Обработчики русских народных сказок список

Презентация «Собиратели и обработчики народных сказок»

Описание презентации по отдельным слайдам:

Собиратели русских народных сказок

Алекса́ндр Никола́евич Афана́сьев А. Н. Афанасьев (11 июля 1826 — 23 сентября1871) — выдающийся русский собиратель фольклора, исследователь духовной культуры славянских народов, историк и литературовед. Родился в городе Богучаре Воронежской губернии, где отец его, человек очень умный и высоко ценивший образование, служил уездным стряпчим. Образование получил в Воронежской гимназии и Московском университете, где учился на юридическом факультете, в котором проникся интересом к изучению старины, и прежде всего древнерусского быта. Заинтересовавшись народным бытом, молодой ученый не мог пройти и мимо устного творчества, в том числе сказок.

Афанасьев А.Н. провел огромную работу по сбору и систематизации русских сказок, которые были объединены в сборник «Народные русские сказки» и в течение 1855—1863 гг. изданы в восьми выпусках. Тексты сказок ученый извлек из архива Русского географического общества и вместе с этими текстами опубликовал записи сказок другого выдающегося деятеля русской культуры — В. И. Даля. В своём сборнике Афанасьев систематизировал объёмный материал русских сказочных сюжетов первой половины XIX века, снабдив их обширным научным комментарием. Система, принятая Афанасьевым, является первой попыткой классификации сказок вообще.

В сборник включены более 600 сказок со всех уголков России. До сих пор это самый большой сборник сказок. Всего данная книга выдержала более двадцати пяти изданий. Среди прочих сказок, включенных в сборник, особое место занимают всеми любимые «Колобок», «Репка», «Теремок», «Морозко», «Гуси – лебеди», «По щучьему велению» и т.д., которые стали известны благодаря усилиям А.Н. Афанасьева, и которые по праву можно назвать бесчисленными сказочными богатствами.

В.И. Даль ─ известный лексиограф. Родился 10 ноября 1801г. в Екатеринославской губернии в городе Луганске (отсюда псевдоним Даля: Казак Луганский). Отец был датчанин, многосторонне образованный, лингвист (знал даже древнегреческий язык), богослов и медик; мать немка, дочь Фрейтаг, переводившей на русский язык Геснера и Ифланда. Отец Даля принял русское подданство и вообще был горячим русским патриотом. Даль был многогранной личностью. Он был выдающимся лексикографом, фольклористом и этнографом. Он разбирался в земледелии, в торговле, морском и инженерном деле, гомеопатии, коневодстве, рыболовстве, строительстве кораблей, домов и мостов. Он прекрасно пел и играл на многих музыкальных инструментах, был хорошим хирургом, высокопоставленным чиновником и академиком, одним из учредителей и деятельных членов Русского географического общества. Даль Владимир Иванович

Владимир Иванович Даль – создатель знаменитого Толкового словаря живого великорусского языка и автор замечательных сказок для детей. Он был также ценителем и собирателем русского народного творчества. Именно он собрал и записал известные всем пословицы «Без труда не вынешь рыбку из пруда», «Волка бояться – в лес не ходить». Прославили его как литератора «Русские сказки из предания народного изустного на грамоту гражданскую переложенные, к быту житейскому приноровленные и поговорками ходячими разукрашенные Казаком Владимиром Луганским. Пяток первый», опубликованные в 1832 году.

Константин Дмитриевич Ушинский (1824—1870) является осно­воположником русской педагогики, в частности дошкольной педаго­гики. В основу своей педагогической системы он положил идею народности воспитания, считая, что дети с самого раннего возрас­та должны усваивать элементы народной культуры, овладевать родным языком, знакомиться с произведениями устного народного творчества. По словам К.Д. Ушинского, сказки — «первые и блестящие попытки русской народной педагогики», и никто не может состязаться с «педаго­гическим гением народа». Поэтому, он считал, что дети большему научатся, читая интересные, но в то же время поучительные сказки и рассказы.

Толстой Лев Николаевич — (1828—1910) — один из наиболее широко известных русских писателей и мыслителей. Участник обороны Севастополя. Просветитель, публицист, религиозный мыслитель. Сказки Льва Толстого рассчитаны на то, чтобы облегчить детям запоминание научного материала. Этому принципу подчинены многие произведения «Новой азбуки» и «Русских книг для чтения». В 1872 г. он написал любимую всеми детьми сказку «Три медведя» для «Новой азбуки». Повествование ее предельно приближено к ре­алистическому рассказу: в ней нет традиционных для народных сказок зачина и концовки. События развертываются с первых фраз: «Одна девочка ушла из дома в лес. В лесу она заблудилась и стала искать дорогу домой, да не нашла, а пришла в лесу к домику».

Алексей Николаевич Толстой родился 10 января (29 декабря) 1883 года в городе Николаевске Самарской губернии. Удивительный и талантливый писатель, который написал много произведений разного направления, но нам он известен как писатель подаривший прекрасные сказки для детей. Создавая свои сказочные шедевры, Толстой не смог обойти стороной русские народные сказки. Удивительный народный фольклор подсказывал автору как лучше всего донести до слушателя идею и глубокий смысл каждой детской сказки. Толстой от своего имени обработал и переписал некоторые волшебные народные сказки и сказки о животных.

Процесс переделки народных сказок был очень тяжёлым и трудоёмким, требовавший определённого писательского таланта. Алексей Толстой отбирал самые интересные и популярные сказки, которые были изложены в очень красивой народной форме и написанные великолепным народным языком и разбавлял их некоторой классической литературностью. В его обработке нам известны такие сказки, как «Иван Царевич и серый волк», «Волк и козлята», «Сестрица Аленушка и братец Иванушка» и много других сказок.

За этот сборник в 1939 году на конкурсе молодых ученых он был удостоен звания лауреата. За полвека Нечаевым было под- готовлено более 50 книг народных сказок и эпических песен, многие из которых получи- ли самое широкое распространение. Книга «Иван меньшой, разумом большой» за 30 лет была издана только на русском языке 30 раз. А. Нечаев разработал свою особую систему передачи в тексте фонетических особенностей речи сказителя.

При написании работы использованы материалы следующих интернет ресурсов: http://narodstory.net www.hobbitaniya.ru http://ru.wikipedia.org images.yandex.ru

Читайте также:  Русские народные средства для повышения потенции у мужчин

Номер материала: ДБ-607541

Не нашли то что искали?

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Ответственность за разрешение любых спорных моментов, касающихся самих материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте. Однако администрация сайта готова оказать всяческую поддержку в решении любых вопросов, связанных с работой и содержанием сайта. Если Вы заметили, что на данном сайте незаконно используются материалы, сообщите об этом администрации сайта через форму обратной связи.

Все материалы, размещенные на сайте, созданы авторами сайта либо размещены пользователями сайта и представлены на сайте исключительно для ознакомления. Авторские права на материалы принадлежат их законным авторам. Частичное или полное копирование материалов сайта без письменного разрешения администрации сайта запрещено! Мнение администрации может не совпадать с точкой зрения авторов.

Источник

Обработки русских сказок для детей

В большинстве своем народные сказки созданы не для детей и не детям рассказывались. Они должны быть приспособлены к дет­ской аудитории — и в языковом отношении, и в манере изложе­ния.

Классическими стали обработки, выполненные Ольгой Капи­цей, Михаилом Булатовым и Алексеем Толстым. В их работе во­зобладал принцип соединения разных вариантов. Наиболее по­следовательно проводил его Толстой. О методике своей работы он говорил: «Из многочисленных вариантов народной сказки выби­раю наиболее интересный, коренной, и обогащаю его из других вариантов яркими языковыми оборотами и сюжетными подроб­ностями». В результате получались сводные сказки, каких не было, но какие могли быть в реальности, потому что собственных до­бавлений Толстой не делал. Поэтому до сих пор его обработки наиболее популярны у детей.

Переадресовка (только детям!!) и новая жизнь сказки (не в уст­ной традиции, а в книге) резко меняют ее облик. Самые очевид­ные потери — в языке сказок. Выбирая самые «народные» мотивы и выражения, Толстой создавал слишком чистые сказки. Реаль­ные сказки можно уподобить ручью: вода в нем чистая, но ручей несет немало песчинок, и мелкого мусора. То же и в сказках: тут и диалектизмы, и слова старинные и книжные. Очищая сказки, Толстой создавал произведения, лишенные тех шероховатостей, от которых не свободна реальная народная сказка. Вот живые ин­тонации русской народной сказки из собрания А.Н.Афанасьева:

Наступило время младшему брату стерегчи идти сад. Как пошел Иван-царевич, меньший брат, сад отцов сстерегчи, и даже боится присясти, не то что прилягте. Как его сон задолит, он росой с травы умоется, не ложится, все пасет сад. Половина ночи, так что ему чудится, в его саду освещается что-то. Все светлее, светлее становится.

И вот как звучит это в обработке Алексея Толстого:

Наступило время младшего брата идти стеречь. Пошел Иван-царевич стеречь отцов сад и даже присесть боится, не то что прилечь. Как его сон задолит, он росой с травы умоется, сон и прочь с глаз. Половина ночи прошла, ему и чудится: в саду свет. Светлее и светлее. Весь сад осветило.

Детские обработки сказок нег сводятся только к «переводу» их на литературный русский язык. Редактируются сказочные сюжеты. Такова судьба знаменитой «Курочки рябы». Не всякому знакомы ее народные варианты. Ее знают по пересказу Константина Дмитриевича Ушинского. Курочка ряба обещает деду и бабке снести яичко не золотое, а простое — и делу конец. В народной же сказке последствия, вызванные разбитым яичком, катастрофичны: «Старик плачет, старуха возрыдает, в печи пылает. Девочка-внучка с горя удавилась». Дело пошло и дальше: дьячок колокола перебил, поп все книги изорвал. Ушинский, а за ним и современные пере­сказчики превратили тему «много шума из ничего» в забавное происшествие.

Ушинский, собственно, не пересказывал народные сказки, а создавал свои собственные, авторские. Но талантливый педагог не был писателем, и о художественном своеобразии его сказок говорить не приходится. Не прорисовывается авторская индиви­дуальность и в сказках, обработанных А. Толстым, хотя он и сле­довал определенной методике. Писателем, сумевшим сохранить свою индивидуальность в сказках, сюжеты которых не перекраи­вались, а заимствовались непосредственно из русского фолькло­ра, был Андрей Платонов.

Платонов пересказал семь народных сказок, составивших сбор­ник «Волшебное кольцо» (1950). Не отступив от буквы фольклор­ного сюжета, он ввел в повествование много деталей, сделавших сказочных героев похожими на типичных платоновских персона­жей. Так, о героях сказки «Волшебное кольцо» Платонов пишет:

Жили они бедно: спали на соломе, одежонка на них старая, латаная, и в рот им положить нечего. Жили они давно; тогда земли у крестьян было мало, а что и была, так неродящая была земля: что и посеет крес­тьянин, то вымерзнет, а не вымерзнет, так от засухи посохнет, а не посохнет, так вымокнет, а не вымокнет, так саранча пожрет.

Таковы же и многие персонажи его оригинального творчества: они живут на грани человеческого существования, лишенные все­го, находясь между жизнью и смертью. Цари же у Платонова, на­против, «люди ложные и лукавые», достойные лишь насмешки. Когда они пьют чай, то дуют на блюдца, и Платонов ядовито замечает: «Из блюдец брызги летят, чай проливается на скатерть, а чай с сахаром. Царь, а чай пить не умеет!» Так Платонов создает точный психологический рисунок: рачительная крестьянка не может допустить, чтобы чай с сахаром проливался на скатерть. Глядя на кошку с собакой, выкупленных сыном за последнюю копейку, она подумала: «Ишь, только спят да едят! Какая от них польза!» В народных сказках герои так не рассуждают, и Платонов вышивает по фольклорной канве сказку собственную, с харак­терными для этого писателя интонациями.

Удалось Платонову и другое: сказочная реальность представле­на в восприятии простого мужика. Поэтому если рисуется царь, то он пьет чай с сахаром и носит золотые парчовые штаны, а кирпичи на хрустальном мосту тщательно проверяет: не подделка ли? Остается Платонов верен и принципам своего художествен­ного языка. Он находит неожиданные образы: «А тут захолодало, потемнело, лето состарилось, к зиме пошло». Лето «состарилось» — так мог сказать только Платонов (в его прозе «старуха устала долго жить»). А в сказке «Безручка» «Старый садовник стал томиться и тосковать, а однажды лег спать и вовсе не проснулся — он умер во сне от своей печали».

Читайте также:  Татарский народный орнамент тюльпан

Платонов обратился к сказкам неслучайно: он увидел в них выражение народной морали. Мало того, он моралистическое звуча­ние сказки усиливает, то вводя народную пословицу, то создавая собственную на фольклорный лад: «Честных и горе красит, а бес­честным и красота не к лицу». И делает это Платонов очень так­тично, не навязывая моральный урок, а как бы извлекая его из сказки. Так и завершается «Безручка»: «Несчастье хоть и живет на свете, да нечаянно, а счастье должно жить постоянно».

Среди писателей-сказочников в XX веке преобладают те, что сочиняли сказки собственные, но ориентированные на русский фольклор. Таковы произведения Бориса Шергина, Степана Писа-хова, Павла Бажова.

Борис Шергин от фольклора ушел в литературу, став профес­сиональным писателем. Родом из архангельских поморов, много повидавший, скоморох по натуре (он рассказывал народные сказ­ки, как настоящий лицедей), Шергин оставался сказочником: он писал так, будто проговаривал написанное.

Многие сказки Шергина имеют в основе реальные фольклор­ные сюжеты. Некоторые из них («Золоченые лбы») рассчитаны на взрослых читателей, другие (сказки о Шише) — универсальны: их с удовольствием читают и взрослые, и дети.

Шергин был мастером бытовых картинок. Вот рассказывает он о Шише — с народными прибаутками (дом стоял на гладком ме­сте, как на бороне), но тут же появляются вовсе нефольклорные «толстые, как пузыри», жадные и скупые барин с барыней («Наш пострел везде поспел»). В другой сказке, тоже названной по изве­стной пословице («Доход не живет без хлопот»), Шиш повторяет проделки шута — и снова Шергин вводит бытовые картины соб­ственного сочинения: скупые старшие братья оставляют без доли не только младшего, Шиша, но и пускают по миру старика-отца. Жадную старуху заменила жадная трактирщица («Шиш и трак­тирщица») — и соответственно рисуется сцена в трактире. Порой Шергин строго следует фольклорному сюжету («Шиш показывает барину нужду»), порою кладет в основу собственной сказки анек­дотическую ситуацию («Рифмы»). При этом сохраняется суть фоль­клорного персонажа: Шиш не только других оставляет в дураках, но и сам временами делается жертвой собственных проделок. Он вздумал посмеяться над мужичком, который согласился его под­везти, но тот «переговорил» его прибаутками.

Сказки Степана Писахова — это, собственно, не сказки, а ав­торские фантазии на сказочные темы. В них больше от литературы, чем от фольклора. Можно говорить лишь об отдельных фольклорных приемах в сочинениях Писахова. Сюжеты его сказок не поражают оригинальностью и мастерством повествования, но нехитрые истории Писахов рассказывает затейливо, все время играя словом, народными выражениями, причудливо переосмыс­ляя их (так называемая «народная этимология»). Если писатель говорит о печатных пряниках, то они оказываются подозритель­ными для царя как печатное слово. Обезьяна называется «облизьяной». Писахов с удовольствием пользуется приемом реализации метафоры, т.е. толкует выражение не в переносном, а в прямом смысле. Рассказчика «бросило в жар», и от этого закипела у него в кармане бутылка с водой, а в другом случае этим жаром он исто­пил баню.

Если Писахов и обращается к фольклорному сюжетному фон­ду, то предпочитает анекдот и небылицу («Не любо — не слу­шай», «На треске гуляли», «Белые медведи», «Налим Малиныч»), а в сказке «Морожены песни» хорошо проглядывает известный анекдот о бароне Мюнхгаузене, у которого замерзли, а потом растаяли мелодии в рожке. Ветры собираются на гулянку и резвят­ся, как юные шалуны. Одного ветра-подростка рассказчик засу­нул себе за пазуху, а потом привязал его к парусу — и судно ходило быстрее любого парохода («Ветер про запас»).

За автором у Писахова стоит забавник-скоморох (писатель при­думал для него имя Малина). Он сыплет прибаутками — народны­ми и собственными (в деревне ели «редьку с квасом, редьку с маслом, редьку мочену, редьку сушену» — словом, всякую). Он не только забавляется словесной игрой, но и умеет найти яркую, сочную деталь. Особенно «повезло» в его сказках царям и коро­лям — они показаны как обыкновенные мужики и мещане. Желая попасть на концерт, «король и королева ночь не спали, спозаран­ку задним ходом в театр забрались, чтобы хороши места захватить. Их знакома сторожиха пропустила» («Морожены песни»). Соби­раясь в северную деревню, царь надевает ватный пиджак с «цар­скими знаками» и валенки со шпорами, запрягает в розвальни тройку лошадей и паровоз.

В отличие от Писахова Павел Бажов, автор книги «Малахито­вая шкатулка» (1950), не пользовался фигурой рассказчика-бала­гура, потешающего слушателей своими байками. Истории Бажова восходят к горняцким сказам, и устные интонации в них слыш­ны, но нигде автор не объявляет себя участником и свидетелем происшедших событий. «Говорят», «сказывают» — вот его пози­ция, и он не стремится выдать свое повествование за безусловную правду: может, говорят и пустое.

И образ рассказчика, и его истории — творческое создание писателя. Нередко его труд представляли упрощенно: он записы­вал горняцкие сказы, а на их основании сочинял свои рассказы. Но сказы Бажова — не записи устных рассказов, это художественный вымысел писателя. И чудесный козлик с серебряным копыт­цем, и голубая змейка, оставляющая золотой след, и Хозяйка Медной горы — плод его воображения. Бажов был искусным сти­лизатором, т.е. создавал впечатление, что он просто записал на­родные сказы. Прекрасный знаток народного языка, Бажов умело расцвечивал острыми словечками свое повествование, но никог­да этим не злоупотреблял. Он создавал психологически точные портреты: девочки-сиротки Дарёнки и старика-охотника Коковани («Серебряное копытце»), парнишек-сорванцов Ланко и Лейко («Голубая змейка»), мастера Данилы («Каменный цветок»).

Решающая роль авторского вымысла особенно заметна в изоб­ражении сверхъестественной силы, с которой сталкиваются ге­рои Бажова. По народным поверьям, встреча с горными духами — нечистой силой — не сулит человеку ничего хорошего. И у Бажова это грозная сила: Хозяйка Медной горы уводит к себе мастера, разлучая его с невестой, о голубой змейке не разрешено упоми­нать, потому что ее появление влечет за собой драки и убийства, даже козлик Серебряное копытце уводит с собой любимую кош­ку. Но у Бажова в конечном счете эта потусторонняя сила одаряет простого человека золотом, драгоценными камнями, трудовым мастерством. Торжество рабочего человека, мастера своего дела является главной темой сказов Бажова. Их идея — слава труду, и в этом смысл жизни. Эту мысль неоднократно высказывают его ге­рои, а один из его рассказов завершается поучением: «Работа — она штука долговекая. Человек умрет, а дело его останется. Вот ты и смекай, как жить-то».

Читайте также:  Что делать при судорогах в ногах первая помощь народные средства

Шергин, Писахов, Бажов создали особый жанр сказки, где не потеряна народная основа. Это фольклорно-литературная сказка, сохранившая и увлекательность устного повествования, и акту­альные основы народной морали.

Вопросы и задания

1. Расскажите об особенностях народных сказок в обработке В.Даля, А. Толстого и А. Платонова.

2. Как живет народная традиция в сказках Б. Шергина, С. Писахова и П.Бажова?

Глава 2. Литература Древней Руси и эпохи Просвещения в детском чтении

Литература Древней Руси в ее многообразии жанров была про­никнута глубоким интересом к внутреннему миру человека. «По­разительные по своеобразию характеристики воздействова­ли на всю историческую литературу последующего времени», — писал академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. Именно в древне­русской литературе берет начало традиция духовных и нравствен­ных исканий, свойственная русской литературе Нового времени. Просветительский и назидательный характер многих жанров древ­нерусской литературы делает этот период особенно важным для дальнейшего развития литературы для детей.

Источник

Собиратели русских народных сказок
презентация к уроку ( класс) на тему

Презентация содержит материал об известных собирателях русских сказок А.Н. Афанасьеве, В.И.Дале, К.Д.Ушинском, А.Н.Толстом, Л.Н.Толстом.

Скачать:

Предварительный просмотр:

Подписи к слайдам:

Собиратели русских народных сказок

Алекса́ндр Никола́евич Афана́сьев А. Н. Афанасьев (11 июля 1826 — 23 сентября1871) — выдающийся русский собиратель фольклора, исследователь духовной культуры славянских народов, историк и литературовед. Родился в городе Богучаре Воронежской губернии, где отец его, человек очень умный и высоко ценивший образование, служил уездным стряпчим. Образование получил в Воронежской гимназии и Московском университете, где учился на юридическом факультете, в котором проникся интересом к изучению старины, и прежде всего древнерусского быта. Заинтересовавшись народным бытом, молодой ученый не мог пройти и мимо устного творчества, в том числе сказок.

Афанасьев А.Н. провел огромную работу по сбору и систематизации русских сказок, которые были объединены в сборник «Народные русские сказки» и в течение 1855—1863 гг. изданы в восьми выпусках. Тексты сказок ученый извлек из архива Русского географического общества и вместе с этими текстами опубликовал записи сказок другого выдающегося деятеля русской культуры — В. И. Даля. В своём сборнике Афанасьев систематизировал объёмный материал русских сказочных сюжетов первой половины XIX века, снабдив их обширным научным комментарием. Система, принятая Афанасьевым, является первой попыткой классификации сказок вообще.

В.И. Даль ─ известный лексиограф. Родился 10 ноября 1801г. в Екатеринославской губернии в городе Луганске (отсюда псевдоним Даля: Казак Луганский). Отец был датчанин, многосторонне образованный, лингвист (знал даже древнегреческий язык), богослов и медик; мать немка, дочь Фрейтаг, переводившей на русский язык Геснера и Ифланда. Отец Даля принял русское подданство и вообще был горячим русским патриотом. Даль был многогранной личностью. Он был выдающимся лексикографом, фольклористом и этнографом. Он разбирался в земледелии, в торговле, морском и инженерном деле, гомеопатии, коневодстве, рыболовстве, строительстве кораблей, домов и мостов. Он прекрасно пел и играл на многих музыкальных инструментах, был хорошим хирургом, высокопоставленным чиновником и академиком, одним из учредителей и деятельных членов Русского географического общества. Даль Владимир Иванович

Владимир Иванович Даль – создатель знаменитого Толкового словаря живого великорусского языка и автор замечательных сказок для детей. Он был также ценителем и собирателем русского народного творчества. Именно он собрал и записал известные всем пословицы «Без труда не вынешь рыбку из пруда», «Волка бояться – в лес не ходить». Прославили его как литератора «Русские сказки из предания народного изустного на грамоту гражданскую переложенные, к быту житейскому приноровленные и поговорками ходячими разукрашенные Казаком Владимиром Луганским. Пяток первый», опубликованные в 1832 году.

Константин Дмитриевич Ушинский (1824—1870) является осно­воположником русской педагогики, в частности дошкольной педаго­гики. В основу своей педагогической системы он положил идею народности воспитания, считая, что дети с самого раннего возрас­та должны усваивать элементы народной культуры, овладевать родным языком, знакомиться с произведениями устного народного творчества. По словам К.Д. Ушинского, сказки — «первые и блестящие попытки русской народной педагогики», и никто не может состязаться с «педаго­гическим гением народа». Поэтому, он считал, что дети большему научатся читая интересные, но в то же время поучительные сказки и рассказы.

Толстой Лев Николаевич — (1828—1910) — один из наиболее широко известных русских писателей и мыслителей. Участник обороны Севастополя. Просветитель, публицист, религиозный мыслитель. Сказки Льва Толстого рассчитаны на то, чтобы облегчить детям запоминание научного материала. Этому принципу подчинены многие произведения «Новой азбуки» и «Русских книг для чтения». В 1872 г. он написал любимую всеми детьми сказку «Три медведя» для «Новой азбуки». Повествование ее предельно приближено к ре­алистическому рассказу: в ней нет традиционных для народных сказок зачина и концовки. События развертываются с первых фраз: «Одна девочка ушла из дома в лес. В лесу она заблудилась и стала искать дорогу домой, да не нашла, а пришла в лесу к домику».

Процесс переделки народных сказок был очень тяжёлым и трудоёмким, требовавший определённого писательского таланта. Алексей Толстой отбирал самые интересные и популярные сказки, которые были изложены в очень красивой народной форме и написанные великолепным народным языком и разбавлял их некоторой классической литературностью. В его обработке нам известны такие сказки, как «Иван Царевич и серый волк», «Волк и козлята», «Сестрица Аленушка и братец Иванушка» и много других сказок.

Источник

Правильные рекомендации
Adblock
detector