сказки по возрасту:

Сказки по интересам:

Бедняк и братья-ветры

Жили в деревне два брата по соседству, один был богатый, другой — бедный. Попросил как-то бедный у богатого муки в долг. Но по пути домой вдруг подул ветер и всю муку по полю развеял. Бедняк…

Старое русское предание о храброй и смекалистой женщине Авдотье Рязаночке, которая вызволила из турецкого плена русских людей. Авдотья Рязаночка читать В старину это было, в далекую старину. Не черная туча поднимается с громами, с…

Алёша Попович и Тугарин Змеевич

Сказка про богатыря Алешу Поповича, который силой был не большой богатырь, но дерзостью и хитростью взял. Случилось однажды ему Тугарина на бой вызвать… Алёша Попович и Тугарин Змеевич читать В славном городе Ростове у ростовского…

Сказка про крестьянского сына Ивана, который украл у прохожего волшебные лапти, но потом пожалел об этом. Чудесные лапоточки читать Жил-был в одной деревне мужик Иван. Задумал он брата Степана в дальнем селе проведать. А день…

В горах. (Из цикла «С севера на юг»)

Интересные рассказы о жизни животных в горах, где можно под радугу пройти, как под арку. У подно­жия гор — лето жаркое и зелёное, а на вершинах — бе­лая, ледяная зима. И от зимы до лета…

В песках. (Из цикла «С севера на юг»)

Истории о том, как звери и птицы выживают в условиях пустыни, где камни почернели от солнца, глина по­трескалась от жары, деревья без тени — на них нет листьев, а ветры не освежают — они горячие,…

В степи. (Из цикла «С севера на юг»)

Рассказы про жизнь степных зверей и птиц. У каждого животного свои уловки для выживания: у хищников хороший нюх и ловкость, а у других зверей — быстрые ноги, зоркие глаза и укрытия. В степи Степь —…

Рассказ о том, как Дима пришел в густой и непроходимый лес посмотреть диких зверей. Но вдруг услышал голоса домашних животных: петуха, собаки, коровы, жеребенка… Пересмешник читать Отправился Дима в глухой и непроходимый лес. Вот уж…

На такси Ангорский кот Ездил Сутки Напролет. За бульваром, У кино, Он хотел Удрать В окно. Но кота Кошачий пост Изловил За длинный хвост, И пришлось Молодчику Уплатить По счётчику: Две сардельки, Три сосиски (Спрятанные…

Он был мастером, Этот прохожий. Из полена Он вырезать мог Дом красивый С просторной Прихожей, Дверь И в двери Английский замок. Но из щепки Он выстругал Судно. Из другой – Двух пушистых Собак. Вам представить,…

Если спросишьРучеёк:«Ты куда бежишь?» —То ответитРучеёк:«В речку,Мой малыш». Если спросишьРечку:«Ты куда бежишь?» —То ответитРечка:«В море,Мой малыш». Если спросишьМоре:«Ты куда бежишь?» —Скажет море:«Никуда.Засыпай, малыш». (Илл. Пивоварова В.)

Весь лиловыйНовый дом.Весь лиловыйКот на нём.Кухни и столовыеТоже в нёмЛиловые.От трубы и до колёсВесь лиловыйПаровоз.И сиреневый букетНа лиловый всталБуфет.И кому какое дело —Я люблюЛиловый цвет.И карандаша другогоУ меня сегодняНет. (Илл. Пивоварова В.)

Котёнок по имени Гав — серия коротких рассказов о приключениях котёнка Гава и его друга — щенка Шарика. С Гавом постоянно случаются нелепые ситуации, стоит ему выйти во двор. Вместе со своим другом, он справляется…

Сказка про ежика, зайца и ворону, которые не могли поделить между собой последнее яблоко. Каждый хотел присвоить его себе. Но справедливый медведь рассудил их спор, и каждому досталось по кусочку лакомства… Яблоко читать Стояла поздняя…

Сказка про Ежика, как он гулял ночью и заблудился в тумане. Он свалился в реку, но кто-то вынес его на берег. Волшебная была ночь! Ёжик в тумане читать Тридцать комариков выбежали на поляну и заиграли…

Небольшая сказа про мышонка, который жил в книжке и решил выпрыгнуть из нее в большой мир. Только он не умел разговаривать на языке мышей, а знал только странный книжный язык… Про мышонка из книжонки читать…

Сказка про хитрую лису, которая нашла на дороге скалочку и попросилась к людям переночевать, а утром сожгла скалочку и потребовала за нее курочку. Лисичка со скалочкой читать Шла лисичка по дорожке, нашла скалочку. Подняла и…

Сказка про трусливого бегемота, который сбежал из поликлиники, так как боялся прививок. И заболел желтухой. К счастью, его отвезли в больницу и вылечили. А бегемоту стало очень стыдно за свое поведение… Про Бегемота, который боялся…

История про то, как Ежик перед зимней спячкой попроси Кролика сохранить ему до весны кусочек зимы. Кролик скатал большой ком снега, обернул его листьями и спрятал у себя в норе. Про Ёжика и Кролика: Кусочек…

Сказка про трех братьев-поросят, которые построили себе домики. Один брат построил дом из соломы, второй из веток и прутьев, а третий — из кирпича. Три поросенка читать Жили-были на свете три поросенка. Три брата. Все…

Сказка про щенка, который был совсем маленький и не знал, кем он станет, когда вырастет: сторожевой или охотничьей собакой. Кошка Клаша подсказала ему, что он будет декоративной собачкой. А я кто? читать Бабушка купила щенка…

Сказка про трусливого Зайца, который в лесу всех боялся. И так он устал от своего страха, что пришел к Черному Омуту. Но тот научил Зайца жить и не бояться! Черный омут читать Жил-был Заяц в…

Источник

Норвежские сказки

Норве́жцы — северогерманский народ, основное население Норвегии. Количество норвежцев в мире составляет более 5 миллионов человек. Отличаются высоким ростом (особенно на западе).

Основной язык — норвежский. Письменность на основе латинского алфавита.

Верующие — лютеране, имеются последователи других течений протестантизма, католики.

Жил когда-то в Финнмарке человек, который поймал белого медведя и повёл его в Данию на королевский двор. Случилось так, что рождество застало его в пути. Он остановился возле горы Довре, где стоял один-единственный дом, в котором жил человек по имени Халвор. И вот путник спросил хозяина, нельзя ли ему.

Сидел однажды летом медведь Бамсе на пригорке да и задремал на солнышке. А тут лис Миккель из лесу крадется. Увидел он медведя и думает: «Дремлешь, дедуля? Ах ты, лежебока этакий! Ну погоди, сейчас я с тобой шутку сыграю». Поймал он в лесу трех мышей, положил их на пенек под носом у медведя, а сам подкрался.

Нередко случается, что рыбаки северной Норвегии, вернувшись с промысла домой, находят то прилипшие к рулю хлебные колосья, то ячменные зерна в желудке у выловленной рыбы. Тогда они знают, что их лодки проходили мимо чудесных островов, о которых поется в старых дедовских песнях. Солнце светит там ярче.

Жил на свете крестьянин по имени Гудбранд. Усадьба его стояла на косогоре, и потому прозвали его Гудбранд с косогора. Жил он со своей старухой душа в душу, и никогда ему жена ни в чем не перечила. Что муженек сделает-то и ладно. Худо ли сделает, хорошо ли,-а попреков от жены никогда не услышит. Жили.

В одной деревне жил у отца с матерью парень, по имени Хальвор. Жил он и забот не знал, а родителям своим немало горя приносил. Сидит себе целыми днями около печки и роется в золе. И ни до чего ему дела нет. Сколько раз отец с матерью отдавали его в учение, но всё без толку. Не пройдет и трёх дней.

Когда-то давно в местечке Вог, в Гудбранской долине, жил один бедный человек со своей женой. Детей у них было так много, что на всех не хватало похлёбки и каши. Поэтому старшим двум мальчикам часто приходилось бродить из деревни в деревню, чтобы заработать или выпросить себе кусок хлеба. Так, странствуя.

Жила-была старая женщина, и был у нee сын; женщина была совсем слабая и больная, и приходилось сыну ходить в амбар за мукой. Вот однажды пошел он за мукой, и только вышел из амбара, как, откуда ни возьмись, налетел Северный ветер, отнял у него муку и умчался с нею прочь. Снова пошел мальчик в амбар.

Задумал один крестьянский парень жениться. И хотелось ему сыскать себе такую жену, чтоб и прясть, и ткать умела, и в стряпне толк знала. Прослышали про это соседи и стали сватать за него свою дочь. Вот пришел он к ним в усадьбу на смотрины. Сначала, как водится, усадили его хозяева на лавку, поговорили.

Жила в Треннелагской округе бедная женщина. Не было у нее ни кола ни двора. Вот и ходила она с сыном своим по округе и милостыню просила. Поначалу они все в своем приходе нищенствовали и подаянием кормились, а после пришли в город Тронхейм. Побирались там по домам, покуда к бургомистру не пришли. Был.

Предположительно, предки норвежцев — германские племена скотоводов и земледельцев — пришли в Скандинавию в конце 3-го тысячелетия до нашей эры. В середине 1-го тысячелетия нашей эры в Норвегии жили племена: ругии (фюльке Ругаланн на западе Норвегии), ауганди (историко-этнографическая область Агдер на юге Норвегии), грании (историко-этнографическая область Гренланн на юге Норвегии), раумы (историко-этнографическая область Раумарики на юго-востоке Норвегии), ранрикии (историко-этнографическая область Ранрики на юго-востоке Норвегии), халейги (историко-этнографическая область Хельгеланн на севере Норвегии) и трёнды (историко-этнографическая область Трённелаг на северо-западе Норвегии).

В древнеанглийских источниках IX века впервые встречается термин нордманн — «северный человек» («норвежец»). Древнейшие памятники норвежского языка — рунические надписи (с VIII века), восходящие к общегерманскому руническому письму. Образование в X—XI веках государства и христианизация (с конца X века) способствовали сложению примерно в это время норвежской народности. Однако этнографические группы норвежцев сохранили не только диалекты, но и отличия в материальной культуре, в частности в одежде.

В эпоху викингов (IX—XI века) переселенцы из Норвегии создали колонии на островах Северной Атлантики и в Исландии. Норвежские колонисты островов Северной Атлантики обособились, став самостоятельными этносами (см. Фарерцы, Исландцы), или же были ассимилированы (на Шетлендских, Оркнейских и Гебридских островах) шотландцами. К концу XIV века норвежцы попали в экономическую и политическую зависимость от Дании. К XVI веку датский язык вытеснил норвежский в деловых документах, а с реформацией 1536, в ходе которой норвежцы насильственно были обращены в лютеранство, — во всей церковной, а затем и светской литературе. В 1814 была заключена шведско-норвежская уния. Независимость была достигнута в 1905 после расторжения унии.

В XIX веке в борьбе за независимость сформировалась норвежская нация. В середине XIX века в противовес преобладавшему риксмолу («государственный язык»), или букмолу («книжный язык») — варианту литературного языка с ярко выраженным датским влиянием, был разработан новый язык — лансмол («язык страны»), или нюношк («новонорвежский»), синтезировавший особенности различных диалектов. В 1938 был разработан так называемый самношк («общенорвежский язык»), в котором на базе букмола были отражены норвежские языковые нормы. Однако в 1950-х гг. внедрение самношка было прекращено.

Главная отрасль традиционного хозяйства — сельское хозяйство, с преобладанием молочного животноводства, в XX веке уступило первое место промышленности. Земледелие играло подсобную роль, создавая, особенно в XX веке, кормовую базу. Лесной промысел с позднего средневековья стал ежегодным сезонным занятием. Рыболовством заняты главным образом на севере. На ловлю уходят только мужчины, обработкой рыбы на берегу занимаются в основном женщины. Для хозяйства норвежцев характерен высокоразвитый морской транспорт («морские извозчики», с XIX века). Из ремёсел развиты резьба и роспись по дереву.

Около половины норвежцев — горожане. Сельский тип поселения — хутор, или двор (горд). Планировка гордов четырёх типов: кучевая (Западная Норвегия), рядовая, или уличная (Южная Норвегия), прямоугольная (Восточная и Средняя Норвегия) и разбросанная (Северная Норвегия). Традиционный горд зажиточного норвежца состоит из 10—15 срубов на фундаменте из валунов или каменных плит: двух-, трёхэтажный жилой дом с печью, кухня с хлебопекарней, прачечной и пивоварней, складские помещения из вертикально поставленных брёвен для одежды (лофт), продовольствия, зерна, рыбы, конюшня, коровник, свинарник, овчарня. Горд бедняков — из 2—5 построек.

В средневековье бытовали сотни местных вариантов одежды из сермяги (вадмеля), простонародной — фолькедракт, а также зажиточного крестьянства — бунад (из лучшей ткани, с вышивками серебряными нитями, украшениями из серебра — пуговицами, брошами, цепочками). Национальное движение норвежцев способствовало воссозданию бунада с конца XIX — начала XX вв. по средневековым рисункам, текстам и сохранившимся образцам. Возрождено до 200 местных видов бунада. Современный бунад — праздничная одежда норвежцев. Комплекс женского бунада: белая сорочка, юбка (иногда две, в прошлом несколько, ниже колен), лиф, головной убор, шерстяные чёрные чулки, туфли с серебряными пряжками. Богато украшен вышивкой, аппликациями головной убор — чепчик или косынка, в прохладную погоду носят шаль. Мужской бунад — белая рубаха со стоячим воротником, цветной шейный платок и на вороте серебряная застёжка, жилет и куртка или кафтан. Штаны обычно ниже колен, узорчатые вязаные шерстяные носки с завязками выше колен, чёрные туфли с серебряными застёжками. Штаны и куртку в некоторых бунадах декорируют вышивкой — цветочным орнаментом.

Своеобразен промысловый костюм рыбаков — куртка и штаны из кожи или пропитанного олифой полотна, шляпа-зюйдвестка из брезента. Рабочая обувь шита дратвой из яловой или свиной кожи, пропитанной жиром. В современной одежде норвежцев распространены шерстяные вязаные изделия.

Традиционная пища — каши: ячневая, овсяная, манная, пшеничная, последняя на сливках (флётегрёт) — угощение на свадьбе, основное блюдо при угощении соседей за помощь в хозяйстве, обрядовый подарок роженице. Многочисленны рыбные блюда. Характерны твёрдые варёные сыры, творог, брынза, особенно популярен сладкий козий сыр. Излюбленный напиток — домашнее пиво (в городах — заводское). Крестьянский хлеб (флатбрёд) — пресные лепёшки, часто с отверстием посередине, из ржаной или ржано-ячневой муки.

В устном творчестве развита сказка, где главные действующие лица — хозяин гор великан-тролль, хозяйка леса тролльхьярин, гномы и др. Исполнение народных баллад, обрядовых, шуточных и трудовых песен, народных танцев — хороводных (рингданс) и парных сопровождается игрой на скрипке. Продолжают бытовать рог, лангелейка (разновидность цимбал), арфа, особенно у многочисленных фольклорных ансамблей.

Источник

Сказки. Рассказы. Стихи

Норвежские народные сказки на русском языке. Сказки Норвегии

История норвежских сказок и основные сказочные персонажи

Норвежские народные сказки.Сказки Норвегии.

Никто точно не может определить возраст норвежских сказок. На протяжении столетий норвежские сказки передавались из поколения в поколение. Норвежцы чувствуют, что нет ничего более норвежского в полном смысле этого слова, чем народные сказки, но изначально сказки пришли в Норвегию и остальную Европу из Индии. Но всё – таки норвежцы считают, что сказки самое норвежское, что может быть, потому что они так долго пересказывались из уст в уста, что приобрели колорит норвежских обычаев и природы.

Хотя мы не знаем, сколько лет норвежским сказкам, мы знаем в течение, какого периода и кем они были собраны и записаны. Огромное влияние на норвежский язык и норвежскую культуру, в общем, оказали Петер Кристен Асбьёрнсен (1812-1885гг.) и Йорген Му (1813-1882гг.) У двух этих собирателей норвежских сказок были абсолютно разные корни. Асбьёрнсен родился в 1812 году в Христиании (ныне Осло) в семье ремесленника, Йорген Энгебретсен Му родился на ферме Му в коммуне Хуле в семье местного фермера и политика Энгебре Ульсена Му. Они встретились в 1837 году, будучи студентами.

Путешествуя по Норвегии, они стали собирать народные сказания. Результатом их работы стал опубликованный в 1841 году сборник «Норвежские народные сказки» (Norske Folkeeventyr). Через несколько лет Асбьёрнсен самостоятельно выпустил второй сборник — «Норвежские волшебные сказки и народные сказания» (Norske huldreeventyr og folkesagn, 1845—1847).

Читайте также:  Овес чистка овсом народные рецепты для похудения

Много раз Асбьернсен и Му встречали людей, рассказывавших одни и те же сказки. Но каждый рассказывал их по-своему. Вместо того чтобы записывать сказки, так как их рассказывали люди, Асбьернсен и Му пересказывали их на свой лад и придавали им свой неповторимый колорит.

В то время, в качестве письменного языка в Норвегии использовался датский. Когда Асбьернсен и Му пересказывали сказки, они вносили типичные норвежские черты в письменный язык. Поэтому их сборники сказок являются не только очень интересными, но ещё и чрезвычайно важными.

Почти все норвежские сказки полны таинственными и магическими существами: тролли, гномы, феи, обитатели фьердов, гротов и глубоких пещер, водоемов, всегда помогают главным героям вершить добрые дела.

Многие народные норвежские сказки, основаны на исторических событиях, которые происходили в этом государстве в древние времена, основой для создания сказок, зачастую служили древние саги, воспевающие подвиги народных героев.
Сегодня волшебные сказки Норвегии все также очаровывают детей, удивляют их и дарят радость, помогают научиться доброте, развивают воображение и фантазию.

Источник

Онлайн чтение книги Волшебные сказки Норвегии (илл. Теодор Киттельсен)
Волшебство

Перевод Е. Рачинской, С. Капустиной

Лес, бескрайний и дикий, оставил в нас свои след, мы стали частью этой природы. Мы любим лес таким, какой он есть, — сильным и мрачным.

Детьми смотрели мы вверх, на шумящие ветви сосен и елей. Глазами и душой следили за мощными стволами, взбирались по ним, цепляясь за их узловатые ветви-руки, туда, наверх, на самую верхушку, качающуюся от ветра, — в эту прекрасную синеву.

Садилось солнце. На поляны плотной пеленой опускались одиночество и покой. Казалось, земля не осмеливается перевести дыхание, а лес застыл в безмолвном ожидании. Только сердца наши бешено колотились. Мы хотели ещё — мы просили, мы умоляли, мы требовали сказок! Суровых, диких сказок для нас, бедных детей.

И лес дарил нам сказку.

Она бесшумно подкрадывалась, словно на мягких кошачьих лапах.

Всё, что до этого точно окаменело, теперь начинало двигаться.

Вдалеке подалась вперёд поросшая лесом гора. Удивление и страх будто бы витали над ней… Вот у неё появились глаза… она пошевелилась… и направилась прямо к нам! А мы замирали от восторга и ужаса, мы всей душой любили это чудо!

Это же лесной тролль! В его единственном глазу были для нас страх и ужас, золото и богатство — всё то, чего жаждала наша детская душа.

Мы хотели бояться — но мы хотели и противостоять этому страху! Такие маленькие, мы мечтали подразнить тролля, догнать его и украсть его золото. Но больше всего мы хотели заполучить его светящийся глаз. Подумать только! У такого ужасного тролля — такой чудесный глаз!

Он светился и переливался, как ясный день посреди тёмной ночи. То, чего ты раньше не замечал, о чём даже и не думал, отражалось в нём и становилось прекрасным. Лесной ручей струился с серебряным журчанием, сосна расцветала красноватыми шишками, даже неприметный мох на скале сверкал, будто россыпь драгоценных камней, и хотелось упасть и прижаться к нему, как к материнской груди.

— Мы любим тебя, глухой, тёмный лес, таким, какой ты есть, — сильным и мрачным. Ты наша любимая книжка с картинками: вот белка грызёт шишку, синица выглядывает из сосновых веток, медведь ревёт в рощице. И лесной тролль идёт, тяжело ступая и держа голову высоко над верхушками деревьев: «Бу, бу!»

На пир в замок троллей

Перевод Е. Рачинской, С. Капустиной

Великий пир ожидался в замке троллей. Но путь туда не близок, вот и решили тролли пойти все вместе, чтоб веселее было: Тронд и Коре, Ивар Женолюб и Борд, Бобб из Мусьерда и старуха Гури Свиное Рыло. Шли они по горам-косогорам, по лесам нехоженым. Густо поросли горы елями и соснами, да такими высокими, что доходили троллям до пояса. Тяжелей всего приходилось Гури, ведь она несла мешок с едой в дорогу. Но торопиться им было некуда. Хоть сотню лет иди — всё равно вовремя поспеешь.

Впереди у них, насколько глаз хватит, высокие тёмные кручи. Идут взрослые тролли, покашливают, бормочут что-то себе под нос, и троллята не отстают, глазеют во все стороны, а Гури плетётся в хвосте, клянёт свою долю. Споткнётся кто — схватят его за шкирку, а как совсем трудно станет — за хвост друг дружку держат. Так и продираются сквозь бурелом. Наконец пришло время отдохнуть. А когда собрались было дальше, заспорили промеж собой, в какую сторону идти. Тронд говорит: нужно идти прямо, куда нос указывает. А Ивар своё: задом наперёд надо бы — навыворот оно вернее. А Гури всё на мешок жалуется: день ото дня он всё тяжелее становится, а еды в нём — всё меньше. Но как бы то ни было, а идти надо. Выбрали они тропу, по которой, как видно, тролли и прежде ходили. Пролегала она через горы, как глубокая расселина.

А тут ещё в ближайшем же леске Бобб из Мусьерда споткнулся, ступня у него возьми да и отвались. Впрочем, могло быть и хуже! Пришлось им оставить ступню там и шагать дальше.

Долго-долго шли они и вот пришли к месту, где тоже лежала ступня. Для Бобба это как-никак утешение: приятно всё-таки узнать, что не у тебя одного такое несчастье. Но всё же эта находка показалась им странной.

А когда тролли прошли ещё целую вечность и нашли ещё одну ступню, они и вовсе удивились. А Бобб присмотрелся к этой ступне и воскликнул:

— Чего тебе? — откликнулся Тронд.

И поняли тролли, что вот уже сто лет ходят они по кругу. Коре взял ступню и швырнул её изо всех сил. Перелетела она через гору и упала в лесное озеро, где и лежит, небось, по сей день. А тут ещё незадача. Мешок с едой протёр у Гури на спине большущую дырку. Рассердилась она и говорит, мол, пусть теперь Ивар несёт. Да вот беда, старуха так ослабла в дороге, что потеряла равновесие и опрокинулась, когда с неё мешок-то сняли, — уж лучше вернуть его на место, без мешка у неё будто и спины нет.

Долго ли, коротко ли, вышли они наконец на верный путь. В голубой дали, за тёмными горами, мерцало что-то, как звезда. Чудесное сияние переливалось всеми цветами радуги. И старые тролли кивнули друг другу — они-то знали, что найдут дорогу.

То и был замок троллей.

Троллята от удивления даже рты пораскрывали. Ничего похожего они в своей жизни ещё не видели. Ах, как же здесь чудесно! Подумать только, замок весь из золота! Он сверкал, искрился — и всё это великолепие отражалось в глади озера, по которому тут и там плавали серебряные уточки. Из замка доносились звуки танцев и золотых арф, и тёмные верхушки елей шумели в такт музыке. Дух водопада играл на скрипке, да так, что от струн разлетались молнии. Хюльдра кружилась в танце, да так, что своим хвостом задевала уши гостей. Вдоль стен сидели тролли и бонды из скрытого народца, пили пиво и мёд из золотых рогов и огромных кружек. Ниссе веселились напропалую, придумывали озорные проделки одну за другой, чуть из штанов не выскакивали, только бы превзойти друг друга. Они дрались, мерились силой, сцеплялись пальцами и тянули друг друга в разные стороны с такой силой, что костяшки хрустели.

Через тёмные горы и леса со всех сторон тянулись к замку вереницы странных существ. Некоторые были такие старые, что поросли мхом и кустарником, другие были и того старше, да такие скрюченные, что походили на корни сосен. Они уж и идти сами не могли, их приходилось нести. Кругом всё гремело и звенело, дышало и фыркало: все хотели на пир, в это золото и блеск, в сияющий замок, дворец Сория-Мория, дрожащий от шума голосов.

Перевод Е. Рачинской, Н. Сницаренко

Светлой лунной ночью присядь у водопада — ты увидишь и услышишь, как внизу, в чёрной пропасти, среди пенистых водоворотов дух водопада, фоссегрим, исполняет величественную музыку — мелодии, созданные самой природой. Сначала ты различишь лишь могучий рокот, но потом музыка очарует тебя, и тебе самому захочется слиться с бурлящим потоком созвучий.

Все песни, что боязливо таились в лесах и в горах, все голоса природы оживают в струнах его скрипки, и венчает их мощный аккорд, сотканный из звуков языка древних карликов.

Шумят ели, шелестят осины, журчат ручьи и звенят берёзы. Свежие ветры ликуют высоко в горах, вздыхает лесная тишина, а глубокое лесное озеро поёт под нежные и печальные звуки ивовой свирели.

Дух водопада мечтательно склоняется над своей скрипкой. Смычок звучно ударяет по струнам и своим беспрерывным движением влечёт за собой — ввысь над пропастью, вниз в пучину.

Глаза фоссегрима закрыты. Он вглядывается внутрь себя. Кажется, музыка пронизывает его — послушай, как он притопывает ногой в такт.

Игра его вечна. И вот блестящие чёрные скалы становятся могучими стенами храма, где свободно парят мелодии вечности. Высоко по синеве небесного свода плывёт прозрачная луна, отражаясь в глубоких чёрных омутах и искрящихся водах извилистой горной реки.

Одна за другой загораются звёзды. И звуки скрипки становятся всё неистовей, и каждая капля водопада словно рвётся в небо, чтобы, сияя, слиться с мириадами звёзд. А вдохновенный музыкант-виртуоз сидит с закрытыми глазами на дне ущелья, склонившись над скрипкой. Игра фоссегримма — это цепь, что приковывает его к водяной бездне.

Перевод Л. Высоцкой

Не печалится хюльдра, нет! Сидит себе на пеньке да на лангелейке [1] Лангелейк — норвежский народный музыкальный инструмент; напоминает гусли, но имеет всего восемь струн. играет. Глаза её горят, она так и стреляет ими во все стороны — не идёт ли пригожий паренёк, над которым можно подшутить. А сама она красавица, вот если б только не этот жуткий коровий хвост! Но его-то хюльдра прятать умеет — от обычной женщины и не отличишь!

Красавчик был Иене Клейва. И сам знал, что красавчик. Вбил себе в голову, что все женщины в него по уши влюбляются, едва увидят. Вот и поклялся, что не женится, пока все девчонки в округе по нему сохнуть не будут. Сейчас он водил за нос шестерых, так-то.

«А седьмой будет Маргит Бротен», — решил он и принялся, как был, в одной рубахе, вырезать большую ивовую свирель.

Вдруг как треснет что-то над ухом: «Трах!» Иене вскочил. А перед ним — девушка. Красоты несказанной, в жизни таких не видывал.

«Что это ты строгаешь, Йене?»» — спрашивает. «Да вот свирель. Хочу попытать, не выйдет ли из неё какого мотивчика».

Давай, Йене, будь достойным кавалером! Да не тут-то было, чёрт возьми! Красавица так на него смотрит, прямо пожирает глазами. Он покраснел, губы его не слушаются. Всё, что он смог выжать из свирели, было жалкое: «Пф-пфи-пфи-ти-ти!»

«Да уж, — сказала она, — много поту, да мало проку. Дай-ка я теперь попробую». И тут свирель будто сама по себе запела. Йене и размяк как хлебный мякиш. Играла девушка так, что и свирель, и Иене плакали.

Иенсу страсть как захотелось взять красавицу в жены, да и она вроде бы не прочь. На том и порешили.

Только поставила она три условия. Коли Иене их выполнит, будет она принадлежать ему со всеми своими угодьями. Первое: до свадьбы не спрашивать, как её зовут, второе: не рассказывать никому о том, что с ним случилось, ни одной живой душе. Третье же условие было: встретятся они через год, не раньше, и он слово даст, что её дождётся.

«Хорошо, — сказал Иене, — уговор есть уговор».

Вытащила красавица что-то из кармана и смазала свирель. «Если любишь меня, принесёшь с собой эту свирель, когда свидимся в следующий раз».

«В этом можешь не сомневаться», — обещал он.

Не успела девушка уйти, как Йене побежал по округе с хутора на хутор. Хвастался да хвалился без зазрения совести. Мол, берёт за себя девушку, да не какую попало, а самую настоящую богачку. У неё и хутор, и земли, и большие леса, а уж коров без счёта. В их долине ни одна ей в подмётки не годится. Да и плевал он теперь на всех!

Такой Иене стал важный, ходит руки в карманы, только о свадьбе и думает каждый божий день. Уж об этой свадьбе заговорят! Перед свадебным поездом — шесть музыкантов, два с барабанами, четыре — со скрипками. Четыре здоровяка в модных шляпах всю дорогу палят из пистолетов, а шестеро прислужников подают пива и браги без меры. Потом он и невеста садятся на холёных коней, а на головах у них подвенечные короны сверкают. Народу за ними видимо-невидимо: все собрались подивиться, вся округа, и стар и млад…

Вот так Йене сдержал своё обещание. Настал заветный день, год истёк. Взял он свирель и пошёл на то же место, где встретил красавицу. Сел и ну дуть.

А свирель-то пересохла. Тьфу, что за напасть! Только шипит да хрипит. Ни одной ноты не взять, даже жалкое «фью-фью» не выходит. Одно старушечье сипение:

«Иенс-хвастун! Иенс-дурак! Иенс-пустобрёх! Иене — телячий потрох!»

«Бу!» — раздалось у самого его уха. Девушка тут как тут. Глаза сияют, провела руками по темечку, золотую копну волос надвое разделила, на грудь себе положила, — так и сверкают волосы на солнце.

«Ну, теперь-то я могу узнать твоё имя?» — спросил Йене.

«Зовусь я хюльдрой, — ответила она. — И вот что, Иене, я тебе скажу. Такого разгильдяя и болтуна, как ты, я себе в мужья брать не хочу, зря ты мной хвастал. И сам ты — как твоя растрескавшаяся свирель!»

«Ах так! — закричал Иене. — Не очень-то и хотелось! Да у меня таких, как ты, на каждом пальце по дюжине. И все без хвостов!»

«Да я-то не такая! Вот я тебе покажу!» — рассердилась хюльдра.

Подхватила она руками свой хвост да как огреет Пенса по ушам — он и с ног долой.

Эту оплеуху Йене на всю жизнь запомнил. Глухой, полоумный, ходит он с сумой по хуторам, побирается. А девичья любовь так его и колет. Куда бы бедняга ни пришёл, везде находится одна воструха, которая непременно спросит: «Что, Иене, много красоток в твоей деревне?» И Иене аж весь просияет: «О да, они там такие ладные да статные. »

Перевод Е. Рачинской, Л. Амеличевой, Ю. Митяиной

В высокой чёрной скале жил горный тролль. Только раз увидел он солнце — и окаменел.

Веками лежал он в мрачных горных чертогах и стерёг богатства: серебро, золото и драгоценные камни. Своим сиянием груды сокровищ озаряли тёмные своды, а когда тролль шевелился, раздавался звон золотых монет.

Однажды услыхал тролль про небесное золото — солнце — и захотел заполучить его. Не для того чтобы радоваться его лучам — нет, просто чтобы владеть им, прятать его в своём огромном медном сундуке.

И вот как-то ночью вылез тролль из горы и принялся рыскать по ущельям, опрокидывая на ходу каменные глыбы и обломки скал. Рёв его раздавался на всю округу. Так тролль искал солнце… Подумать только, как бы оно сверкало в его медном сундуке! Ночь долгая, так что в конце концов он непременно найдёт небесное золото! И тролль раскидывал и крушил камни так, что грохот стоял повсюду и искры сыпались с гор.

Далеко-далеко меж горных вершин будто бы что-то блеснуло. «Что ещё может так сверкать в темноте; наверное, это и есть солнце», — подумал он.

Тьфу, да это лишь жалкое озерцо! Нет, так солнце не найдёшь, это ясно. Лучше взяться за дело поосновательнее. Но как?

И он уселся на вершину горы Ротанутен и задумался.

Но и думать оказалось нелегко — не легче, чем найти солнце. Ой, как трудно двенадцатиголовому троллю договориться с самим собой. Какой уж тут покой для размышлений! Головы орут, перебивают друг друга — одни ссоры да склоки. Да-а, в ту ночь на Ротанутен была страшная перебранка! Головы плевались так, что слюна летела во все стороны, корчили друг другу рожи и даже бились лбами от злости. Спокойным оставалось только туловище, на котором они сидели. Всю ночь так и про-ругались. Фу, страсть какая! Будто стучали по жестяному ведру, по стеклу камнем возили, били стенные часы, грохотали отбойные молотки, да в придачу гнусаво орали коты — такой стук, визг, рёв и шум разносились в темноте.

…Между тем рассветало. Медленно струясь, разливался свет. Солнце согреет и обрадует всех — никого, ничего не забудет. Скорбящих и счастливых, ликующих и трусливых — всех покроет оно своими нежными поцелуями. Лучи солнца не знают ненависти…

И вот первая заря восходит над тёмной горной грядой. Словно отнялись языки у голов. Ужас охватил тролля, в диком страхе бросился он бежать, перепрыгивая горные пики и вершины. Прочь! Быстрее, спрятаться в темноте, среди золота и серебра! В бессильной ярости тролль заскрежетал зубами и до крови прикусил свои злые языки, скрючились грубые пальцы, жилы напряглись, словно стальные дуги.

И тут настигло его солнце. У тролля закружились головы, подкосились ноги, он упал и окаменел… А в это время маленький горный цветок в расщелине распускал свои лепестки с серебристыми каплями росы навстречу новому дню.

Читайте также:  Чем полить морковь чтобы она была сладкой народные средства

…Далеко внизу, в долине, где светятся маленькие окошки, живёт бедный народ, и терзает его страшная нужда. Зима там долгая и суровая. Слишком долгая для таких бедных людей. Только снег да ветер, ветер да снег… А наверху, на горе, так высоко, что кружится голова, застыли в камне скалящиеся гримасы! Тёмными ночами снятся они людям, пугая и угрожая…

Перевод Е. Рачинской

Про то, что старый Чёрт рыскает по горам и долам и все подметки себе истер, все знают.

Но есть у него и свита. Погляди-ка на старую ведьму, притулившуюся на горном уступе; верно служит она старому Чёрту, вернее служанку ещё поискать. Жалованье у неё, правда, невелико, но она довольна. Последний раз Чёрт отплатил за носки, что она ему связала, пощекотав её под мышкой: «У-тю-тю-тю!» Щекотал до тех пор, пока у неё ноги судорогой не свело. И спросите меня, чем не достойная плата!

«А как же старик без носков-то будет, горемычный! Свяжу ему тёплые да ноские. Нелегко Чёрту нынче, почти никто и знаться с ним не желает — разве что те, на кого ему самому наплевать. Вот и приходится бегать язык на плечо из-за какой-то пары-тройки жалких душонок, да и то попадается одно барахло, годное разве что на блошином рынке торговать средь прочего хлама. Куда ни придёт, всюду ему от ворот поворот: „Не знакомы с тобой, мил человек. Извиняйте! Прощайте!» Да уж, свяжу носки бедняге, он их честно заслужил…» «Р-р-р-р-р», — рокочет прялка.

— Да разве ты не дарила ему пару носков к Рождеству?

И знаешь, шерсть для чёртовых носков не простая, а то проку от неё было бы мало. Ворсистая да вычесанная, лежит она в ведьминой корзинке, однако уж больно чудна на вид. Смешана шерсть эта и с глупостью, и с оговорами, и со сплетнями, и с завистью, и со злобой — словом, с чертовщиной всякой. Но больше всего с глупостью — её, почитай, больше половины — потому как глупость придаёт нити лёгкий сероватый оттенок и носки получаются наимягчайшие, о таких лишь мечтать.

Но не только носки Чёрту вяжет ведьма. Рядом с корзинкой у неё ворох всякой всячины для распрекраснейших пакостей и ворожбы. С этой работой тоже надо поспеть к сроку. Так что крутись прялка, чтоб только искры летели!

Перевод Е. Рачинской

Давеча в гостях у мадам [3] Мадам — в Норвегии XIX — начала XX века замужняя женщина из среднего сословия. Сювертсен йомфру [4] Йомфру — в Норвегии XIX — начала XX века незамужняя женщина из среднего сословия, например, дочь лавочника, ремесленника, управляющего, шкипера или мелкого чиновника. Энерсен горевала о зле и греховности мира. Из глаз капали слёзы величиной с кофейные зёрна, а из носа текло так, что клетчатый носовой платок не знал роздыху.

И кто бы, чёрт возьми, мог подумать, что она ведьма! Однако через пару часов она уже смазывала дома свою метлу.

На горе Колсос готовился великий шабаш. Сам Чёрт обещался пожаловать, да ещё и скрипку с собой прихватить. Как тут не принарядиться! И потому все ящики комодов йомфру Энерсен были выдвинуты, и везде раскиданы кружева, панталоны, флакончики с нюхательными солями, кринолины, шиньоны и всякая прочая красота. Долго ли, коротко ли, наконец йомфру Энерсен собралась в дорогу. Села верхом на метлу, крикнула: «Неси на гору Колсос!» — и вылетела через дымоход, только сажа заклубилась.

Но на сей раз за дверью пряталась кухарка Анна и подсматривала за хозяйкой сквозь замочную скважину. Сначала она никак не могла взять в толк, с чего это вдруг йомфру Энерсен наряжается на ночь глядя, но, когда увидела, как та достает из ящика рог и мажет чем-то метлу, Анне всё стало ясно. И ей страсть как захотелось тоже попасть на шабаш. Ну хоть один-единственный разочек! «Греха великого ведь в этом не будет, — подумала она. — Веселья в жизни и так никакого — отскребай день-деньской котлы да сковородки».

Взяла Анна ящик от комода и намазала его дно погуще тем же зельем. «Надо только раньше госпожи вернуться, она ничего и не заметит», — решила кухарка.

Правда, через дымоход в ящике протиснуться было трудновато, но когда Анна вылетела на простор, оказалось, что лучшего перевозочного средства и не придумаешь — во всяком случае, то, на чём обычно сидят, в аккурат разместилось. Тут Анна перевернулась вверх тормашками, и ей показалось, будто весь шар земной падает из комодного ящика в глубокую чёрную дыру…

Облака были точно сваляны из мягкой шерсти, и луна перекатывалась из одного в другое словно начищенная до блеска монета. Анне так захотелось дотронуться до неё. Но это она решила оставить на потом… Ящик стремительно несся вперёд.

Вдруг он стал падать. Теперь облака клочьями висели прямо у неё над головой. Ба-бах! — и вот Анна уже лежит на горе Колсос, болтая в воздухе руками и ногами, а дно ящика рассекла большая трещина…

Всего в двух шагах на вершине горел огромный костёр. Тут следует поостеречься! Анна нашла три тяжёлых камня и опустила в ящик, а сверху сложила крест-накрест две палки. Затем подкралась поближе к костру и спряталась в расщелине.

Вокруг костра сидело множество ведьм: кто на спицах вязал, кто на коклюшках [5] Коклюшки — деревянные палочки, на которые наматываются нитки, для плетения кружев. плёл.

Ты, наверное, думаешь, они кружева плели? Да уж, чудесные то были кружева! На первый взгляд вроде бы ничего, а если приглядеться — змеи вместо ниток, а внизу шипящие змеиные головы болтаются. И носить носки, связанные ведьмами, тебе вряд ли захотелось бы! Паголенок на вид вполне сгодился бы, но заканчивались носки большим пузырём, до краёв наполненным желчью.

Сплетни рекой лились. Ведьмы хохотали, злословили и судачили, перебивая друг друга, — слушать противно.

Анна сидела в своей расщелине и от души развлекалась — не удастся ли ей отыскать кого-нибудь из знакомых?

«А вот и йомфру Энерсен… а вон Северине Трап. И Малла Бёрресен, та, что вечно зубами мается, тоже здесь… Нет, вы только поглядите! Да это же старуха Берте Хаугане, торговка черникой, от которой вечно воняет навозом… и сидит она будто ровня с чопорной фрекен [6] Фрекен — в Норвегии XIX — начала XX века незамужняя женщина, происходящая из семьи зажиточного торговца, высокопоставленного чиновника или крупного землевладельца. Ульриккой Пребенсен. Подумать только! Рядом с самой благородной фрекен, которая всегда говорит лавочнику: „Будь любезен, голубчик, обслужи меня первой!»».

Анне пришлось закусить губу, чтобы не расхохотаться.

Языки мололи, будто мельничные жернова. Ведьмы только что живенько перемыли косточки пасторше — ох уж эта тихоня-книгочейка, подцепила себе муженька, да такого толстого, что, как проповедь читать, он еле на кафедре умещается. Уж мы её! Пусть поостережётся.

Затем настал черёд губернаторши, жены судьи, полицмейстерши, а потом и всех остальных.

Казалось, они совсем с ума посходили от злобы. Йомфру Энерсен как закричит: «Плевать нам на них всех, вместе взятых! Тьфу!»

«Тьфу. Тьфу. Тьфу. » — раздалось со всех сторон.

«И я на йих плювать хотела!» — гаркнула Берте Хаугане. И все расхохотались.

Тут появился страшный чёрный ворон. «Едет! Едет!» — заголосил он.

И откуда ни возьмись прилетел и бухнулся среди них длинный чёрный оборванец. А под мышкой у него скрипка.

«Вечер добрый, друзья мои!» — выкрикнул он. «Добро пожаловать, любезный Сатана!» — ответили все хором. От радости чуть было не забыли, что кофе Чёрту приготовили. А кофеёк-то был ядрёный! Напились они им допьяна. Однако Чёрту, известное дело, не привыкать к горяченькому. Каждую чашку кофе он закусывал горстью раскалённых углей.

Вдруг Чёрт возьми да и прыгни прямо в костёр и заиграй ведьминскую плясовую, так что от струн искры посыпались. Ведьмы взялись за руки и давай вокруг него плясать.

Такой гадости Анна отродясь не видывала и не слыхивала — точно камнем по стеклу скребли. А отвратительнее урода с рогами, что восседал посреди жаркого огня, на всём белом свете не сыщешь.

А уж как ведьмы-то разошлись! Они кружились в танце всё быстрее и быстрее, аж в глазах рябило — будто на водопад с тысячами разлетающихся брызг смотришь. И каким бы страшным ни было это зрелище, Анна не могла удержаться от смеха. Вновь ей пришлось губу закусить, истинная правда! Видели б вы фрекен Пребенсен… нос кверху, шёлковые юбки развеваются вокруг тощих ног, а на губах застыла прелестная улыбка. Рядом выплясывает Берте Хаугане: «Опп-ля, хопп-ля-ля!»

«А йомфру Энерсен, вы только поглядите. Ха-ха-ха!»

Но самое веселье началось, когда Малла Бёрресен, закружившись в танце, хлопнулась навзничь и сломала свой длинный нос. Вот уж все хохотали; сам Чёрт, восседавший на костре, ржал как сивый мерин.

.. Анне была девушкой смышлёной. «Хорошего понемножку, надо и на следующий разок оставить», — подумала она. Потихоньку прокралась обратно к комодному ящику, вынула камни и шепнула: «Неси с горы Колсос!», и ящик во весь опор понёс её домой…

На следующий день йомфру Энерсен всё удивлялась, откуда на дне ящика такая большая трещина.

Малла Бёрресен, очевидно, упала с лестницы, потому как на носу у неё красовался огромный пластырь.

А когда Анна отправилась к лавочнику за зелёным мылом, ей снова пришлось закусить губу, чтобы не расхохотаться. В лавку важно вплыла надменная фрекен — нос кверху, шёлковые юбки шелестят вокруг тощих ног: «Шпилек для волос на три шиллинга [7] Шиллинг — мелкая разменная монета, имевшая хождение в Норвегии в XVI–XIX вв. … И будь любезен, голубчик, обслужи меня первой!»

Перевод Е. Рачинской

Как-то поплыли Юхан Перса и Элиас Нильса на острова поохотиться на морских птиц и собрать птичьих яиц. В тот день им везло: жирных гаг настреляли да яйцами целый ящик наполнили. Из дома они взяли с собой кофе и еду, да к тому же в лодке припасли небольшую фляжку — надо ж себя побаловать. Развели костёр, закурили, поболтали немного о том о сём, а потом Элиас и говорит Юхану: «Последи-ка ты за кофе, а я возьму лодку и порыбачу».

В тот день клёв был отменный, но ни одной рыбёшки поймать не удавалось. Казалось, будто чья-то крепкая рука дёргает за крючок, а когда вытаскиваешь леску — крючок пустой. Тут Элиас и заподозрил, что дело нечисто.

«Ну, погоди, раз ты такой голодный, может, вот это попробуешь?» — пробормотал тогда Элиас, посмеиваясь в бороду. Взял старую рыбацкую рукавицу, наполнил её всяким хламом и прицепил на крючок.

Не успел удочку забросить, как леску потянуло на дно. Чувствует Элиас — на крючке что-то тяжёлое. Стал тянуть изо всех сил, да всё напрасно. Но не таков он, чтобы вот так просто сдаваться: намотал леску на уключину, поплевал на руки и давай опять тянуть. Вдруг поклёвка прекратилась. Элиас уж было подумал, что крючок оборвался, как вдруг из воды появился здоровенный морской бычок: головой во все стороны мотает — от рукавицы избавиться хочет. И несётся рыбина прямо на Элиаса. Стукнулась с треском об лодку и легла на воде — на Элиаса во все глаза смотрит. Такой страсти Элиас отродясь не видывал: пасть широко раскрыта, на губе крючок с приманкой болтается, а сама рыбина пыхтит и стонет, жабры раздуваются, словно огромный пузырь, а маленькие косые глаза так и зыркают во все стороны. Тело сплошь покрыто шипами, а кожа висит на ней словно лохмотья.

Тут Элиаса зло взяло, что какой-то проклятый бычок испортил ему всю рыбалку. «Эй ты, глазей сколько влезет, — крикнул он, — а только я тебя ничуть не боюсь!» Изловчился Элиас, схватил морского зверя, выдернул крючок и плюнул с досады прямо ему в пасть. «Вот тебе, свинья ты этакая!» — и выбросил рыбину в море…

Прошло время, и случилось так, что Элиас опять отправился на рыбалку в те места. На сей раз он был один. Оставил Элиас лодку в тихой заводи и пошёл приготовить кофе. А пока кофе варился, решил побродить по острову. Волны бились о каменистый берег, заливая водой каждую расселину, а вокруг на скалах кричали птицы.

Тут и вспомнил Элиас о рыбине, что попалась ему здесь на крючок не так давно. Видит — откуда ни возьмись, прямо перед ним на камне лежит та самая тварь. «Должно быть, выдра её тут бросила. Дохлая поди, вон как вся высохла», — подумал он и потрогал её ногой. А рыбина возьми да и оживи: стала биться, извиваться как сумасшедшая, пастью воздух хватать. Тогда Элиас поддал её ногой покрепче так, что полетела она прямо в море.

И вдруг стала рыбина расти, расти и превратилась в жуткое чудище. Поднялось чудище из воды, разинуло пасть размером с корабельный сундук и проревело:

«Ну что, может, и теперь захочешь плюнуть мне в пасть, Элиас! Только вот что я тебе скажу…»

Дальше Элиас слушать не стал. Кинулся он прочь, да с такой прытью — только пятки засверкали. Вскочил в лодку и всю дорогу до дома грёб так, что пот лил с него градом. И только когда к берегу причалил, вспомнил Элиас, что на острове у него кофе варится…

Перевод Л. Амеличевой

Тысячелетиями лежит дракон на золотых сокровищах. Крылья его покоятся на королевских коронах, драгоценных камнях и сундуках, набитых блестящими кольцами. Зорки его огненные глаза, а пасть изрыгает пламя и дым. Лишь изредка выползает чудовище из своей пещеры, с шумом летит над морем, оставляя за собой дым и искры, как падающая звезда. У людей подгибаются колени от страха: только бы укрыться где-нибудь поскорее.

Лишь время побеждает страшного дракона. Сон его раз от разу становится всё длиннее и длиннее. Сменяется не одно поколение людское, но вдруг появляется в небе дракон и снова предвещает войны, чуму и всяческие беды, вселяя ужас в сердца.

В наши времена дурные предвестия дремлют. Дракон стал преданием. Он спит тяжёлым смертным сном. Зияют его пустые глазницы, крылья бездвижны.

Вход в пещеру зарос кустарником и рябиной, а снаружи светло и солнечно. С моря веет лёгкий свежий ветерок, деревья и кусты волнуются и шелестят листвой. На ветке рябины сидит маленькая птичка и щебечет: «Фюить! Я так рада, так счастлива! На горном склоне свила я гнездо из травинок и былинок! Солнце освещает моё гнездышко, и шиповник раскрыл свой цветок прямо над ним! Фюить! Фюить!»

Перевод Е. Шаульского

В рыбацком посёлке у самого моря жил Кристиан Вестервал. Теперь его уже и в живых-то нет, но многие наверняка его ещё помнят.

Он держал лавку и слыл посему богачом, но также и чудаком изрядным — с таким никогда не знаешь, как себя вести. Вечно угрюмый ходил, словно его тяготит что. Высокий, здоровенный, волосы белее снега, лицо бледное, неподвижное. Но добрый и мягкосердечный, как дитя, хоть и упрямый, как бык, ежели что не по его.

О Вестервале шла молва, что лучшего старшого на рыболовецкий бот [8] Бот — небольшое рыболовецкое судно. не сыщешь. Дважды его бот переворачивался, и люди говорили, будто предсказано, что на третий раз живым ему не выбраться. Наверно, потому и осторожен стал в последние годы — в море и носа не кажет.

Дом Вестервал себе диковинный выстроил: одна половина на склоне горы, а другая на сваях над самым морем, чтобы рыбакам было сподручнее. От люков в полу вели лестницы к воде. Там завсегда рыбаки со своими лодками возились. У дома вдоль скалистого берега тянулась пристань, заваленная сушёной рыбой. Отсюда тоже можно было подняться наверх через люк, пришвартовав лодку под дощатым настилом.

Имелся в доме и склад со множеством дверей и подъёмников. На полу ровными рядами лежали мешки с мукой, рыболовные снасти, смолёные бочки, тюки гагачьего пуха и сушёная рыба, а на стенах сотнями висела птица — чайки, крачки, гагары и чистики. В укромном уголке были припрятаны гигантские морские раковины, парочка полярных сов, а над ними прибиты на растяжку шкурки выдр и бакланов.

Вестервал вёл оживлённую торговлю и держал в кулаке всех до единого рыбаков в посёлке. Они приносили ему раковины, кораллы, необычных рыб, морских звёзд, а взамен получали кофе и жевательный табак.

Жил Вестервал в своём доме один, не считая экономки. Ей, конечно, там было скучновато, да и жутковато порой, а её хозяину в самый раз — он любил море и одиночество.

Спальня была самым удивительным местом во всём его удивительном доме. Вестервал редко спал больше пары часов, а засыпал почти всегда на рассвете. По его словам, ночью ему не давали покоя тяжёлые думы. Над кроватью он прибил себе полку для лампы и читал все ночи напролёт. Старые обои на стенах пузырились, а под полом шуршали и пищали крысы, так что по ночам развлечений хватало. В крошечной комнате было полным-полно всякой всячины: на столе и подоконнике — табак, трубки, трубочные ёршики, пустые бутылки, камни с кораллами — чего там только не сыщешь; на стене — большая полка со старыми книгами; повсюду ящики и стулья, в углу — старый продавленный диван, над которым висели шесть-семь часов с маятниками, больших и маленьких, создававших жуткий шум. «Какая-никакая, а компания», — говорил о них Вестервал.

Читайте также:  Палата народных промыслов и ремесел гжель

Однажды ночью Вестервал лежал в кровати и дымил трубкой, углубившись в старый роман. За окнами бушевала страшная буря. Флюгер на крыше вертелся, как ветряная мельница, и пронзительно скрежетал. Дом скрипел, ветер свистел во всех щелях.

Шторм не прекращался, становился день ото дня всё сильнее. Иного и нельзя было ждать поздней осенью. Тёмным вечером Вестервал сидел у себя, закрыв лавку после суматошного дня. Весь день там толклись рыбаки; на влажном деревянном полу остались следы их сапог. Вестервал подсчитал дневную выручку, сделал записи, потом разложил плитки жевательного табака на завтра и стал переставлять что-то на прилавке.

«Слава Богу, и этот день прошёл», — сказал он сам себе.

Тут возле двери раздался плеск. При свете свечи Вестервал разглядел высоченного парня в рыбацкой одежде и низко, до самых глаз надвинутой зюйдвестке. Лица не было видно, только клок бороды.

«Тебе что нужно? И как ты вошёл через запертую дверь?» — спросил Вестервал.

«Как вошёл, так и уйду. Только подпорку возьму для переборки, больше мне пока что ничего не надо», — отозвался незнакомец глухим голосом и так лязгнул зубами, что у Вестервала мурашки по спине побежали.

Теперь-то он догадался, кто перед ним. Это он в ту ночь стучал ему в пол, он лишил его сна на долгие годы.

В Вестервале вскипела ярость. Хоть он уже в возрасте был, как лунь седой, а перемахнул через прилавок, набросился на незваного гостя с кулаками и взревел:

«Богом клянусь, смерти я не боюсь. Убирайся к себе на дно, мертвечина проклятая!»

Зелёные глаза сверкнули из-под зюйдвестки. Мертвец прижался спиной к двери и выдавил её, как картонку, проковылял мимо ящиков и мешков, оторвал крышку люка и кинулся в воду.

«На суше ты храбрец, Вестервал, но на третий раз тебе не жить!» — презрительно бросил он на прощание.

Настал тот памятный день, когда ураган сокрушил церковь — только её обломки ветром носило над кладбищем.

Рыбакам, вышедшим в море, оставалось лишь бороться за свою жизнь, ведь шторм напал на них так внезапно, будто кто-то невидимый развязал тугие тесёмки и выпустил его из мешка.

А вдалеке разрезал пенящиеся волны красивый, искусно построенный бот. Это Кристиан Вестервал вышел в море в третий раз, чтобы показать своё бесстрашие. Он стоял у руля, бледный, с упрямым выражением лица.

О том, что было дальше, рассказывал Иене Глеа, который всё время был рядом с Вестервалом. Юхан Перса, сидевший на носу лодки, вдруг закричал: «Господи Иисусе, бот Улы и Ларса перевернулся!»

«Постарайтесь их ухватить! Идём прямо на них!» —

крикнул Вестервал, белый как мел.

Волна подняла бот Вестервала над перевёрнутым судёнышком. Какой тут скрежет раздался! А с обеих сторон тянулись к ним руки утопающих… Ларса удалось вытащить, но Ула был слишком тяжёл. Он уцепился за борт и жутко вопил. Бот же несло с такой скоростью, что пена летела хлопьями, а вокруг вздымались белые валы.

«Возьми руль, Иене!» — крикнул Вестервал, свесился за борт, схватил Улу и потащил его. Силы-то у Вестервала было не занимать! Ула вцепился в него мёртвой хваткой обречённого.

В то же мгновение из воды поднялась громадная ручища и отбросила Улу в сторону. Потом показалась ещё одна — схватила Вестервала и утащила за собой в пучину. Старый Иене у руля с ужасом наблюдал за дикой схваткой в бушующем море. Вдруг один из троих превратился в высоченного парня в рыбацкой одежде и схватил Вестервала за горло… На этом всё и кончилось. Все трое ушли на дно, а бот как стрела понёсся дальше.

Тогда-то все и поняли, что Вестервала утащил не кто иной, как драуг.

«Добрый был человек Вестервал. А уж Господь держит небесные врата открытыми и для худших грешников, чем он», — говаривал старый Иене.

Перевод А. Комковой

Коварен водяной, всё норовит человека под воду утащить. Потому после захода солнца будь настороже.

Иной раз прячется он в нежной белой кувшинке. Рука так и тянется сорвать прекрасный цветок… Но стоит лишь его коснуться — в миг провалишься в глубокий омут, и водяной схватит тебя мокрыми, скользкими лапами.

А то присядешь как-нибудь вечером один на берегу лесного озера… И поплывут воспоминания, одно за другим, — такие живые, тёплые, будто солнечные блики меж листьев кувшинок. Но берегись! Это водяной играет на струнах человеческой души. Волшебное озеро навевает воспоминания, а в глубине затаился водяной. Он знает, как легко поймать человека в сеть чудесных мерцающих отражений.

Водяной может превратиться во что угодно. Вот лежит он на берегу, обернувшись драгоценной сверкающей брошью; дотронешься — и ты в его власти. Ох уж хитёр, даже забытой в траве удочкой с леской и крючками прикинуться ему ничего не стоит.

Есть у водяного ещё одна уловка: обратиться в старую, наполовину вытянутую на берег лодку. Но он так часто к ней прибегал, что теперь уж мало кто на неё покупается. Однако случается и такое. Идёт мимо какой-нибудь простак, видит лодку и думает: «Что ещё за ветхое корыто! А воды-то в нём сколько… Ой, да тут и старое ведро осталось!» И давай вычерпывать водяного. Ну, а после садится в лодку — и вперёд!

Поначалу всё идёт хорошо: водяной любит поиграть со своей жертвой как кошка с мышкой. Как чудесно скользить среди кувшинок по неподвижной, будто зеркало, озёрной глади! Её и веслом-то грех замутить… Вон, вдалеке островок, поросший берёзками, виднеется — славно было бы к нему пристать!

Глядь — на середине озера старая лодка даёт течь. А потом и вовсе трескается пополам и тонет. Тогда водяной обвивается вокруг своей жертвы и тянет её на дно.

Бывает и так: водяной обращается в серую лошадь, ходит, пощипывая травку, по берегу и ждёт, чтобы кто-нибудь взобрался на него верхом, — тут он и прыгнет в воду вместе с седоком.

Как-то раз увидал такую серую лошадь один крестьянин. Её откормленные бока так и лоснились, потому мужик решил, что из неё выйдет отличная рабочая лошадка. Правда, сперва он долго макушку чесал — откуда бы этакой лошади здесь взяться? — но так ничего и не придумал, бросился домой за уздечкой. Спрятал узду хорошенько за пазуху — и назад. А лошадь бродит, как и прежде, склонив голову к траве.

«Ну, жеребчик! Поди сюда, милый, поди!» — стал приговаривать мужик.

«Жеребчик» и пошёл. А сам только и думает, как бы усадить мужичонку к себе на спину.

И вдруг мужик — хвать его за обе ноздри! Тут уж пошла другая пляска. Как ни прыгал, как ни брыкался водяной, уздечка сидела прочно. Хлопнул мужик коня ласково по лоснящемуся боку: «Ну, теперь со мной пойдёшь, радость моя!»

Отныне водяной был в его власти. Но жеребец так и не присмирел, ведь его заперли в душной, вонючей конюшне, его, привыкшего плескаться в прохладных лесных озёрах меж водяных лилий. А когда его выводили из стойла, было и того хуже: крестьянин вздумал пахать на новом жеребце свой надел. Делать нечего, водяной тянул плуг — только земля во все стороны летела: силищи-то в нём — как у двадцати лошадей.

«Жеребец просто на вес золота! Работает как чёрт и не ест ничего», — радовался мужик.

Но иногда пугал его пронзительный взгляд колдовских лошадиных глаз, зелёных, как глубокий омут. А после захода солнца серый конь впадал в такое неистовство, что никому в конюшне покоя не было. Он громко ржал, лягался и рыл землю копытом — аж пыль столбом стояла.

Мужик поначалу лишь посмеивался над этим, но день ото дня на душе у него становилось всё тяжелее. Вскоре он и вовсе сон потерял. Непонятная тревога обручем сдавливала грудь, а по телу пробегала дрожь. Ему всё время мерещились глубокие, тёмные воды да отражённые в них лучи солнца, и чудилось, что сам он медленно погружается в бездонную пучину.

«Отчего ж не снять! Тут работы-то всего на двенадцать шиллингов», — ответил Ула.

Стоило парню снять уздечку, как конь кинулся напролом сквозь стену конюшни, так что брёвна, как пушинки, разлетелись.

А старая Ингер Баккен, что жила у озера, рассказывала потом, как серый жеребец одним махом перескочил через её огород. «Из ноздрей его валил дым, хвост стоял трубой, — добавляла она. — А как он летел! Богом клянусь, кинулся прямиком в воду — брызги стеной поднялись!»

Перевод Д. Солдатовой

Познакомился я как-то с одним парнем, который свято верил в существование скрытого народца, и спросил, видел ли он его сам. Но тот ответил: «Я — нет, вот мой брат видел. А мой брат никогда не врёт!»

Родился парень на пустынном и безрадостном островке. Всюду камни да поросшие травой кочки, лишь изредка попадаются одинокие бедные домишки, а вокруг — бескрайнее море, волны накатывают на выбеленные ветрами, покрытые водорослями валуны. Брат его, человек степенный и серьёзный, рассказывал, что часто, лёжа без сна светлыми летними ночами, слышал, как откуда-то доносится церковное пение — такое искреннее, берущее за душу. И вот однажды ночью он вдруг почувствовал, будто в комнате кто-то есть. Огляделся — не видать никого. Вдруг шорох, шёпот — и по полу раскатились серые клубки, видимо-невидимо, скачут, подпрыгивают, словно в дикой пляске. Брат так и подскочил в кровати. Едва произнёс он имя Христа, как клубки укатились в печь под заслонку и растворились как дым. Поначалу он ещё слышал шум в печной трубе, но потом всё стихло.

В стародавние времена скрытый народец кишмя кишел повсюду. Из курганов и холмов доносились звуки скрипки. А то глядишь — длинный свадебный поезд из маленьких, одетых в серое мужчин и женщин. Всем встречным они подносили угощение в золотом роге и чаше. Но горе тем, кто его принимал, — навечно попадали они во власть скрытого народца. С наступлением сумерек скрытый народец выбирался из своих прибежищ, и людям — в особенности молодым девушкам — было очень опасно уходить далеко от дома. Не одну красавицу заманил скрытый народец в горы и курганы. А если кому и удавалось вернуться, то ходили они по округе, словно ума лишившись, — только и говорили, что о своих богатых женихах, владевших тучным скотом и большими хуторами.

Жутковато бывало, когда проснёшься вдруг посреди ночи и увидишь: одетые в серое маленькие человечки кишмя кишат в избе, угощаются, будто у себя дома, веселятся. Страшные лакомки, они выбирают всё самое вкусное: сметанную кашу, копчёную солонину, картофельные лепёшки, сливки, да к тому же непременно разнюхают, где припрятаны водка и жевательный табак. Сколько ни ругайся, ни бранись — всё попусту. Лучше уж сразу схватить ружьё да выстрелить. Закричат тогда незваные гости и, будто клубки серые, выкатятся сквозь щели.

Скрытый народец II

Перевод Д. Солдатовой

В прежние времена скрытый народец то и дело похищал новорождённых младенцев, а взамен подкладывал своих собственных. Такой подменыш, прямо скажем, не красавец. Голова у него большая, тело — маленькое; день-деньской лежит в люльке да ревёт во весь голос.

Однако хитёр был, чертяка. Под столом у него — целая куча камешков. Проходит кто мимо, запустит подменыш руку под стол. Уить! И просвистел камень прямо над головой. А подменыш смеётся во весь рот.

Перевод А. Солдатова

Странное существо, этот ниссе — у него всего по четыре пальца на каждой руке, так как не хватает большого. С ниссе лучше дружить, потому что своими восемью коротенькими пальчиками он схватил как-то одного силача и избил его так, что тот остался калекой на всю жизнь. А вообще-то ниссе не так и плох, если только, конечно, давать ему его законную кашу.

И каша с маслом не такая уж большая плата за всё то, что он делает. Ниссе ухаживает за коровами и за лошадьми, крадёт сено и зерно с соседских хуторов, словом, старается для своего хозяина как может. Немногого стоит хутор без ниссе. Но любит он и пошалить. То на чердаке, то в сарае услышишь, как ниссе, проказничая, хихикает и посмеивается. Часто при луне сидит он на высоком въезде в сарай, свесив ножки. А иной раз дёргает на дворе кота за хвост или дразнит собаку. Или прикинется комочком пыли и лежит тихонько. Если же кто, проходя мимо, подберёт этот комочек, раз — и выпрыгнет ниссе прямо у него из рук, а потом встанет в своём настоящем облике — маленький, коренастенький — и расхохочется. Лучше всего ниссе в сарае, где он шуршит, возясь в сене, или на заросшем паутиной пыльном чердаке среди сундуков и рухляди. И чем больше там грязи, тем лучше. На чердаке так много всего чудного: крысы, мыши, жирные пауки, на подоконнике полно высохших мух и длинноногих комаров; а если ударить по мешку с тряпьём, висящему под потолком, то оттуда вылетит рой моли.

Не так уж и приятно лежать ночью и слушать, как забавляется ниссе. Иногда он катается клубочком, потом начинает пищать и фыркать — и вдруг грохот: упало на пол жестяное ведро, опрокинулись пустые кувшины и бутылки, а вокруг что-то шуршит, будто семенят сотни крысиных лапок. Внезапно всё затихает. И так может продолжаться всю ночь. Неудивительно, что хозяину неохота вставать и в одной рубашке плестись проверять чердак.

О том, как ниссе подшучивает над припозднившимися женихами, может рассказать Улавес Ленэс, сын Берты Сутры. Добряк, каких свет не видывал, добрее всех, кто когда-либо ходил по нашей земле в башмаках, вернее в сапогах, — ведь был он моряком. Если уж он сердился, то мог стукнуть кулаком, чтобы доказать свою правоту, — что ж он, не человек, что ли. Но делал это не так, как другие: кулаком по столу. Улавес был не в пример тактичен: занеся кулак, он бросал хмурый взгляд на стол, а потом садился на корточки и ударял по полу так, что аж звенело.

Посватавшись к Улаве, повадился он навещать её поздним вечером. И вот однажды дождался он, пока народ улёгся и всё стихло. Улавесу надо было пройти через прачечную — глупо и стыдно разбудить кого-нибудь в столь поздний час, — поэтому он снял с себя сапоги и поставил их за ведро, полное рыбьих отходов и другого мелкого мусора. А потом отправился к своей возлюбленной в одних носках. Когда же он вернулся, сапог на месте не оказалось. Он точно знал, что поставил их за мусорное ведро, — но они пропали бесследно.

«Что за чёрт!» — подумал Улавес. На ощупь попытался он отыскать сапоги в темноте и чуть не споткнулся о них. И тут отчётливо услышал, как кто-то фыркнул и захихикал в углу. «Хорошо, что я их нашёл», — подумал он. Но сапоги были как-то странно тяжелы, будто свинец. А когда он присмотрелся, то увидел, что они до отказа набиты мусором из ведра. Улавес так разозлился, что швырнул сапоги об стену, и из них разлетелись во все стороны рыбьи молоки и обрывки рыболовных сетей. Вот ниссе была потеха! Его так разобрало, что он чуть не лопнул со смеху.

И ещё известен случай о проказах ниссе. Произошло это в одном из тех старых белых деревянных особняков с высоким парадным подъездом, что надменно и независимо возвышаются среди соседских домов. Хозяин — органист, сухой старый хрыч. Под носом у него было черно от нюхательного табака. Из-за длинного выдающегося подбородка нижняя часть лица его точь-в-точь походила на молочник. Я никогда не видел этого лица без улыбки, но улыбался он так высокомерно-снисходительно, что меня это всегда раздражало, и я первым спешил откланяться. Сестра его, следившая за домом, была старой девой. На шее она носила шнурок с серебряным сердечком, которое всё время открывала и нюхала. Ей-то и пришлось иметь дело с ниссе.

На кашу для ниссе в этом доме скупились, и потому в отместку он шалил изо всех сил. По ночам он так шумел, что нигде нельзя было найти покоя. На кухне с полок летели тарелки и миски, из плиты валил дым и искры сыпались — приходилось открывать и окна, и двери. Ниссе обстреливал стёкла бумажными шариками, и они трескались то здесь, то там. Хуже всего было зимой: ниссе открывал чердачные окна, и снегу наносило целые сугробы. Пусть ниссе у органиста с едой было туго, зато веселья хоть отбавляй!

Однажды вечером соседи видели, как ниссе выплясывает на лестнице с серой кошкой органистовой сестры. Кошка шипела и изворачивалась хуже грешника на раскалённой сковородке, ведь ниссе держал её за передние лапы и крутил вокруг себя, напевая:

Мы с тобой да старуха наша,

Мы с тобой да старуха наша

Грызёмся, как звери, за остатки каши!

Да уж, старая дева с серебряным сердечком на шее многое могла порассказать о ниссе, если б захотела. Только её брат-аристократ лишь снисходительно улыбался, если об этом заходила речь, и цедил из своего молочника: «Ах, моя сестра и эти её истории о ниссе. Да она просто дурочка».

Источник

Правильные рекомендации