Новые деньги донецкой народной республики

ЛНР и ДНР переходят на рубль. Что дальше?

Основной денежной единицей в Луганской народной республике с 1 марта станет российский рубль. Соответствующее решение принял Совет министров ЛНР.

«Совет министров Луганской Народной Республики постановляет: 1. Установить, что основной денежной единицей на территории Луганской народной республики является российский рубль», — говорится в постановлении от 21 февраля.

В Донецке и Луганске также созданы штабы для контроля за переходом предприятий украинской юрисдикции под внешнее управление. Соответствующие заявления были сделаны главой ДНР Александром Захарченко и председателем Народного совета ЛНР Владимиром Дегтяренко.

В совместном заявлении глав ЛНР и ДНР Игоря Плотницкого и Александра Захарченко сообщалось, что при продолжении железнодорожной блокады Донбасса самопровозглашенные республики перестанут поставлять уголь Киеву. Они также заявили о намерении ввести внешнее управление на всех предприятиях украинской юрисдикции, работающих в республиках.

В Донецке и Луганске считают, что введение внешнего управления на предприятиях украинской юрисдикции станет очередным шагом на пути интеграции с Россией. «Наша экономика, в основе которой лежит российский рубль, была полностью отвергнута украинским режимом. Предприятия, о которых идет речь, увольняли людей, отказывались платить им заслуженную заработную плату. Мы видим колоссальную разницу в отношении к нам со стороны России и Украины», — цитирует Луганский информационный центр слова исполняющего обязанности первого заместителя председателя Совета министров ЛНР Сергея Иванушкина.

Между тем, в Кремле выразили недоумение в связи с нежеланием украинских властей решить проблему транспортной блокады Донбасса. «В данном случае неспособность или нежелание Киева избавиться от этой транспортной блокады, конечно, вызывает недоумение», — сказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя заявление властей Донецкой и Луганской народных республик.

Для читателей Pravda. Ru эту важнейшую новость понедельника прокомментировали эксперты.

Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений:

Вячеслав Никонов, депутат Государственной думы, президент фонда «Политика»:

Они пользовались уже давно рублем — и если это теперь официально закреплено, то из этой новости следует запрещение оборота украинской валюты, притом в самом ближайшем времени. Значит, это очередной важный сигнал Киеву: чем жестче украинские власти ведут себя по отношению к ДНР и ЛНР, чем дольше они будут плевать на минские соглашения, — тем большее количество нитей, связывающих республики с Киевом оборвутся безвозвратно. Они, не сомневаюсь, будут рваться дальше и больше. Но теперь эти процессы могут принять необратимый и глобальный характер.

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Источник

Суррогатные деньги суррогатных республик

В ДНР на полном серьезе обсуждают создание собственной «автономной от мировой» финансово-расчетной системы. 1 доллар будет стоить 33 «новороссийских» копеек…

Рабочая группа, учрежденная «парламентом ДНР», предлагает ввести «суррогатные деньги». Об этом заявляет руководитель группы некто Сергей Данилов.

«Мы считаем целесообразным введение в ДНР собственных рассчетных знаков. Макеты новой валюты уже существуют и доступны в свободном доступе в Интернете», — сообщил Данилов.

— То есть один доллар будет стоить 33 «новороссийских» копейки, — заявил Данилов. Однако, он сам подтвердил, что никакими реальными золотыми запасами «знак» обеспечиваться не будет.

Всем жителям окупированных территорий авторы идеи предлагают сразу раздать по 500 «знаков» (1600$).

Также, по словам Данилова, всеми расчетами ДНР и ЛНР может заниматься «зарегистрированное в Таможенном Союзе казенное предприятие».

Чтобы не зависеть от внешних факторов, в планах у «экономистов» — даже создание второй в мире (после США) Федеральной резервной системы!

И кредиты, разумеется, в «Новороссии» обещают выдавать всем желающим под 0%.

(Рассуждения о суррогатных деньгах смотрите на видео с 13:30)

В конце видео Данилов заявляет, что «уже встречался со всеми масонами и иллюминатами, которые управляют Обамой».

Редакция «Реальной газеты» также нашла в Интернете несколько «макетов» предлагаемых суррогатных валют ДНР и ЛНР и решила провести конкурс на лучший дизайн:

6 место (печальненько, нудненько):

5 место (как-никак, валюта дожна быть с портретом главного «Новоросса», и напоминать об имперско-ордынских корнях республик):

4 место (неустаревающая классика, последний всхлип советской финансовой системы — павловский «трояк»):

3 место (валюта, как и жизнь в «республиках», должна быть яркой):

2 место (во-первых, это красиво, а во-вторых, с такой суммой в кармане любой голодающий пенсионер ДНР и ЛНР будет чувствовать себя мультимиллионером):

Но все-таки 1 место патриотически настроенная редакция «Реальной газеты» единогласно отдала луганской «жидкой» валюте, которая в отличие от суррогатных донецких «знаков» однозначно обладает объективной ценностью:

Источник

Новые деньги Новороссии застряли в Ростове-на-Дону

«В этой войне пока выигрывают Ахметов и Коломойский»

Первая партия новых денег ДНР, отпечатанных в Китае за 1 миллион рублей, под видом «рекламной продукции» уже прилетела оттуда на рейсовом самолете. Она должна была попасть в ДНР в середине января. Но доехать до Донецка, где по-прежнему людям нечем платить зарплаты, деньги не могут. Пылятся на каком-то складе в 70 км. от границы.

Спецкор «МК» выяснил, кому это выгодно.

Фото: Екатерина Сажнева

Против введения «расчетных знаков» или «рублей Новороссии», как их называют в ДНР, по словам тех, кто пытается внедрить в республику новую финансовую систему, выступают люди из самого правительства ДНР. Они считают, что еще «не время». Между тем рабочая группа Государственной комиссии по созданию и функционированию финансовой системы Донецкой республики при Верховном совете ДНР начала работать еще в конце октября прошлого года.

Состав ее закрыт. Известно только, что туда входят шесть человек. Постановление о создании группы подписал на тот момент председатель Верховного совета ДНР Борис Литвинов. Сейчас он уже смещен.

Возглавляет рабочую группу Сергей Данилов, бывший военный и юрист. Мы встретились с ним в Москве. Данилов считает, что положение крайне серьезное. «Мы молчали, хотя первые образцы новых денег доставили в Россию уже в конце декабря, потому что надеялись, что все образуется, — объясняет Данилов эту тупиковую ситуацию. — Мы в это верили. Да и у нас есть ответственность перед гражданами, потому что средства на печать «расчетных знаков» ДНР собирали через Интернет: бросили клич, и простые русские люди присылали — кто сотню рублей, кто — триста. В общем счете собрали миллион рублей. Этого хватило на первую партию».

Первые купюры расхватали на сувениры. Фото: Екатерина Сажнева

«У населения наличных гривен практически не осталось, — признает Данилов. — Даже совсем ветхие, изношенные, потертые, склеенные купюры, которые у народа обычно изымают, те, которые не успели передать на утилизацию в Национальный банк Украины, и их используют. Та гривна, которую завозят разными путями, она очень быстро опять вымывается — людям же нужно покупать молоко, хлеб. Пришла машина с картошкой — уехала с деньгами».

— Новороссия на сегодняшний день, как мы считаем, это черная офшорная дыра, — продолжает Сергей Данилов. — Мы по-прежнему остаемся в налоговой системе Украины. С донецких предприятий налоги перечисляются в государственный бюджет Украины. Все проплаты идут только через киевские банки, там же находятся все наши счета, так как в Новороссии своих банков нет. Даже большая часть пенсионного фонда Украины до сих пор пополняется Донецком. Получается, что мы финансируем Киев.

— А наличность в самой непризнанной республике, выходит, совсем закончилась?

— Да, ее нет. И у руководства тоже нет. ДНР для того, чтобы произвести выплаты по социальным обязательствам, по пенсиям, бюджетникам, нужно два с половиной миллиарда гривен в месяц. Рубль завезти никто не даст. Это фактически присоединение. Совсем недавно у нас был еще один источник наличных средств — это те гривны, которые привезли в ДНР из Крыма, после того как полуостров перешел на рубль. На них какое-то время продержались.

— А в чем их перевозили? В чемоданах?

— На грузовиках. Это же очень большой объем. На пароме и через Ростовскую область. Но тот резерв, который был в Крыму, уже закончился. Сегодня работают только внутренние «серые схемы» — и людям платят по ним. Платят копейки. К примеру, на «копанках» — это шахты, где нелегально примитивным образом добывается уголь, — здесь на свой страх и риск мужики копают землю лопаткой, добывают примерно до 3 тысяч тонн угля в сутки. Им, по моим данным, платят около 400–500 гривен за тонну. А посредники перепродают этот уголь украинцам по 4–4,5 тысячи гривен за ту же тонну. Вы думаете, почему в Донецке нет веерных отключений, как в Киеве? Это Порошенко такой добрый? Просто наш уголь добывается для Киева — и если электричество отключится, то его просто перестанут поставлять.

Читайте также:  Чем лечить расширение лоханки почки народными средствами

Не так давно открыли несколько заводиков нелегальных, а вернее, конвейерных лент по производству контрафактных сигарет и алкоголя. Помещений свободных много. Сырье и станки нам привезли. Все это дело идет потом на Украину за наличные. Это удобно и выгодно обеим сторонам, на украинской границе продукцию даже встречают представители «Правого сектора» и сопровождают дальше, чтобы ничего не случилось. На этом и зарабатывают.

Из предприятий у нас остались и работают только те, которые входят в транснациональные корпорации. Наш металл идет и продается через Мариуполь, через Одессу. А деньги поступают опять же в Киев. В принципе мы в любой момент, если это будет востребовано, можем запустить свое производство. И сами все продавать. Это иллюзия, что у нас все совсем так уж плохо. Но нужны средства — и тогда внутренняя финансовая кровяная система заработает. Нам очень нужны свои деньги.

— И вы их отпечатали в Китае? А почему не в России?

— В России находятся всего четыре предприятия, которые могут печатать ценные бумаги разных классов: «А» — это деньги, «Б» — акцизные марки. Наши расчетные знаки напечатаны именно классом «Б» — это дешевле и быстрее. Потому что на самом деле время подпирает. Россия по закону печатать деньги для другого государства, тем более не признанного, не имеет права. Здесь все под контролем. В отличие от России, в Китае почти 60 таких фабрик.

— И они не побоялись принять такой заказ?

— А им какая разница? Китай может все. Наши деньги обладают 9 степенями защиты. Пока этого вполне достаточно. К тому же у нас нет финансовых ресурсов, чтобы напечатать сейчас денег больше, поэтому напечатано всего 5 процентов от необходимого. Чтобы напечатать полностью тираж, нужно порядка 72 миллионов российских рублей. Их у нас нет.

В безналичном расчете мы называем их «рубли ДНР», а в наличном — «расчетные знаки». Наша валюта — только для внутреннего употребления. Но она будет конвертироваться. Мы же не станем уголь продавать за эти знаки. Россия, между прочим, тоже торгует нефтью и газом за доллары.

— Вы уверены, что жители Новороссии поверят в красивые бумажки с Георгием Победоносцем, убивающим змея, на картинке как в реальное средство платежа?

— Это вопрос времени и привычки. Украина, когда отделилась от Советского Союза, тоже первое время не могла печатать свои деньги. Кравчук, если помните, издал указ о введении собственной финансовой системы. Рубли поменялись сначала на карбованцы. Те — на гривны. Люди ко всему привыкают. Если донецкая бабушка сидит пять месяцев без пенсии, она будет рада, что мы ей дали возможность сходить в магазин и хотя бы на что-то купить хлеба.

— Не нарисуем. То, что мы выпустили, это так называемые директивные деньги, они запущены декретом — постановлением правительства, этот документ сейчас находится на подписи в администрации главы республики.

— Глава республики Захарченко его уже подписал?

— Нет, конечно. Когда председатель Государственной комиссии ДНР по созданию финансовой системы обратился к управляющему республиканским банком с просьбой предоставить помещение для хранения расчетных знаков, все быстро забегали, министерство государственной безопасности разволновалось. И так ничего и не решили. Деньги уже есть — но принимать их боятся.

— То есть это не случайно, что пробная партия новых денег застряла в Ростове и не доходит до жителей?

— Наши деньги не вписываются в «серые схемы» бизнеса, которые, как я вам рассказал, преобладают сейчас на территории республики. Тому же Ахметову (украинский олигарх, контролирующий Донецкую область. — Авт.) независимая финансовая система в ДНР уж точно не нужна. А именно он сейчас полностью контролирует экономику и кадры Новороссии.

Все держится на гуманитарке и вливаниях Ахметова. Он не дает людям умереть с голоду, поскольку на самом деле кровно заинтересован в том, чтобы рабочие сводили концы с концами. Эксплуатацию увеличил за счет страха: не будут работать — протянут вместе с семьями ноги. Это очень хорошая мотивация. Прибыль у него стала больше. И у Коломойского больше. Они пока выигрывают в этой войне. Но посмотрим еще, на чьей стороне будет праздник.

Источник

ВОЕННЫЕ ПЕНСИОНЕРЫ ЗА РОССИЮ И ЕЁ ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ


В мае на улицах Донецка появились рекламные щиты «ДНР: все только начинается!». Это реклама кампании по национализации бизнеса, принадлежавшего бизнесменам, осевшим на украинской стороне. В списке предприятий знаменитая шахта им. Засядько, газотранспортная система, Старобешевская ТЭС, автовокзалы, рынки и супермаркеты торговой сети АТБ.

С помощью национализации ДНР пытается решить ежемесячные денежные проблемы. Только в июле в ДНР планируют выплатить пенсии и пособия на сумму 2,65 млрд рублей, пишет РБК, представляя свое исследование экономики непризнанных республик на востоке Украины.

В ноябре Украина объявила экономическую и транспортную блокаду республик, продолжив выплату пенсий только тем, кто переехал на территорию, подконтрольную Украине.

По подсчетам РБК, обе «республики» с ноября по март должны были потратить на социальные выплаты около 1,9 млрд гривен (3,8 млрд рублей согласно курсу валют, утвержденному ДНР). Однако уже в конце марта главы республик одновременно подписали распоряжение о начале регулярной выплаты пенсий в довоенных размерах. Но вместо привычных гривен пенсии начали выдавать в рублях по курсу 1 к 2 (1 украинская гривна = 2 российских рубля).

Правительства обеих территорий отказались сообщить РБК точный объем поступлений в республиканские бюджеты, отметив лишь, что от месяца к месяцу суммы растут.

Как собирают налог с бизнеса

Основные поступления в экономику ДНР и ЛНР идут за счет крупного бизнеса, высказывает версию высокопоставленный российский чиновник. Бесперебойная торговля обеспечивается лоббистскими усилиями оставшихся в Киеве владельцев предприятий, многие из которых переизбрались в Раду.

Практика показывает, что большинство предприятий, принадлежащих как украинским, так и российским крупным бизнесменам и не закрывшихся за время боев, действительно вносят свой денежный вклад в экономику Донбасса. Однако большая часть крупных бизнесменов ограничиваются выдачей зарплат сотрудникам и гуманитарной помощью, и лишь единицы среди олигархов платят налоги в бюджет ДНР и ЛНР, а следовательно, их деньги не могут идти на социальные выплаты.

Как работает российская комиссия по снабжению Донбасса

Официально Россия оказывает помощь Донбассу, доставляя продукты и необходимые материалы гуманитарными конвоями. Однако неофициальная помощь и участие в экономической жизни ДНР и ЛНР выходят за пределы гуманитарных операций, пишет издание.

С декабря 2014 года тема Донбасса находится в компетенции Межведомственной комиссии по оказанию гуманитарной поддержки пострадавшим территориям юго-восточных районов Донецкой и Луганской областей Украины (МВК), которую возглавил замминистра экономического развития Сергей Назаров.

По сведениям издания, весной Назаров проводил встречу предпринимателей Южного федерального округа России с представителями ДНР и ЛНР, где обсуждались схемы легальной внешнеэкономической деятельности России с предприятиями самопровозглашенных республик. Вскоре после ДНР признала Южная Осетия. Это признание поможет непризнанным республикам наладить финансовые сношения с внешним миром.

Республиканский банк ДНР открывает счета в Национальном банке Южной Осетии. Эта республика признана Россией, Венесуэлой, Никарагуа и государством Науру. Нацбанк Южной Осетии имеет корсчет в «Банке Москвы», через который могут перечисляться средства ДНР в Россию, а далее в другие страны, пояснял РБК схему один из сотрудников Минфина ДНР. Источник РБК в российском правительстве подтвердил, что в середине мая представители «Банка Москвы» встречались с Назаровым.

Профильные ведомства российского правительства контролируют и другие сферы экономической жизни непризнанных территорий.

Большая часть поставок в самопровозглашенные республики и вывоз их продукции вовне идут по неформальным схемам, и в их согласовании также участвует российское правительство.

Российские предприниматели участвуют в операциях по экспорту угля, добытого на шахтах ЛНР и ДНР. Наблюдатели миссии ОБСЕ, находящиеся на пропускных пунктах «Гуково» и «Донецк» (Ростовская область), в своих отчетах фиксируют вывоз угля самосвалами на территорию России начиная с октября 2014 года. В середине мая глава таможенной службы ЛНР Андрей Карпак, заявил, что объемы вывоза угля из ЛНР в Россию находятся в пределах 3 тыс. т в день.

Газ и электричество в долг у России

В феврале «Нафтогаз Украины» перекрыл задвижки на газопроводе в Донбасс. Чтобы не допустить газовой блокады, «Газпром» начал поставки топлива на территории, подконтрольные ДНР и ЛНР, через газоизмерительные станции «Прохоровка» (граница Ростовской области и ЛНР) и «Платово» (граница Ростовской области и ДНР).

Источник

Новые деньги донецкой народной республики

Средняя зарплата в Донецке — 9 500−12 600 рублей

Снять квартиру можно за 5 000−5 700 рублей в месяц без учета коммунальных платежей

Бензин — от 45 рублей за литр

Пол-литра водки стоит от 65 рублей

630 рублей — продуктовая корзина: килограмм помидоров, огурцов, курица, свинина, бутылка водки

Пообедать в ресторане можно на 190−315 рублей

20 минут на такси — около 25 рублей

Квартиру можно купить за 1,57−1,89 млн рублей

Слова « Донбасс превращается в Приднестровье» стали общеупотребительными, хотя к реальности они имеют весьма отдаленное отношение. Приднестровье — сепаратистский регион Молдавии, который при политической независимости сохранил все экономические связи с Кишиневом, что для территорий самопровозглашенных ДНР и ЛНР смотрится несбыточным оптимистическим сценарием.

Кроме того, в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии нигде не проживают больше 250 тысяч человек, а на территории Донбасса, контролируемой пророссийскими образованиями, немногим менее 3 млн человек. И там уже два c половиной года идет война и каждый день гибнут люди.

На 30% территории Донбасса расположились два квазигосударственных образования, между которыми существует реальная таможенная граница.

При этом там образовался особый, ни на что не похожий уклад жизни, который внимательно изучал наш корреспондент в Донецке Михаил Скорик.

« Я очень прилично зарабатываю, старые клиенты не забывают, простоя практически нет. Считала траты свои в месяц — получается 15 тысяч рублей! 5 тысяч плачу за аренду квартиры, остальное на еду. В этом году даже отдохнуть съездила — старая клиентка на море в Одессу пригласила, у нее шесть дней квартира простаивала, и я там от всей этой войны отдохнула!» — рассказывает мне за стрижкой мой довоенный парикмахер. Мы не виделись с 2014-го, много воды утекло с тех пор.

В этом монологе вся жизнь Донецка в одной картинке. В Одессу Татьяна ездила « при деньгах». У нее были две заначки: 2000 гривен ( 4 300 рублей) и 100 долларов. Гривны она потратила на дорогу и разные непредвиденные военные обстоятельства. Проезд через блокпосты до Красноармейска — 250 гривен ( 537 рублей). Потом каким-то автобусом до Константиновки — 50 гривен ( 2 евро). Оттуда на плацкарте к морю — еще 200 гривен ( 430 рублей). А в Одессе тратилась только на еду, разменяв заветные 100 долларов. Эта неделя отпуска — первая за два с половиной года войны.

Таня с раздражением вспоминает свои траты до войны: «На ремонт дома потратила 10 тысяч долларов! Сколько бы я на них сейчас жила!» В дом в конце августа 2014-го прилетел снаряд: «Мы в подвале сидели, выскочили с мужчиной моим, а на кухне две собаки и две кошки мои по углам забились, и всё загажено! Я смотрю, как быстро и качественно мои звери засрали кухню, и думаю: „Как же я это вымою?“ А Володя мой сзади спрашивает: „Водка есть?!“ Выпили сразу по стакану и пошли на улицу разгребаться. Машину его только пылью и обломками чуть засыпало. Окна в доме вынесло, но я за эти годы два стеклопакета поставила, а остальные до лучших времен ДСП забили аккуратно. Вполне можно жить, друзья с Азотного при обстрелах ко мне переезжают. Сама вот только жить не могу там — квартиру снимаю».

Взгляд на современный Донецк всегда двоится. Картинки противоположны. Оптимисты говорят, что город ожил, супермаркеты заполнены русским и белорусским товаром и на дорогах иногда бывают пробки. Пессимисты — что центр пуст, клиентов нет, аэропорта и железнодорожного сообщения тоже, а почти все щиты наружной рекламы заполнены старой агитацией самопровозглашенной республики, потому что коммерческой рекламы тоже почти нет. «Почти» — это многочисленные объявления на столбах о доставке в любую точку России, Украины и Крыма, дистанционном решении вопросов с украинскими пенсиями, паспортами, электронными пропусками в зону АТО, регистрации предприятий в близком Ростове-на-Дону.

Доска объявлений в Донецке. Фото Михаила Скорика для « Спектра»

При этом и пессимисты, и оптимисты будут правы, потому что всегда есть, с чем сравнивать. Просто пессимисты сравнивают ситуацию с мирным 2013 годом, а оптимисты с августом 2014-го, месяцем максимального бегства народа из Донецка и максимального мародерства « ополчения». Или январем 2015-го, когда из города « бежали» уже продукты, а Украина ввела экономическую блокаду ДНР и пропуска только через блокпосты.

А теперь, хоть денег у народа особо и нет, но бизнес какой-то всё же есть. И опять же есть с чем сравнивать. Вот Татьяна квартиру снимает и боится, что квартплату поднимут. А в 2014-м весь город пустой стоял, а квартиры наперебой предлагали выехавшие хозяева « просто пожить, для охраны». Потом была стадия « пожить за коммунальные платежи». Теперь вот пришло время, когда 5 тысяч рублей смотрится недорогой арендой, а квартиры сдают бежавшие хозяева исключительно за гривны и за двухкомнатную квартиру в центре могут попросить и 2500 гривен ( 5380 рублей) в месяц без учета коммунальных платежей. Это очень много по меркам ДНР.

Самая высокооплачиваемая здесь элита, те, что « выше среднего», получают чуть больше 30 тысяч рублей. В эту элитную когорту входят командиры батальонов в армейских корпусах, депутаты местного Народного совета и руководители департаментов ключевых министерств. Первые замы министра и военные в чине местного генерал-майора получают 50 тысяч рублей, министры уже заскакивают за 60 тысяч.

Простой народ на «большую» зарплату может рассчитывать только в армии, где рядовой боец получает 15 тысяч рублей в месяц. Ведущий специалист в министерстве — от 12 тысяч до 18 тысяч рублей. Ставка врача — 5500 рублей, учитель в школе получает в районе 4000−4500. Самая массовая работа временная, общественно-полезная — на восстановлении разрушенного жилищного фонда. На нее набираются люди республиканским центром занятости, и платят таким строителям часто с задержками по 2500. В остальном заработная плата 5 тысяч рублей в месяц в Донецке считается приемлемой, в небольших городах периферии и 2500 за счастье!

Насколько у народа нет денег, видно по сфере обслуживания. Я пишу этот текст в очень приличном ресторане, близком к центру города. Все вкусно и очень тщательно приготовлено. В меню — лапша домашняя ( 50 рублей), классический борщ ( 80 рублей), суп харчо ( 90 рублей) и еще шесть разновидностей первых блюд по тем же ценам. Приличные стейки из свинины и говядины стоит соответственно 170 и 190 рублей за порцию. Моя любимая печень телячья со сливочным соусом, гречкой и грибами стоит 120 рублей.

При этом на улицах чисто и относительно безопасно. Безопасности способствует и постоянно ужесточаемый комендантский час с 23:00 до 5:00, и жесткая зачистка всех неконтролируемых отрядов « казаков», после которой вооруженные люди не «при исполнении» на улицах перестали появляться. Впрочем, людей на улицах нет уже после 19:00. Рестораны закрываются строго в 21:00, и посмотреть вечерние матчи Евро-2016, например, здесь было можно только дома.

Пункт обмена валют в Донецке. Фото Михаил Скорик для « Спектра».

Многие старые кафе и рестораны работают « в ноль», исключительно для того, чтоб новая власть не конфисковала помещение или в брошенном здании не разворовали оборудование — арендная плата чисто символическая. Открылось множество парикмахерских из разряда « все стрижки по 70 рублей!», придомовых продуктовых магазинчиков, которые раньше из центра выметала дорогая аренда, служб такси, которые за те же средние 70 рублей отвезут тебя в любой конец города, и даже косметологических клиник, куда из-за дешевизны приезжают россияне и выехавшие было жены бывших местных хозяев жизни. «Я перед Украиной всегда в Донецке на маникюр езжу, — рассказывает мне знакомая журналистка. — Здесь он на дому у мастера 100 рублей стоит, а там начинается от 150 рублей. За отличный массаж на дому я плачу 250 рублей. Цены тут по зарплатам, очень щадящие!»

« Ты в Ростове хоть в автомате на улице видел кофе дешевле 50 рублей? А у нас тут, видишь, по 30, и попробуй этот кофе!» — пояснял мне особенности местного рынка за чашкой прекрасного кофе предприниматель Андрей уже в итальянском ресторане « Мафия» на центральном в городе бульваре Пушкина. Андрей невыездной на украинскую территорию в связи с уголовным делом по статье о «финансировании терроризма» и относится к твердым оптимистам, которые в упор не замечают разрушенных окраин и линий блокпостов вокруг, но при этом искренне наслаждаются жизнью. Под « статьей» тут ходит любой предприниматель, который платит налоги в ДНР. Учитывая, что для этого необходимы еще и бухгалтер и курьер, налицо « создание устойчивой террористической группы». Под реальным украинским уголовным делом ходят не все, а особо отличившиеся при строительстве молодой непризнанной республики. Андрей как раз из таких.

« Водка по 70 рублей, колбаса классная по 300 за килограмм, в России таких цен нет!» — убеждает меня он.

Нужно понимать, что территория самопровозглашенных ДНР и ЛНР — это примерно треть от Донецкой и Луганской областей. По оценкам ООН, здесь живут 2,7 млн человек. А производства пищевых торговых марок здесь были всеукраинские. Теперь заводы торговой марки « Олимп» и «Луга Нова» ( водка и ликероводочные изделия), «Добрыня», «Маричка» и «Луганск молоко» ( молокопродукты), мощные колбасные заводы Макеевки, Первальска и Луганска работают на очень узкий рынок, не имея возможности экспорта в Россию из-за отсутствия признанной сертификации качества на этой территории.

Соответственно, «свои» товары здесь дешевле, чем где бы то ни было. Дешевы в Донецке и Луганске еще и сигареты. В Донецке раньше не принято было много говорить о табачной фабрике « Хамадей» в связи с изготовлением на ней « американских» контрафактных сигарет. Мало о ней говорят и сейчас, но сигареты она производит по-прежнему в больших количествах, однако контрафакт идет теперь не на Украину, конечно.

Вагончик duty free в Еленовке, самопровозглашенная ДНР. Фото Михаила Скорика для « Спектра»

На выезде из самопровозглашенной республики на территорию, подконтрольную украинской власти, сразу за блокпостом после села Еленовка стоит типичный памятник ДНР — вагончик дьюти-фри! Фотографировать мне его не дали. «Потом приходи, когда алкоголь выстроим какой-нибудь и фотографируй, — посмеялся парень-продавец. — А пока сигареты покупай. Блок от 155 до 220 рублей!» Сигареты все больше американские — «Парламент», «Мальборо», «Лаки Страйк» — и на пачках акцизные марки и надписи о вреде курения вперемешку: где на русском, а где и на чешском языке. В Штаты по всей видимости эти « сигареты» не везут, ограничиваются ближним зарубежьем.

В Донецке особым шиком и признаком достатка считается курение не «местных», а «ростовских» сигарет. Зато в магазине местная пачка на кассе может стоить от 11 до 16 рублей. И водка местная на полке в ряд — «Шахтерская», «Забойная», «Донецкая» — с простыми этикетками и простой ценой в 68 рублей за бутылку.

Продукты исторически дешевле на Украине. В Донецке, например, в разгар сезона помидоры стоят 80 рублей за 1 кг, огурцы — 45−50. Это в три-два раза дороже, чем на украинской территории. Процентов на 20 дороже мясо. Домашние куры стоят 190 рублей за 1 кг, охлажденная фабричная курятина — от 118 рублей, хорошая телятина на рынке потянет на 400 рублей, свинина — на 330−350. В магазинах можно встретить мороженную свинину по 270.

Если закончить с дешевизной, то бензин в ЛНР и ДНР тоже дешевле, чем на Украине, и ощутимо дороже, чем в России. Марка АИ-95 стоит 45 рублей за литр, АИ-92 — 44, а дизельное топливо — 43 рубля за тот же литр.

Заправочная станция в ДНР. Фото Михаила Скорика для « Спектра»

Еще недорога в Донецке коммуналка. Оплаты за электроэнергию здесь не было весь 2014 год. Только в 2015-м компании и власти ДНР придумали, как платить за свет. Цены на все услуги здесь оставили довоенными, а потом перевели в рубли по заниженному курсу 1 к 2. Однокомнатная квартира может забирать из семейного бюджета 500−600 рублей в месяц. Это гораздо дешевле, чем в соседнем украинском Мариуполе.

В том же Донецке в месяц продается три-четыре десятка квартир. Цены примерно такие же, как и до войны, только в гривне. Гривна упала в три раза, цены в долларе в среднем на столько же. В центре великолепные « сталинки» уходят за 30 тысяч долларов. Хорошая трехкомнатная квартира недалеко от центра стоит 25−30 тысяч долларов. В близкой Макеевке в рабочих поселках двухкомнатную квартиру можно купить за 1,5 тысячи долларов. Многие « российские добровольцы» предпочитают оставаться в большом и красивом городе в надежде на лучшие времена. Квартиры до недавнего времени оформлялись в украинских Краматорске или Мариуполе на тех, кто мог выехать.

« Я продала свою трехкомнатную квартиру за 26 тысяч долларов и больше сюда возвращаться не хочу, — рассказывает врач Наталья, один из лучших в этих краях специалистов по лабораторной диагностике. — Пришли пожилые люди с дочкой, дочка сразу бросилась обниматься с соседкой на втором этаже. У той муж в МГБ, и я примерно поняла, откуда деньги у моих покупателей. Мужа дочки мне не показывали. Сделку оформили в Краматорске у нотариуса в помещении банка, я положила деньги на счет, сепаратисты уехали обратно в мой бывший город. Я туда не вернусь, даже если вернется Украина. До войны моя квартира стоила 100 тысяч долларов».

С весны в ДНР заявили, что все сделки должны регистрироваться в республике и все договора, составленные на украинской территории, считаются недействительными. Это вызывает большую озабоченность у местных покупателей — получается, что сделки могут оспорить продавцы? Пока получается, что со сделок платят налоги в две стороны.

В ДНР нет коммерческих банков, а значит, невозможно взять ипотеку на покупку жилья. Старые кредиты пока не напоминают о себе. Хотя банки с западным капиталом очищали свой портфель здесь как могли.

« Мне позвонили из „Укрсиббанка“ летом 2015-го, — говорит Кирилл, житель Донецка, который умудрился взять ипотеку на трехкомнатную квартиру в блочной панельной девятиэтажке под 14% годовых на 30 лет. — Моя квартира стоила что-то под 90 тысяч долларов, и на тот момент тела кредита оставалось 65 тысяч долларов. Мне сначала пригрозили, я предложил открыть отделение банка в Донецке, чтобы я мог носить туда взносы. Потом мне предложили погасить 20% от суммы и разойтись, я ответил: „Только 15%!“ Меня послали, но через месяц перезвонили и согласились. Тогда я сказал: „10%!“ Снова поругались, но в феврале 2015-го мне позвонили, сказали, что владельцы банка приняли решение согласиться на любые условия и очистить кредитный портфель. И мы быстро оформили сделку. Я заплатил 6,5 тысячи долларов и расстался с банком. Остальную сумму долга, процентов и пени мне подарили по дарственной. Это теперь моя самая большая проблема. На Украине договоры дарения облагаются налогом в 17%. Налог должен заплатить я. Пока об этом даже не думаю. Война — может, эти бумаги сгорят вместе с налоговой до ее окончания?»

По решению украинского законодателя от 2014 года в зоне АТО запрещено впредь до особого распоряжения начислять штрафы и пени по кредитам и отбирать залоговое имущество. Это здорово сдерживает коллекторов даже на украинской территории, не говоря уже о территориях самопровозглашенных республик. Все ограничивается угрожающими звонками и только.

Многое в ДНР замешано на детской обиде: «Нас не замечают!». Отсюда куча событий, праздников, мероприятий, которые, по идее местных идеологов, просто нельзя проигнорировать в остальном мире. На заре существования самопровозглашенной республики это были парады пленных, потом в дни, когда Украина чтит память жертв голодомора, стали устраивать красочные продуктовые ярмарки на площади Ленина, а в 2016 году в Донецке снова открыли рестораны « Макдональдс».

«ДонМАК». Фото Михаила Скорика для « Спектра»

Это была практически государственная программа, подготовка к открытию трех ресторанов фастфуда тщательно освещалась во всех СМИ, а видео с торжественного открытия первого ресторана 16 июля 2016 года заполнили сеть. Рестораны теперь называются « ДонМАК», государственное Донецкое информационное агенство цитировало тогда менеджера сети Нину Рунич, которая с гордостью рассказывала: «Вкус продукции, как и меню, остались прежними, и люди, придя к нам, снова могут отведать любимые блюда!»

Ресторанов « ДонМАК» в Донецке три, там действительно тщательно восстановили почти всё меню, и министр промышленности и торговли мог рапортовать на своей странице в Facebook о запуске нового чиз-ролла наряду с ремонтом электровоза на Юзовском электрометаллургическом заводе. Донецк свободен от лицензионного законодательства и прочих правовых пережитков цивилизации, связанных с авторским правом. Здесь это чувствуется во всем и вызывает у многих местных показательную гордость: «Мы абсолютно свободны!»

В ресторанах « ДонМАК» чуть дороже, чем в Макдональдсе в соседнем Ростове-на-Дону, но гораздо дешевле, чем в Европе. Гамбургер стоит 55 рублей, чизбургер — 75, чикен-ролл — 140.

Цены сдерживает главный дефицит на территориях самопровозглашенных республик — деньги.

Михаил Скорик специально для « Спектра» и DELFI — Донецк — ДНР.

Продолжение следует…

Источник

Правильные рекомендации