Особенности народных итальянских сказок

Итальянские народные сказки

В 1954 году итальянский автор и журналист Итало Кальвино отправился в путешествие по Италии, чтобы собрать особую коллекцию итальянских народных сказок. В результате получилась книга «Fiabe Italiane», куда вошли 200 сказок, собранных на диалектах и переведенные на итальянский.

Коллекция итальянских сказок Итало Кальвино была опубликована в 1956 году, они пересказаны вдохновленным и чувственным языком автора и сразу же заработали почетное место в итальянской литературе. Кальвино хотел сделать для итальянских народных сказок то же самое, что братья Гримм сделали для немецких. Кальвино был убежден, что итальянское воображение и природа повествования сильно отличались от северно-европейской. От решил начал коллекционировать истории, которые стали бы вратами в волшебство итальянского средневекового воображения и живой культурой земли, которая сама по себе так же фантастична, как и пейзажи вдохновленных ею историй.

Кальвино не только собрал все эти сказки, но он сделал это, позаимствовав их из работ других народных сказочников. Хотя многие истории носят на себе клеймо сказок, которые можно найти в других культурах, Кальвино всегда акцентировал внимание на итальянском отличии. Ни одно преувеличение в сказке не осталось без внимания, хотя братья Гримм не потрудились сделать этого. Сказки переносят читателя в мир зловещих лесов, хитрых обманщиков, прекрасных принцесс и многого другого.

Изумившись такой способности, жена купца пригласила девочку в свой дом, где была комната, полная льна. Она велела ей сплести его весь за три дня. В награду она получил руку сына купца. Девушка впала в отчаяние, но тут перед ней появились три изуродованных старухи, которые сказали, что сделают эту работу за нее, если она за это пригласит их на свадьбу, назвав их имена. Девушка согласилась, но старухи предупредили ее, что если она не сдержит слово, то будет беда. Но девушка забыла их имена и отложила свадьбу, чтобы попытаться запомнить их.

Сын купца наткнулся на трех ведьм, танцующих в лесу, он назвал их имена и был поражен. Он пересказал все, что видел, своей невесте, чтобы развеселить ее. Вспомнив их имена, девушка назначила день свадьбы и пригласила трех старух. Увидев их, жених спросил, как они стали такими уродливыми, и они ответили, что это из-за того, что они всю свою жизнь плели пряжу. Тогда жених решил, что его жена никогда больше не будет брать в руки веретено.

Принцесса не утонула, ее кровать была сделана из перьев феникса, поэтому она плыла по воде. Она очнулась на берегу и встретила старика, который дал ей кров. Старик был беден, и принцесса отправила свою собаку на лучшую кухню в городе, чтобы украсть лучшую еду. Эта еда была предназначена для Павлиньего короля, и несколько дней подряд ее кто-то крал с кухни, пока премьер-министр короля не увидел воришка – собаку. Он рассказал королю, и вместе они последовали за собачкой в хижину старика, схватили его и девушку. Когда старик стал молить о пощаде и рассказал ему все, король понял, что это – его настоящая невеста. Все заканчивается свадьбой.

Как и в «Рапунцеле», одна беременная женщина очень любила петрушку фей (преццемоле на итальянском). Она украла ее, чтобы утолить голод, но феи обещали отомстить, когда ее дочь станет старше. Они похитили ее, когда она шла в школу, и бросили в темницу.

Феи давали Преццемолине самые разные немыслимые задания, например, покрасить угольную комнату в белый, но тут появляется их кузен Меме, который помогает девушке своей магией, но в ответ просит поцелуй. Девушка отказывается поцеловать его, но он все равно помогает ей. «Всеми птицами воздуха» феи отправляют ее к Морган ле Фей (кельтской богине), чтобы сварить заживо и съесть. Меме подсказывает Преццемолине, что она должна сказать феям, что в костре недостаточно хвороста, и ей нужно пойти в подвал, чтобы взять еще. Спустившись, Преццемолина и Меме находят свечи, которые оказались душами фей. Они задули их, стали свободными, поженились и стали жить во дворце Морган ле Фей.

Любовь трех гранатов

Под давлением своего отца-короля принц должен жениться. Однажды он порезал палец, и его кровь упала на белый сыр. Тогда он заявил, что женится только на девушке, которая белая, как молоко, и красная, как кровь. Принц отправляется на поиски своей невесты, но везде ему говорят, что «белый не может быть красным, а красный не может быть белым». В конце концов, одна старуха дает ему три граната и говорит, что он должен разрезать их у фонтана. Он разрезает первый, и тут появляется красно-белая фея. Она тут же просит воды, иначе она умрет. Принц подносит ей воду в руках, но опаздывает, и она умирает. Разрезав второй гранат, она видит, как появляется еще одна прекрасная девушка, но история повторяется. Когда он разрезает третий гранат, появляется еще более красивая девушка, и принц обливает ее водой, и она не умирает. Он накрывает ее нагое тело своим плащом и велит ей спрятаться на дереве рядом с фонтаном, пока он будет искать одежду для нее.

Каждый день к фонтану ходит страшная рабыня. Однажды, набирая воду, она увидела отражение прекрасной девушки в воде и по ошибке приняла его за свое. Она разозлилась, что такая красивая девушка, как она, должна каждый день выполнять черную работу. Она разбивает свой горшок о землю и возвращается без воды. Ее хозяйка избивает ее, и ей приходится убежать. У фонтана она видит, как фея смеется над ней с дерева. Рабыня предлагает ей уложить ей волосы, чтобы поразить принца. Но когда фея спустилась, рабыня уколола ее заколкой в ухо, и фея умерла. Однако ее капля крови падает на пол и превращается в голубя, который улетает.

Читайте также:  Пироплазмоз у собак народные средства

Принц готовится к свадьбе, когда в кухню во дворце прилетает голубь и начинает спрашивать о приготовлении блюд. Птицу хватают и убивают, повар делает из нее суп и выливает воду, в которой она варилась, в сад, где растет гранатовое дерево. Обезумев от горя, принц собирает три граната с дерева и проделывает с ними то же самое, как раньше. И – о чудо! – его невеста возвращается к нему. Когда она рассказывает, что с ней сделала рабыня, он приказывает сжечь старуху. А принц и фея жили долго и счастливо…

Джон Туртурро читает сказку «Лживая бабушка» с иллюстрациями от Кевина Руэлле.

Источник

Итальянские сказки

Италья́нские ска́зки (итал. Fiabe italiane ) — литературные и фольклорные прозаические произведения итальянской литературы. Как и любые другие национальные сказки, они отражают особенности национальной культуры, быта, характера итальянцев.

Содержание

История возникновения

Литературная сказка

Никколо Макиавелли

Страпарола

Он не усиливает трагедийность или сатиричность, а ослабляет их за счет некоторого усиления традиционного дидактизма, смягчения конфликтности и особенно введения в новеллу сказочной стихии параллельно с новеллистической обработкой сказочных сюжетов (в этом плане он предшественник Базиле и Перро).

В большом количестве новеллист брал свои сюжеты непосредственно из фольклорных источников, при этом исследователь обращает внимание на склонность Страпаролы к сказочной фантастике и введение им в новеллу фольклорно-сказочной стихии [2] :

Страпарола выдвигает новый синтез гуманизма или, может, даже постгуманизма с народно-фольклорной стихией, эксплуатирует сказочные мотивы и создает новый синтез сказки и новеллы, предвосхищая Базиле и Перро.

Базиле

В последующую эпоху Сейченто самым выдающимся итальянским писателем-сказочником был Джамбаттиста Базиле. В основу своей книги «Пентамерон» Базиле положил крестьянский фольклор. Исследователь И. Н. Голенищев-Кутузов называет «Пентамерон» «одним из самых ярких произведений европейской литературы XVII в.» [8] :

Это первая в истории европейской литературы книга народных волшебных сказок, литературно обработанных в стиле барокко, но барокко особого, во многом очень отличного от маринизма

Книга была написана в 1634—1636 гг. в Неаполе и сперва называлась «Сказка сказок». Написана она была на неаполитанском диалекте, и в заглавии был указан автор Джан Алезио Аббатутис — псевдоним Базиле.

У Базиле неисчерпаемая способность выдумывать, комбинировать и модулировать темы, он редко повторяется, удивляя богатством сюжетов и ситуаций. Одна из главных особенностей «Пентамерона» — умелое соединение трагического и комического, иронии и чувствительности, насмешливости и фамильярности.

Карло Гоцци

Фьябы Гоцци дали мощный импульс для развития театра, литературы, музыки. На мотив сказки «Любовь к трём апельсинам» С. С. Прокофьев написал одноимённую оперу; композиторы Вебер и Пуччини написали музыку к опере «Турандот»; Бертольд Брехт написал пьесу «Турандот, или Конгресс обелителей»; Евгений Вахтангов поставил спектакль «Принцесса Турандот».

Карло Коллоди

В 1881 году писатель и журналист Карло Лоренцини (псевдоним Карло Коллоди) написал роман-фельетон «Приключения Пиноккио. История деревянной куклы» (Le avventure di Pinocchio. Storia d’un burattino). Сказка, как и фьябы Гоцци, включала в себя элементы театра «комедия дель арте», она была переведена на 87 языках. Алексей Толстой в 1936 году написал свой вариант этой сказки «Золотой ключик, или Приключения Буратино». Луиджи Гардзоне, в свою очередь, в 1984 году перевёл на итальянский язык сказку Алексея Толстого.

Луиджи Капуана

Джанни Родари

Народная сказка

Итало Кальвино

Первым, кто взялся за поиски фольклорной сказки, был итальянский писатель-неореалист и журналист Итало Кальвино. Свою работу он начал в 1954 году, но это не был сбор устных рассказов народных сказителей, Кальвино осуществлял свой труд по систематизации разрозненных источников из уже существовавших ранее материалов. Ему удалось описать множество сказок, бытовавших, в том числе, на национальных диалектах. В 1956 году он выпустил книгу «Fiabe Italiane», в которую вошли 200 собранных им сказок. 200 — по числу сказок, собранных в своё время братьями Гримм.

Итальянские сказки, обработанные Итало Кальвино

В Советском Союзе и позднее сказки Итало Кальвино издавались неоднократно, но полного перевода на русский язык не существует до сих пор; из двухсот сказок не переведены приблизительно три четверти фьяб. В списке сказок Итало Кальвино непереведённые названия обозначают соответственно сказки, не переведённые на русский язык. В то же время есть несколько сказок из сборника «Три апельсина» и из сборника Итало Кальвино «Fiabe italiane», имеющие разные названия: «Человек, который искал бессмертие» и «Место, в котором никогда не умирают»; «Храбрый Мазино и ведьма» и «Борода графа»; «Дары феи Кренского озера» и «Полезай в мешок!» и т. д. [3]

Сюжет о девушке-безручке стал весьма популярным в европейской литературе и неоднократно варьировался в традиционной сказке.

Итальянская сказка в России

В России интерес к итальянской сказке существовал задолго до работы Итало Кальвино. Восприятие итальянской культуры в целом во многом было увязано с её «сказочностью», волшебным великолепием, что особенно заметно в знаменитой работе Павла Муратова «Образы Италии» (1912): «Смешение разных элементов — византийского, арабского, лонгобардского и норманнского — с местной культурой этой первой по времени из всех „Италий“ дает ей фантастический, прямо сказочный характер». Куда бы ни попадал путешественник, ощущение сказочной притягательности этой страны не оставляет его нигде [19] :

Мантуанская Reggia кажется воплощением каких-то снов о королях и дворцах, которыми грезили мы в детстве, читая волшебные сказки. Есть нечто увлекательное для нашего воображения во всякой анфиладе дворцовых комнат и зал, во всяком лабиринте переходов и лестниц, являющемся необходимой mise en scеne придворных странностей и великолепий. Волшебные гроты, околдованные леса, восточные базары Шехерезады не более блаженно-сказочны для нас, чем резиденции исчезнувших королей и жилища угаснувших герцогов. Человечество, столь ревностно ниспровергающее троны, преследуя свой мираж справедливости, — в силах ли оно бороться с тенями и духами, населяющими места разрушений, с призывами их, манящими нас в страну чудес…

Читайте также:  Энтерококк фекальный у мужчин лечение народными средствами

Максим Горький, писатель совершенного иного темперамента и политического пафоса, нежели П. П. Муратов, будучи в длительной итальянской эмиграции в 1906—1913 гг., свои бытовые по сути очерки, картины современной жизни Италии называет «Сказки об Италии». Комментаторы пролетарского писателя объясняют этот парадокс теми же причинами, что и влияние Италии на Павла Муратова [20] :

«Сказки» М. Горького — это картинки действительной жизни, как она показалась ему в Италии; он назвал эти картинки сказками только потому, что и природа Италии, и нравы её людей, и вся жизнь их — мало похожи на русскую жизнь и русскому простому человеку действительно могут показаться сказками.

Возможно, что автор несколько прикрасил итальянцев, но — природа их страны так хороша, что и люди её невольно кажутся, может быть, лучше, чем они есть на самом деле. Но и вообще — немножко прикрасить человека — не велик грех; людям слишком часто и настойчиво говорят, что они плохи, почти совершенно забывая, что они, — при желании своём, — могут быть и лучше.

Особенности сюжетного построения итальянской фольклорной сказки

Ещё одна группа таких сквозных образов — персонажи-куклы и персонажи театра «комедия дель арте». Бригелла, Панталоне, Арлекин — персонажи сказок Карло Гоцци, Коллоди и др. В фольклорной сказке «Кирпич и воск» можно встретить куклу Пульчинелло. Среди сказочных персонажей о представителях животного мира таким сквозным образом был говорящий Сверчок, популярный с XVII века итальянский персонаж литературных и фольклорных сказок.

Однако некоторые сказки, возможно, под пером пересказчиков, деталями изображения, описаниями обстановки городского быта весьма близки к современной эпохе, в частности, герой сказки «Веселый Монакиккио» Марио Коста, дорожный строитель, для строительства шоссе каждое утро садится на старый велосипед и отправляется на работу в горы. В конце повествования Марио становится счастливым обладателем нового велосипеда. Исходя из подобного сюжета сказка о «Веселом Монакиккио» вполне могла быть авторским произведением начала XX столетия, а не произведением фольклора с условно-вневременным повествованием, условно-историческими персонажами наподобие шута Гонеллы, папы римского, королей, герцогов и прочих представителей исторических сословий раздробленной Италии, существовавших до эпохи Рисорджименто.

Быть может, всё дело в более позднем происхождении сказок сборника «В моих краях», откуда взята фьяба «Весёлый Монакиккио». Но вот фрагмент сказки «Одна ночь в раю» из сборника Итало Кальвино: «Живой вышел из могилы и не узнал кладбища: повсюду памятники, статуи, высокие деревья. Вышел он с кладбища и вместо прежних домишек из неотесанного камня увидел огромные здания, трамваи, автомобили, аэропланы…» В другом эпизоде сказки святой Пётр играет на контрабасе. В сказке из сборника «Три апельсина» «Кола-Рыба» повествуется о знаменитом Мессинском землетрясении, унёсшем около 100 000 жизней. Сильнейшее за всю историю Европы землетрясение произошло накануне 1909 года. Таким образом, время создания сказки можно определить почти с документальной точностью, если только упоминание о землетрясении не было прибавлено составителями сборника к более старой части сказки. Всё говорит о том, что время происхождения сказок из этих сборников не одинаково, некоторая их часть обязана своим появлением городскому фольклору Италии XX века, что в свою очередь говорит об устойчивости традиции создания сказок на всём протяжении истории Италии.

Библиография

Источник

Итальянские сказки

Италья́нские ска́зки (итал. Fiabe italiane ) — литературные и фольклорные прозаические произведения итальянской литературы. Как и любые другие национальные сказки, они отражают особенности национальной культуры, быта, характера итальянцев.

Содержание

История возникновения

Литературная сказка

Никколо Макиавелли

Страпарола

Он не усиливает трагедийность или сатиричность, а ослабляет их за счет некоторого усиления традиционного дидактизма, смягчения конфликтности и особенно введения в новеллу сказочной стихии параллельно с новеллистической обработкой сказочных сюжетов (в этом плане он предшественник Базиле и Перро).

В большом количестве новеллист брал свои сюжеты непосредственно из фольклорных источников, при этом исследователь обращает внимание на склонность Страпаролы к сказочной фантастике и введение им в новеллу фольклорно-сказочной стихии [2] :

Страпарола выдвигает новый синтез гуманизма или, может, даже постгуманизма с народно-фольклорной стихией, эксплуатирует сказочные мотивы и создает новый синтез сказки и новеллы, предвосхищая Базиле и Перро.

Базиле

В последующую эпоху Сейченто самым выдающимся итальянским писателем-сказочником был Джамбаттиста Базиле. В основу своей книги «Пентамерон» Базиле положил крестьянский фольклор. Исследователь И. Н. Голенищев-Кутузов называет «Пентамерон» «одним из самых ярких произведений европейской литературы XVII в.» [8] :

Это первая в истории европейской литературы книга народных волшебных сказок, литературно обработанных в стиле барокко, но барокко особого, во многом очень отличного от маринизма

Книга была написана в 1634—1636 гг. в Неаполе и сперва называлась «Сказка сказок». Написана она была на неаполитанском диалекте, и в заглавии был указан автор Джан Алезио Аббатутис — псевдоним Базиле.

У Базиле неисчерпаемая способность выдумывать, комбинировать и модулировать темы, он редко повторяется, удивляя богатством сюжетов и ситуаций. Одна из главных особенностей «Пентамерона» — умелое соединение трагического и комического, иронии и чувствительности, насмешливости и фамильярности.

Карло Гоцци

Фьябы Гоцци дали мощный импульс для развития театра, литературы, музыки. На мотив сказки «Любовь к трём апельсинам» С. С. Прокофьев написал одноимённую оперу; композиторы Вебер и Пуччини написали музыку к опере «Турандот»; Бертольд Брехт написал пьесу «Турандот, или Конгресс обелителей»; Евгений Вахтангов поставил спектакль «Принцесса Турандот».

Карло Коллоди

В 1881 году писатель и журналист Карло Лоренцини (псевдоним Карло Коллоди) написал роман-фельетон «Приключения Пиноккио. История деревянной куклы» (Le avventure di Pinocchio. Storia d’un burattino). Сказка, как и фьябы Гоцци, включала в себя элементы театра «комедия дель арте», она была переведена на 87 языках. Алексей Толстой в 1936 году написал свой вариант этой сказки «Золотой ключик, или Приключения Буратино». Луиджи Гардзоне, в свою очередь, в 1984 году перевёл на итальянский язык сказку Алексея Толстого.

Читайте также:  Русские народные сказки рассказывающие о лучших человеческих качествах

Луиджи Капуана

Джанни Родари

Народная сказка

Итало Кальвино

Первым, кто взялся за поиски фольклорной сказки, был итальянский писатель-неореалист и журналист Итало Кальвино. Свою работу он начал в 1954 году, но это не был сбор устных рассказов народных сказителей, Кальвино осуществлял свой труд по систематизации разрозненных источников из уже существовавших ранее материалов. Ему удалось описать множество сказок, бытовавших, в том числе, на национальных диалектах. В 1956 году он выпустил книгу «Fiabe Italiane», в которую вошли 200 собранных им сказок. 200 — по числу сказок, собранных в своё время братьями Гримм.

Итальянские сказки, обработанные Итало Кальвино

В Советском Союзе и позднее сказки Итало Кальвино издавались неоднократно, но полного перевода на русский язык не существует до сих пор; из двухсот сказок не переведены приблизительно три четверти фьяб. В списке сказок Итало Кальвино непереведённые названия обозначают соответственно сказки, не переведённые на русский язык. В то же время есть несколько сказок из сборника «Три апельсина» и из сборника Итало Кальвино «Fiabe italiane», имеющие разные названия: «Человек, который искал бессмертие» и «Место, в котором никогда не умирают»; «Храбрый Мазино и ведьма» и «Борода графа»; «Дары феи Кренского озера» и «Полезай в мешок!» и т. д. [3]

Сюжет о девушке-безручке стал весьма популярным в европейской литературе и неоднократно варьировался в традиционной сказке.

Итальянская сказка в России

В России интерес к итальянской сказке существовал задолго до работы Итало Кальвино. Восприятие итальянской культуры в целом во многом было увязано с её «сказочностью», волшебным великолепием, что особенно заметно в знаменитой работе Павла Муратова «Образы Италии» (1912): «Смешение разных элементов — византийского, арабского, лонгобардского и норманнского — с местной культурой этой первой по времени из всех „Италий“ дает ей фантастический, прямо сказочный характер». Куда бы ни попадал путешественник, ощущение сказочной притягательности этой страны не оставляет его нигде [19] :

Мантуанская Reggia кажется воплощением каких-то снов о королях и дворцах, которыми грезили мы в детстве, читая волшебные сказки. Есть нечто увлекательное для нашего воображения во всякой анфиладе дворцовых комнат и зал, во всяком лабиринте переходов и лестниц, являющемся необходимой mise en scеne придворных странностей и великолепий. Волшебные гроты, околдованные леса, восточные базары Шехерезады не более блаженно-сказочны для нас, чем резиденции исчезнувших королей и жилища угаснувших герцогов. Человечество, столь ревностно ниспровергающее троны, преследуя свой мираж справедливости, — в силах ли оно бороться с тенями и духами, населяющими места разрушений, с призывами их, манящими нас в страну чудес…

Максим Горький, писатель совершенного иного темперамента и политического пафоса, нежели П. П. Муратов, будучи в длительной итальянской эмиграции в 1906—1913 гг., свои бытовые по сути очерки, картины современной жизни Италии называет «Сказки об Италии». Комментаторы пролетарского писателя объясняют этот парадокс теми же причинами, что и влияние Италии на Павла Муратова [20] :

«Сказки» М. Горького — это картинки действительной жизни, как она показалась ему в Италии; он назвал эти картинки сказками только потому, что и природа Италии, и нравы её людей, и вся жизнь их — мало похожи на русскую жизнь и русскому простому человеку действительно могут показаться сказками.

Возможно, что автор несколько прикрасил итальянцев, но — природа их страны так хороша, что и люди её невольно кажутся, может быть, лучше, чем они есть на самом деле. Но и вообще — немножко прикрасить человека — не велик грех; людям слишком часто и настойчиво говорят, что они плохи, почти совершенно забывая, что они, — при желании своём, — могут быть и лучше.

Особенности сюжетного построения итальянской фольклорной сказки

Ещё одна группа таких сквозных образов — персонажи-куклы и персонажи театра «комедия дель арте». Бригелла, Панталоне, Арлекин — персонажи сказок Карло Гоцци, Коллоди и др. В фольклорной сказке «Кирпич и воск» можно встретить куклу Пульчинелло. Среди сказочных персонажей о представителях животного мира таким сквозным образом был говорящий Сверчок, популярный с XVII века итальянский персонаж литературных и фольклорных сказок.

Однако некоторые сказки, возможно, под пером пересказчиков, деталями изображения, описаниями обстановки городского быта весьма близки к современной эпохе, в частности, герой сказки «Веселый Монакиккио» Марио Коста, дорожный строитель, для строительства шоссе каждое утро садится на старый велосипед и отправляется на работу в горы. В конце повествования Марио становится счастливым обладателем нового велосипеда. Исходя из подобного сюжета сказка о «Веселом Монакиккио» вполне могла быть авторским произведением начала XX столетия, а не произведением фольклора с условно-вневременным повествованием, условно-историческими персонажами наподобие шута Гонеллы, папы римского, королей, герцогов и прочих представителей исторических сословий раздробленной Италии, существовавших до эпохи Рисорджименто.

Быть может, всё дело в более позднем происхождении сказок сборника «В моих краях», откуда взята фьяба «Весёлый Монакиккио». Но вот фрагмент сказки «Одна ночь в раю» из сборника Итало Кальвино: «Живой вышел из могилы и не узнал кладбища: повсюду памятники, статуи, высокие деревья. Вышел он с кладбища и вместо прежних домишек из неотесанного камня увидел огромные здания, трамваи, автомобили, аэропланы…» В другом эпизоде сказки святой Пётр играет на контрабасе. В сказке из сборника «Три апельсина» «Кола-Рыба» повествуется о знаменитом Мессинском землетрясении, унёсшем около 100 000 жизней. Сильнейшее за всю историю Европы землетрясение произошло накануне 1909 года. Таким образом, время создания сказки можно определить почти с документальной точностью, если только упоминание о землетрясении не было прибавлено составителями сборника к более старой части сказки. Всё говорит о том, что время происхождения сказок из этих сборников не одинаково, некоторая их часть обязана своим появлением городскому фольклору Италии XX века, что в свою очередь говорит об устойчивости традиции создания сказок на всём протяжении истории Италии.

Библиография

Источник

Правильные рекомендации