Обрядовые русские народные частушки

Электронная библиотека
публикации о музее-заповеднике «Кижи»

Метки текста:

Кулева С.Р. (г.Вологда)
Обрядовая частушка в устюженской традиции

Соответствие поэтических образов частушек той или иной обрядовой ситуации позволяет выделить следующие группы обрядовых частушек, бытующих в устюженской традиции: жнивные, «на кукушку», на сбор вереса, поминальные. Как правило, в поэтических текстах частушек обрядовая действительность не отражается полностью и напрямую — указывающие на связь с обрядом отдельные поэтические образы, краткие описания обрядовых моментов в поэтических текстах всегда соотносятся с образами, отражающими внутренний мир человеческих переживаний. Рассмотрим основные особенности функционирования частушек в обряде.

Закатилось красно солнышко – Пора идти домой. А у родимой-то у матушки, Ретивоё, не ной. (Дементьево, КЦНТК: 088-34)

Содержание жнивных частушек разнообразно. В их текстах воссоздаются и особенности реального трудового процесса, и взаимоотношения молодой девушки с парнем, с социумом и др.

Рожь зелёную не жнут и Мокрую не вяжут-то. Про миня, про молоду, Чего, чего не скажут-то. (Петрово, КЦНТК: 082-21)

Жала рожь высокую, Везала колосиночкой. Из-за подружки дорогой Россталась с егодиночкой. (Романьково, ОНМЦК: 003-16)

Ой, ни кокушечка кокуёт, Не соловьюшко поёт. А не родимая ли мамынька Мне голос подаёт? (У!) (Линева Дуброва, КЦНТК: 080-19) [9]

В некоторых текстах звучит мотив передачи с кукушкой привета-поклона родным, например, в частушке из Хвойнинского района Новгородской области, который относится к изучаемой культурной традиции:

Ой, на чужу сторонку шла, Кукушка куковала да. Ой, по кукушки маминьки Поклоны посылала да. (Боровское, ФЭЦ: 2585-14)

Частушки, приуроченные в устюженской традиции к Великому четвергу, девушки пели в лесу, когда утром «до солнца» собирали верес, чтобы «Иисус Христос по вересу пришел в дом» (Зыково, КЦНТК: 114–05). По поверью, «Иисус Христос прячется под вересинкой» (Ярцево, КЦНТК: 113–40 и др.), поэтому пение частушек, а также ауканье и выкрики девушек, возможно, были направлены не только на то, чтобы улучшить свой голос, как отмечают народные исполнители (Асташкино, КЦНТК: 115–07; Б.Восное, КЦНТК: 116–27 и др.), но и, на глубинных смысловых уровнях, чтобы установить контакты с потусторонним миром [10] и «сдать» накопившиеся тоску и печаль, выраженные в поэтических текстах частушек. Важный элемент поэтики данных частушек – образ вересовых кустов – связывает эти частушки с обрядом:

А вересовый куст зелёный По реке широко плыл, Было трудно росставатцы – Дролечка любимой был. (Дементьево, КЦНТК: 088–18)

Вересовые кусточки, Я вас буду поливать да, Помогите, вересовые, Залётку забывать. (Дементьево, КЦНТК: 088–19)

Неужели, вересиночка, Завянешь у реки да, Неужели, ягодиночка, Забудёшь навеки. (Дементьево, КЦНТК: 088–20)

Приход на могилу и бужение умершей матери:

По могилушке хожу, Песочик россыпаёццы, Родиму матушку бужу, Она не просыпаёццы. (Дуброво, КЦНТК: 079–31)

Мне припасть да горькой сироте Ко сырой земле, ко матушке Побудить [родиму матушку] (Залесье, КЦНТК: 109–21)

Обращение к умершему родственнику с просьбой выхода из могилы:

Я по кладбищу ходила, Крест серебряный нашла, Ты вставай, кормилец батюшко, Спроведывать пришла. (Дуброво, КЦНТК: 079–33)

А да подотти-то мине тихохонько. А да что на всё-то на обшшо кладбищё. А да на сырую-ту могилушку. А да ко своей-то родимой и матушке. А [в]стань, простись-кося с нам, родимая. А да ты открой-кося, очи ясныи… (Волосово, КЦНТК: 082–38)

Осознание и констатация невозможности возвращения умершего:

А родимая-та лёжит, Лёжит да и не поворотицци, И ко мне-то она не придёт И не поторопиццы. (Дуброво, КЦНТК: 079–34)

… Больше нам тибя не видывать, Голоска ведь нам не слыхивать, Не во полях-то не во чистыих, Не в логах да во зелёныих, Не во лесах-та не во тёмныих. (Волосово, КЦНТК: 083–43)

Частушки с поминальной тематикой могли исполняться и вне самого обряда. Так, по свидетельству А.Я.Хрусталевой, она поет такие частушки, когда идет мимо кладбища:

По-за кладбишшу ходила, Расцветает (й)ивушка (их!). Всех красивей расцвела ведь Милова могилушка. (Линева Дуброва, КЦНТК: 080–12)

Таким образом, можно выделить следующие особенности функционирования частушек в обрядовом контексте.

Исполнение частушек в контексте разных обрядовых комплексов регламентируется с помощью локального, темпорального (временного) и персонального обрядовых «кодов» [11] :

Исполнение частушек может сопровождаться обрядовыми действиями: полевые работы, сбор вереса, поминовение умерших.

В поэтических текстах обрядовых частушек полностью или частично отражается функционально-смысловое наполнение совершаемого обряда. В большинстве случаев изучаемые частушки направлены на установление коммуникативных связей с потусторонним миром. Кроме того, одной из целей, достижению которой служит исполнение частушек в контексте обряда, является так называемая эмоциональная «разрядка» певиц – «достижение оптимального психофизиологического состояния» участников обряда [12] («выход» тоски, печали от разлуки с любимым человеком, «выплеск» горя по умершему близкому человеку и пр.). [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

В целом исполнение частушек, наряду с другими обрядовыми «кодами», является равноценным компонентом обряда. В ситуациях же, где как таковое обрядовое действие отсутствует (например, пение по дороге в поле, пение «на кукушку», пение по дороге мимо кладбища), собственно исполнение приуроченных частушек, при наличии всей совокупности других обрядовых компонентов (регламентация места, времени и состава исполнителей), и является основным элементом, переводящим данную ситуацию из обыденной в обрядовую.

Анализ музыкальных закономерностей и особенностей исполнения (звучания) частушек подтверждает сделанные выше выводы об их сугубо обрядовой принадлежности.

Однако жесткой закрепленности конкретного напева за ограниченной группой текстов частушек в традиции не существует – так, например, на «жнивный» напев могли исполняться кроме собственно текстов со жнивной тематикой, качельные, сенокосные и другие частушки. Это объясняется тем, что в отличие от системы поэтических образов, отражающих относительно конкретное содержание, напев обладает большей степенью обобщенности.

Читайте также:  Чем лечить стоматит во рту у взрослого народными средствами

Закономерности напевов из разных деревень, приуроченных к жатве, свидетельствуют о том, что именно они обнаруживают тесные взаимосвязи с другими жанрами обрядового музыкального фольклора. Это проявляется, в первую очередь, в сфере метроритмики, т.к. своего рода «опознавательным» знаком «жнивного» напева является синкопированность его ритма [14] (см. примеры №№ 2, 3, 4). Другим напевам («по деревне» и всем плясовым) свойственна, напротив, мерность ритмической пульсации, обусловленная их связью с хореографическим движением (шествие по деревне и пляска). Напевы из дд. Кузьминское и Цампелово отличаются от других нарушением четной метрической системы, характерной для плясовых и напевов «по деревне», за счет трехдольного метра. Еще одним важным признаком обрядовых напевов является выделенный ритмической долготой кадансовый тон (см. пример №3). В напеве из д.Цампелово весь кадансовый раздел характеризуется замедлением последних долей музыкального периода (см. пример №4). [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Исполнительские качества звучания анализируемых напевов, обусловленные особыми свойствами уличной акустики, также свидетельствуют об их обрядовом содержании. Анализируемые частушки исполнялись в предельно высокой тесситуре, по терминологии исполнителей, «тонким» голосом (Петрово, КЦНТК: 082–24). Качество и динамика звукоизвлечения отражаются в комментариях о том, что голоса были «верескучие», а от пения по лесу шли «гулы» (Петрово, КЦНТК: 082–27, –22).

В целом, выявленный характер взаимосвязей поэтики частушек с обрядовым контекстом, особенности их функционирования в различных обрядовых ситуациях, музыкально-стилевые закономерности и календарно-обрядовая направленность их звучания свидетельствуют о глубинных связях частушки с обрядом, о ее принадлежности раннему историко-стилевому пласту. Изучение особенностей бытования частушек в других обрядовых комплексах: свадебный обряд, масленица, весенне-летние качания на качелях, частушки «под драку», рекрутские, частушки «по деревне», связанные с шествием и др. обнаружит синкретический характер взаимосвязей традиционных частушек с обрядом.

// Рябининские чтения – 2003
Редколлегия: Т.Г.Иванова (отв. ред.) и др.
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2003.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Источник

Частушки

Частушка – это короткая рифмованная народная песня (вне зависимости от того, быстро или протяжно она поется). Это относительно новый по содержанию и форме жанр устного народного творчества.

Частушки возникли во второй половине XIX века. Этот термин был введён писателем Г.И.Успенским в очерке «Новые народные песни» в 1889 году. В этом очерке Г.И.Успенский давал характеристики народных стишков.

Истоками частушек являются игровые и плясовые припевки, «сборные» хороводные песни, скоморошьи прибаутки, свадебные «дразнилки» и городские песни. Частушке свойственны злободневность тематики, неожиданность метафор и рифм, напевно-речитативный тип мелодики, импровизация на основе устойчивых музыкальных форм.

Ставьте ушки на макушке,
Слушайте внимательно,
Пропою я вам частушки,
Это занимательно.

Белка пела и плясала,
Словно заводная.
Все сапожки истоптала,
Шла домой босая.

Поручили бегемоту
Очень важную работу,
А упрямый бегемот
Сделал всё наоборот.

Шёл милёнок на свиданье,
Кот дорогу перешёл,
А милёнок испугался —
На свиданье не пришёл.

Мы с милёночком сидели
У реки под мостиком.
Он пошёл, а я сказала:
«Обезьяна с хвостиком.»

Ехал трактор синенький,
Машинист красивенький,
Я хотела ручку дать,
Его в пыли не видать.

Меня милый обманул,
Говорил летает.
Я пришла на аэродром,
А он подметает.

Меня милый обманул,
Мне на это наплевать,
Я такого лягушонка
Решетом могу поймать.

Мой милёнок, как телёнок,
Только разница одна:
Мой милёнок пьёт из кружки,
А телёнок из ведра.

Раньше были булочки,
А теперь батоны.
Раньше были девочки,
А теперь Мадонны!

Раньше были рюмочки,
А теперь бокалы.
Раньше были мальчики,
А теперь нахалы!

Динозавров наши предки
Рисовали на скале,
А теперь Семён виньетки
Вырезает на столе.

Начал важничать Вадим,
Ходит с видом гордым,
Словно стал не звеньевым,
А английским лордом!

Опоздания причину
Толя мигом сочинит —
То спасал от волка Зину,
То нашёл метеорит!

Всех быстрей Андрей бежит
И съезжает с горки.
А за партой он дрожит,
Словно мышка в норке!

Мокрым веником Егорка
Так и хлещет Ваню —
Генеральная уборка
Превратилась в баню!

Грязный Паша смотрит гордо
На ребят по праву,
Просто Паша — мастер спорта
По прыжкам в канаву!

Только начался урок,
Марина шлёт записку —
«Очень вкусный пирожок
Меняю на ириску!»

Всех Никита задирает,
Получает тумаки.
Кто-то марки собирает,
А Никита синяки!

Маша ела хохоча
Гречневую кашу.
Отмывали целый час
Гречневую Машу!

Хоть оценки и не очень,
Шура очень знаменит,
Потому что, между прочим,
Он ушами шевелит!

У Вадима нет терпенья,
Он урок не доучил
И за пол стихотворенья
Полчетвёрки получил!

Вова вертится в буфете,
Пробивается вперёд.
Пожалейте Вову, дети,
Дайте Вове бутерброд!

Костя сплетни узнает,
А потом разносит.
Всем по сплетне раздаёт,
Хоть его не просят.

Чемпионом прозванный,
Антон кидает в цель
Жёлтый неопознанный
Летающий портфель!

Даже в Танин день рожденья
Витя по привычке
Таню вместо поздравленья
Дёрнул за косички.

Вова время не терял,
Поздравляем Вовочку —
Он с три короба наврал
И еще коробочку!

Всё, что Петя подобрал,
Он в карман пихает.
Если Петя погулял,
Дворник отдыхает.

Не смотрите на меня,
Глазки поломаете!
Я не с вашего села,
Вы меня не знаете!

Гимнастерку перешили
Мне в портняжной как-то раз:
К рукавам карман пришили,
А к спине противогаз.

Купи папа лисапед,
Я поеду в сельсовет.
Председателю скажу,
Что я замуж выхожу!

Сидит милый на крыльце
С выраженьем на лице.
Выражает на лице,
Что сидит он на крыльце.

На окошке два цветочка
Голубой да синенький.
Про любовь никто не знает,
Только я да миленький.

Полюбила я его,
Чёрненького, кажется.
А он, рыжая собака,
Гуталином мажется.

Я на Колю в коридоре
Каблуками топала.
Хоть я Кольку не любила,
Но конфеты лопала.

Растяну гармонь пошире,
Ты послушай, милая:
Почему я не целую?
Ты еще сопливая!

Читайте также:  Помощь при тахикардии народная медицина

За столом собрались гости,
Все довольные сидят.
А хозяева трясутся,
Неужели всё съедят?

Жили были дед да баба,
Ели кашу «Анкл-Бэнц».
И старуха, во дела,
Негритёнка родила.

Ноги синие у Гали,
Галю в клинику забрали.
Присмотрелись, а у Гали
Это джинсы полиняли.

Крошка сын к отцу пришёл,
И сказала кроха:
— «Тыщу» долларов на стол
Или будет плохо.

В детстве девочку, бывало,
Мать милицией пугала.
Теперь выросла девица,
Вся милиция боится.

Безбилетных дядю с тётей
Контролёр прогнал домой!
Дело было в самолёте…
Вёрст пятнадцать над землёй.

Милый мой лежит в «джакузе»,
Пейджерок лежит на пузе.
Мой милёнок — рэкетир,
Контролирует сортир.

Сидит милый на заборе
В алюминиевых штанах.
И кому какое дело,
Что ширинка на болтах.

Бабка деда хоронила,
Всю дорогу плакала,
А у деда из кармана
Самогонка капала.

Мы частушки вам пропели,
Хорошо ли, плохо ли.
А теперь мы вас попросим,
Чтоб вы нам похлопали!

Источник

Обрядовые русские народные частушки

Тексты русских народных частушек для взрослых

Большая коллекция веселых русских народных частушек для взрослых без мата для застолий, праздников.

Край наш славится лесами,
Чащами, опушками,
А деревни, села наши
Славятся частушками.

Как заслышу я гармошку,
Заиграет кровь ключом.
Увлеклась я гармонистом,
А гармошка – ни при чем!

Гармонист, давай пошире
Ты растягивай меха.
Мы частушки сочинили —
Сами рвутся с языка.

Два дубочка, два дубочка
В памяти остались:
Под одним встречали ночку,
Под другим расстались.

Слава Богу, по-немногу
Начал обживаться.
Продал дом, купил ворота,
Буду запираться!

В огороде завелись
Колорадские жуки.
Проживем и без картошки –
Были б только мужики.

Мой миленок, как теленок,
Только разница одна:
Мой миленок пьет из кружки,
А теленок из ведра.

Ну какая это стать,
Ведра на гору таскать?
Я пойду замуж туда,
Где под окошечком вода.

Ваше поле зелёное,
Наше поле зеленей.
Наши девки лучше ваших
И гуляют веселей.

Песни петь – ноги кривые,
Плясать – голос не дает.
Я пошел бы к теще в гости,
Да не знаю, где живет.

Как у сельской у реки
Собралися старики.
Стали думать и гадать,
Как старух на бартер сдать.

Не хотела петь частушки,
Сидела и стеснялась.
Гармонист лишь заиграл,
Я и не сдержалась!

Милый, чё ты, милый, чё ты
Привалился на плечо?
А я, милая, не чё –
Я влюбился горячо.

Будем песни распевать,
Стоя на крылечке.
Будем «Барыню» плясать
С выходом от печки.

А девушки-голубушки,
Спориться не надо.
Ребята сами выберут,
Кому какую надо.

Ах, ты, Ваня, милый Ваня,
Свое счастье ты проспал:
Сколько раз тебе давала,
Ты ни разу не попал!

В городе Калязине
нас девчата сглазили,
Если б нас не сглазили,
мы бы с них не слазили.

Стоит милый у ворот,
Широко разинул рот.
Я не долго думала,
Подошла и плюнула.

Попросили мы Ивана
Спеть частушки нам без мата.
Из всех слов мы разобрали
Внятно лишь одно — лопата!

Ой, ты месяц озорной,
Ну зачем подглядывать?!
Мы с любимой наше счастье
Не хотим откладывать!

Милый, счастье потеряешь-
Меня замуж не возьмешь.
Я один денек поплачу,
Ты навеки пропадешь.

Пойду плясать —
Дома нечего кусать:
Сухари да корки —
На ногах опорки.

Куда, милый, запрягаешь
Белогривого коня —
Или сватать богачиху?
Прокати сперва меня.

А мне милый изменил,
Думал, я погибнула.
Милый мой, твою измену
С моста в речку кинула.

Я не знаю, как у вас,
А у нас в Якутии
Тем скорей бананы зреют,
Чем морозы лютее.

На дворе стоит туман.
Сушится пеленка.
Вся любовь твоя обман,
Окромя ребенка.

Кавалеры наши модны
Никуда они не годны,
По метёлке в руки дать —
По амбарам крыс гонять.

Я косила сенокос,
Накосила сена воз,
Разделила по клоку:
Клок корове, клок быку.

Ты, Семеновна,
Баба русская:
Грудь высокая,
Кофта – узкая.

Ты зачем же завлекала,
Когда я тебе не мил?
Ты бы с осени сказала,
Я бы зиму не ходил.

Ой, соперница моя,
Рябая прерябая.
Еще раз на Кольку глянешь,
Морду покарябаю!

Мой миленок как то раз
Спать улегся на матрас,
А мне тоже не спалось
Так дите и родилось.

Мой миленок занемог,
Когда мне испёк пирог,
Слопал сам, теперь страдает –
И все крошки доедает.

Вот бывало, я давала
По четыре раза в день,
А теперь моя давалка
Уж ушла на бюллетень.

А мне милый изменил,
Говорит: «Немолода!»
А себе нашел такую,
Что на попе борода.

Не форси, милой, в калошах,
Ты в калошах не один:
Хоть я девушка-селянка,
Но и ты не господин!

Мы, девчата боевые,
Голосуем за декрет:
Гармонистам не жениться
До семидесяти лет.

Ты зачем меня не любишь,
Я ведь раскрасавица.
Ну и что, что рожа набок,
В темноте всем нравится.

Я, тебя, соперницу,
Отвезу на мельницу!
Измелю тебя в муку
И лепешек напеку!

Ой, Семеновна,
Девка модная:
Купила часики,
Сама – голодная.

Я стояла за крыльцом,
А сказали: с молодцом.
Я платочек вынимала,
А сказали: целовала.

У высоких у рябин,
У кривой олешины
Парень девушку целует
И штаны повешены.

Про меня, про молоду,
Восьмая слава на году.
Хоть сейчас девятая,
Ни в чём не виноватая.

Я толстушку полюбил,
Мне с толстушкой весело.
На руках её б носил,
Если б меньше весила.

Ты зачем расцвел,
Василек, во ржи?
Ты зачем пришел,
Милый мой, скажи?

Вышла с миленьким промашка:
Прибежал он вдруг домой.
А в постели – барабашка!
И, естественно, со мной…

Неужели не взойдёт
Солнце над крылечком?
Неужели не придёт
Милый мой с колечком?

Мене милый подарил
Золотые часики.
И пришлось за это мне
Прыгать на матрасике.

Читайте также:  Образ василисы прекрасной в русских народных сказках

За высокие хоромы,
Папенька, не отдавай:
Человек дороже дома —
Человека выбирай.

Познакомилась с военным,
Говорит, что генерал.
Утром вышла на крылечко –
Генерал коров погнал.

Бабки шоу танцевали
И вертели попами.
Громко ржали мужики
И ушами хлопали.

Ох, кошка, брысь!
На-порог не садись:
А то миленький пойдет
Спотыкнется — упадет.

У меня проблемы были,
Да в критические дни.
Основная же проблема,
Что пропали вдруг они.

На деревне темной ночкой
Все тропиночки темны.
Парень девушку уводит,
А намеренья ясны.

Не хочу я чаю пить,
Не хочу заваривать,
Не хочу тебя любить
И даже разговаривать!

С неба звездочка упала,
До сих пор не верится,
Залетела между ног
И внутри шевелится.

Брось, подруга, думу думать,
С думы не поправишься.
Только хуже похудеешь,
Чуть жива останешься.

Не ходи, милый, по саду,
Не ломай акацию.
Про тебя и про меня
Пустили провокацию.

Гармонист, гармонист,
Положи меня под низ.
А я встану погляжу,
Хорошо ли я лежу.

Ой, гора, гора,
А под горой – ручей.
Проводил меня,
Сама не знаю – чей.

Стою с милым у реки,
Слушаю всегдашнее.
Просит он, но не руки,
А опять вчерашнее.

Хорошо иметь бы туфели
Да на легоньком ходу,
Чтобы мама не слыхала,
Когда я домой иду.

Лавка, лавочка поката,
Не садись со мной богатый.
Лучше бедный, да милой,
Сядет рядышком со мной.

Гармониста полюбила,
Юбку мини нацепила,
Музыкант-то он лихой,
Жаль, любовник — никакой.

Подгорели пироги,
Их соседи принесли.
Я немного откушу
И в соседа запущу.

Хорошо, тому живется
Кого мамка родила,
А меня родил папаша
Мамка в городе была.

Созревают помидоры
И другие овощи.
Бабы — дуры, бабы — дуры.
А мужчины — сволочи.

Дед Егор и баба Маня
Живут дружно лет уж сто,
Только иногда друг друга
Спрашивают: «А ты кто?»

Гармонист у нас хороший,
Как цветочек аленький
Сам большой, гармонь большая,
А мизинец маленький.

Что-то ноет передок.
Ой! Болит и ножка.
Приходи ко мне, дружок,
Полечи немножко!

В наши годы молодые
Было весело гулять,
Вот бы прежнее веселье
На село вернуть опять!

Что сидите, мужики,
Штаны протираете?
В поле только сорняки,
А вы все гуляете.

У вас улочки прямые,
ЗаУлки косоватые.
Нельзя по улочке пройти:
Соседки зубоватые.

Я на лодке с Клавою
Три часа уж плаваю,
А причалить не могу —
Муж с ружьем на берегу.

Гармониста я люблю,
Петю, кстати, тоже.
С Васей весело пою,
Спать иду к Серёже!

Было время я плясала
На высоких каблуках,
А теперь сижу на печке —
Два ребёнка на руках.

Гармонист у нас хороший,
Гармонист у нас один,
Давай, девки, соберемся,
По разочеку дадим.

Ой, Семеновна,
Юбка кожана,
Ты, Семеновна,
Складно сложена.

За Семеновну
Меня мать пилит:
Не пой, доченька,
Голова болит.

Меня милый первый раз
На крыльце, на лесенке.
А я встала, отряхнулась
И запела песенки!

Ой, Семеновна,
Юбка в полосу.
Да у Семеновны
Нету голосу.

На лужочке у реки
Утки громко крякают.
Меня милый повалил,
Только серьги звякают.

У Семеновны
Туфли тесные.
Каки ребята здесь
Интересные!

Я к милашке приезжаю.
За столом я пью компот.
Рядом милая садится.
Пирожки кладёт мне в рот.

Запевай, мой родная,
Мне не запевается,
Навернулся я с платформы,
Рот не разевается.

Не стой, милый, у ворот —
Заходи к нам в хату.
Я пекла сегодня хлеб —
Оближи лопату!

За деревней на пруду
Квакают лягушки.
А я милёночку лапшу-
Вешаю на ушки.

Полюбила гармониста
Черненького, кажется.
А он, рыжая собака,
Гуталином мажется.

Шел деревней — девки спали,
Заиграл в гармошку — встали,
Встали, пробудилися,
Окна растворилися

В небе месяц молодой,
Спрятался за тучею.
Приходи ко мне скорее,
Ласками замучаю!

Милый мой, милый мой,
Не ложись ко мне спиной,
А ложись-ка грудию
Доставай орудию.

Бабка плачется соседке –
В нищете она живет!
Почему тогда же салом
Весь заплыл ее живот?

Сидит милый на крыльце
С выраженьем на лице.
Выражает то лицо,
Чем садятся на крыльцо.

По селу хожу с Тимошкой,
А Тимошка мой — с гармошкой.
Он играет, напевает,
Ветер кудри развевает.

Ох, цыганочку плясать —
Не в лесу дрова рубить.
Надо корпусом работать,
А ногами дроби бить.

На трубе сидит петух.
Он кричит, что видит двух:
Ванечку с цветами,
Петеньку с деньгами!

Напекла я пирогов,
На окно поставила.
Поклевала все ворона,
Крошек не оставила.

Мы не будем водку пить,
Будем денежки копить,
А накопим рублей пять,
Выпьем водочки опять.

Мамочка не родная,
Похлебочка холодная,
Кабы родная была,
Щей горячих налила.

Ой, подружка дорогая,
Из себя не вображай.
У тебя насчёт любови
В голове неурожай.

Мне соседка строит глазки,
Только зря старается…
На ее кривые ноги
Глянуть не решаюсь я!

Докажи мне верная,
Что ты благоверная
Я в себе уверена:
Многими проверена.

Я клялась и зуб давала,
Что ему не изменяла.
Но с тех пор разов уж пять
Зубы я хожу вставлять!

Где мои семнадцать лет,
Где моя тужурочка,
Где мои три кавалера
Коля,Витя, Юрочка.

Самоваром Вас встречаем,
Пироги на стол несем,
Мы за чаем не скучаем,
Говорим о том, о сём.

Мой миленок, как теленок,
Все не вырастет в быка.
Нет, чтоб рост пошел бы в корень,
Так растут одни рога.

Я, бывало, всем давала
Повороты от ворот.
А теперь одна осталась –
Никто замуж не берет!

Прокусил большой бульдог
Теще ногу тощую.
От укуса сразу сдох –
Отравился тещею.

Девок много, девок много,
Девок некуда девать.
Посажу я их в телегу
И поеду продавать.

Источник

Правильные рекомендации