Особенности постановки народной драмы

Народные драмы. Особенности их постановки

Первые народные драмы создавались в XVI—XVII вв. Их формирование шло от простых форм к более сложным.

Малая народная драма не угасла со временем. Генетически она могла восходить к архаичным игрищам («Гробокопатель», «Маврух»), к бытовым анекдотическим сказкам («Барин и Афонька», «Мнимый барин»), к анекдотам («Доктор и больной»), к песням («Ермак», «Атаман-буря», «Степан Разин»), к духовным стихам («Аника-воин»), к вертепным представлениям («Царь Ирод») и т. д,

Постепенно под влиянием любительских, придворных и профессиональных театров, литературы, лубочных изданий народные драмы обогатились новыми темами, персонажами, в них совершенствовалась характеристика образов.

По содержанию народные драмы можно разделить на две группы: бытовые сатирические и героико-романтические.


Народные бытовые сатирические драмы

Народные бытовые сатирические драмы («Барин», «Мнимый барин», «Маврух», «Пахомушка» и др.) примыкают к святочным и масленичным играм. В их основе — драматические сценки, которые разыгрывались и ряжеными.

Иногда одно представление содержало две-три сценки. Так, в «Барине», кроме суда Барина, разыгрывались сценки покупки коня и убоя быка на мясо. При этом Барин и суд вершит, и покупает коня, и убивает быка. Сатирически изображались местная жизнь и нравы, сам Барин.

Картины бедности крестьян, разорения Барина, отношения к нему Трактирщика, Слуги, Старосты были созданы на основе богатого юмористического и сатирического фольклора (бытовых сказок, анекдотов, пословиц и поговорок). Богат и выразителен язык драмы.

В народных бытовых сатирических драмах сложилась своя система образов, выработались относительно устойчивые тексты и приемы изображения.


Народные героико-романтические драмы.

Народные героико-романтические драмы, в отличие от бытовых сатирических, возникали и формировались не только на фольклорной основе. В них активно использовались песни литературного происхождения, а также лубок и народная книга (лубочные романы и картинки о разбойниках, рыцарские романы). Некоторые героико-романтические драмы известны в единственном варианте (например, патриотическая пьеса о войне 1812г. «Как француз Москву брал»). Самыми популярными были «Лодка» и «Царь Максимилиан».

В развитии драмы большую роль сыграли литературные источники, главным образом массовая литература о разбойниках. Это сказалось в сюжете (осложнении его романтической ситуацией — любовными сценами), в разработке характеров действующих лиц (введение типовых персонажей: Рыцарь, Лариза и проч.), в общем стиле драмы.

Народные драмы исполняли преимущественно в Святки, а в некоторых районах и на масленицу. Разыгрывались они в солдатских и фабричных казармах, в рабочих читальнях, в трактирах, на рыбацких тонях, в остроге, в учебных заведениях, в деревенских избах.

Группа артистов из народа (ее иногда называли «шайкой»), подготовив постановку, отправлялась играть. Все участвовавшие в представлении входили в определенную заранее избу с пением какой-либо песни, затем спрашивали разрешения играть. Все участники представления выходили на середину избы и образовывали круг, в середине которого становились друг против друга Атаман и Эсаул (см. драму «Лодка»).

При постановке драм не было занавеса, декораций и кулис, поэтому персонажи нарочито называли место действия, описывали его. Роль и функцию декораций частично восполняли реквизит и бутафория, а также движения «артистов». В «Лодке», например, участники представления овалом садились на пол, изображая лодку; они раскачивались взад и вперед и хлопали руками, чем создавали иллюзию гребли и плеска воды, и т. д.

Реквизит обычно был скуп, однако играющие старались его так подобрать, чтобы он характеризовал положение, род занятий персонажей. Например, при постановке «Царя Максимилиана» посреди комнаты для царя ставили разукрашенное кресло-трон. Для него же изготавливали оклеенные золотой и серебряной бумагой корону, скипетр и державу. Для Адольфа готовили кандалы. Для Кузнеца припасали молот. Соответственно роли подбиралось и оружие: для Исполинского рыцаря — пика и шашка; для Аники-воина — пика, сабля и медный щит; для рыцаря Брамбеуса — сабля и копье и т. д.

Большое значение придавалось одежде действующих лиц, так как по ней зрители могли определять, кто есть кто.

Важное значение имело и самопредставление героя. Выработалась даже своеобразная формула представления: герой выходит, здоровается со зрителями и сообщает, кто он такой, а иногда и зачем прибыл.

Поскольку в народном театре не было кулис и участники представления все время находились перед зрителями, а иногда и среди зрителей, они стояли кругом, полукругом или углом. В связи с этим выработался определенный тип игры, жеста, манеры декламации.

Особенностью фольклорного театра является несоблюдение единства места и времени действия, что вызвано условиями игры.

Источник

43.Народные драмы. Особенности их постановки.

На основе народной богатой театрал традиции складывается народная драма. Первые драмы создается в 16-17 в.Формирование народной драмы шло от более простых форм к сложным многоактовым и драмат произведениям. Малая народ драма могла генетически выходить к играм(Аника- воин), к бытовым сказкам(Барин и Афонька) и анекдотам(доктор и больной). Роль активности к классовой сознательности народных масс был причиной популярности народного театра и в частности пьес на полит темы. В разное время и в разных соц слоях одна и та же народная драма звучала и восприним неодинаково. Наибольшее кол-во записей народ драм было в 19 в-нач20.Народные драы могли распростр письменным путем, народные представления сторились на основе импровизации, кот вызвало большое кол-во вариантов на один и тот же сюжет. Импровизированный характер народных драм должен был создать устойчивую языковую традицию(яз традиция подчинялась идейно-художествен требованиям народ драмы). При помощи язык. Средств и приемов народ драма еще большей силы обличения деспотизма, крепостнических порядков, эксплуататоров.

44.Детский фольклор – специфическая область устного художественного творчества. Жанры традиционного детского фоьклора. История изучения детского фольклора отечественными фольклористами.

Художественная форма детского фольклора специфична: для него характерна своя образная система, тяготение к ритмизированной речи и к игре. Игра — элемент, психологически необхо­димый для детей.

Произведения детского фольклора исполняют взрослые для детей (материнский фольклор) и сами дети (собственно детский фольклор).

Пестушки, потешки, поскакушки побуждали ребенка к бодр­ствованию, обучали его двигать ручками, ножками, головкой, пальчиками. Важную роль здесь играл ритм, характер — бодрый, веселый.

Прибаутки — это песенки или стишки, увлекающие ребенка своим содержанием. Сюжеты прибауток очень простые, напоминающие «маленькие ска­зочки в стихах» (В. П. Аникин). Гл. роль — познавательная. Ребенок узнает о людях, животных, яв­лениях, предметах, об их типических свойствах.

небылицы-перевер­тыши. Их установка — создать комические ситуации путем нарочитого смешения реальных предметов и свойств. Если это вызывает у ребенка смех, значит, он правильно понимает соотношение ве­щей и явлений.

Читайте также:  Отхаркивающие народные средства подорожник

Собственно детский фольклор:

Поэзия подвижных игр

Жеребьевки определяют деление играющих на две команды, устанавливают порядок в игре.

Считалки применяются для распределения ролей в игре, при этом решающее значение имеет ритм.

Игровые приговорки и припевки были включены в игровое дей­ствие и способствовали его организации. Содержание этих про­изведений определяла сама игра.

Поэзия словесных игр

Заклички (песенки, обращенные к природе и выражающие призыв или просьбу) и приговорки (приговорки произносились индивидуально и негромко. Они со­держали просьбу-заговор)

скороговорки — быстрое повторение труднопроизно­симых слов

молчанки — стихотворный уговор молчать, голосянки — соревнование в вытягивании на одном дыхании гласного звука в конце стишка.

Источник

Особенности постановки народных драм

Народные драмы исполняли преимущественно в Святки, а в некоторых районах и на масленицу. Разыгрывались они в сол­датских и фабричных казармах, в рабочих читальнях, в тракти­рах, на рыбацких тонях, в остроге, в учебных заведениях, в де­ревенских избах. Собиратель фольклора Н. Е. Ончуков писал в начале XX в., что в деревнях доморощенные «артисты» ходили по домам местных чиновников, к попу, к богатым крестьянам и играли комедии[220].

Группа артистов из народа (ее иногда называли «шайкой»), подготовив постановку, отправлялась играть. Все участвовавшие в представлении входили в определенную заранее избу с пением какой-либо песни, затем спрашивали разрешения играть: «Не угодно ли вам, хозяин, представленье посмотреть?» Хозяин обык­новенно отвечал: «Милости просим!»; «Добро пожаловать!» Все участники представления выходили на середину избы и образо­вывали круг, в середине которого становились друг против дру­га Атаман и Эсаул (см. в Хрестоматии драму «Лодка»).

В других случаях изба, в которой будут играть, заранее не определялась. «Артисты» подходили к дому, где происходила, например, вечеринка, отворяли дверь, входили в избу и осво­бождали место для игры. Так, например, подготавливалось мес­то для представления сатирической пьесы «Барин»[221]. После пред­ставления играющие уходили на другую вечеринку. За вечер они обходили три или четыре избы[222]. Подобное «усердие» объясняет­ся тем, что за игру ожидалось вознаграждение.

Иногда представление так же, как после исполнения колядок, оканчи­валось просьбой о вознаграждении. В «Царе Максимилиане»:

Скороход (обходит зрителей с шапкой, приговаривая):

— Представление кончено, господа,

Пожалуйте за погляденье денежки сюда![223]

В другом варианте той же драмы Скороход-маршал выходил на сере­дину и обращался к зрителям. Скороход:

И приставленье все кончается,

А актерам с вас на чай полагается[224].

При постановке драм не было занавеса, декораций и кулис, поэтому персонажи нарочито называли место действия, описы­вали его. Роль и функцию декораций частично восполняли рек­визит и бутафория, а также движения «артистов». В «Лодке», например, участники представления овалом садились на пол, изображая лодку; они раскачивались взад и вперед и хлопали руками, чем создавали иллюзию гребли и плеска воды, и т. д.

Реквизит обычно был скуп, однако играющие старались его так подобрать, чтобы он характеризовал положение, род заня­тий персонажей. Например, при постановке «Царя Максимили­ана» посреди комнаты для царя ставили разукрашенное кресло-трон. Для него же изготавливали оклеенные золотой и серебря­ной бумагой корону, скипетр и державу. Для Адольфа готовили кандалы. Для Кузнеца припасали молот. Соответственно роли подбиралось и оружие: для Исполинского рыцаря — пика и шаш­ка; для Аники-воина — пика, сабля и медный щит; для рыцаря Брамбеуса — сабля и копье и т. д.

Большое значение придавалось одежде действующих лиц, так как по ней зрители могли определять, кто есть кто. Так, в опи­сании одного из вариантов «Царя Максимилиана» говорилось, что главный герой — в форме «древних царей», в военной шап­ке, в камзоле, генеральских штанах и высоких сапогах со шпо­рами. Скороход-маршал — в военном сюртуке с погонами, в высокой шапке с пером. Кузнец же — в рубахе и лаптях, без шапки, на нем фартук. Старик-гробокопатель — в кафтане и лаптях, в мужицкой шапке. Старуха — в пестрядинном сарафа­не и во всем старушечьем крестьянском уборе, на голове кичка.

В «Лодке» Атаман — в красной рубахе, черной поддевке и черной шляпе, поддевка и шляпа богато украшены золотой бу­магой; Разбойники — в красных рубахах, в меховых шапках со значками из разноцветной бумаги; Богатый помещик — в туф­лях, пиджаке или халате, на голове котелок.

В сатирической драме «Мнимый барин» главный герой — в военной форме с погонами, в белой соломенной шляпе, с трос­тью и зонтиком; Трактирщик — в рубашке навыпуск, в жилетке, на груди зеленый фартук, на голове картуз; Лакей — во фраке или сюртуке, в фуражке, перчатках; Староста — старик в сермя­ге, черной шляпе котлом, лаптях, за плечами у него сумка.

Важное значение имело и самопредставление героя. Вырабо­талась даже своеобразная формула представления: герой выхо­дит, здоровается со зрителями и сообщает, кто он такой, а иног­да и зачем прибыл.

Так, Скороход говорит:

Здравствуйте, почтеннейши господа!

Вот и я прибыл к вам сюда.

За кого вы меня признаете?

За русского или за прусского?

Я не есть русский и не есть прусский,

Я есть природный скороход-фельдмаршал

Грозного царя Максемъяна[225].

Царь Максемьян не только представляется, но и говорит о цели сво­его прибытия:

Здравствуйте, все почтеннейшие господа,

вот я и прибыл сюда.

За кого вы меня почитаете:

за царя ли прусского или за короля французского?

Не есь я царь прусской, не есь я король французской,

Есь я сам грозный Максемьян, царь римский.

Наместник египетский и индийский.

Пришел я сюда не пир пировать.

Пришел сюда побиться, порубиться.

На острых мечах в чистом поле тешиться;

Судить и казнить непокорного

И непослушного сына Адольфу[226].

Доктор, представляясь, подробно говорит, как он «лечит» людей:

Здравствуйте, почтеннейшие господа,

Вот и я к вам прибыл сюда.

За кого вы меня признаете?

За русского или за прусского?

Я не есть русский, я не есть прусский,

Я есть главный доктор Фома,

У меня есть лекарство, пластырь и сулема;

Из мертвых кровь мечу.

Ко мне приводят здоровых,

А от меня уводят слабых;

Ко мне приводят на ногах,

А от меня увозят на дровнях.

Я зубы дергаю, глаза ковыряю.

На тот свет отправляю.

Нет ли здесь кого полечить, поправить;

Живого к смерти представить[227].

Поскольку в народном театре не было кулис и участники пред­ставления все время находились перед зрителями, а иногда и среди зрителей, они стояли кругом, полукругом или углом. В связи с этим выработался определенный тип игры, жеста, мане­ры декламации. Например, Скороход при обращении к царю сильно топал ногой и вынимал саблю. Н. Н. Белецкая писала: «Выйдя в круг и повернувшись лицом к публике (независимо от того, к кому он обращается в данный момент), герой- топает ногой, одновременно выкидывает вверх правую руку с шашкой и начинает монолог. «[228]. Однообразно изображались поединки, обращения к атаману или царю и т. д. Все действующие лица говорили громко, даже кричали, четко выговаривая слова.

Читайте также:  Рисунок русская народная свадьба

Особенностью фольклорного театра является несоблюдение единства места и времени действия, что вызвано условиями игры (отсутствием кулис, занавеса). Так, например, в «Царе Макси­милиане» почти все действие происходило перед троном царя: диалог царя с его сыном Адольфом, казнь последнего, рыцарс­кие поединки, разговоры с Гробокопателем и проч.

В романе «Записки из Мертвого дома» Ф. М. Достоевский подробно рассказал о том, как заключенные готовились к пред­ставлению двух пьес: распределяли роли, подбирали реквизит, одежду, репетировали — и как потом играли. Пьесы назывались

«Филатка и Мирошка соперники» и «Кедрил-обжора» (глава «Представление»)[229].

Интересны рассуждения писателя о народном театре вооб­ще, о его специфике.

Достоевский писал: «У нас в отдаленных городах и губерниях дей­ствительно есть такие театральные пьесы, которые, казалось бы, никому не известны, может быть, нигде никогда не напечатаны, но которые сами собой откуда-то явились и составляют необходимую принадлежность вся­кого народного театра в известной полосе России. Кстати: я сказал «на­родного театра». Очень бы и очень хорошо было, если б кто из наших изыскателей занялся новыми и более тщательными, чем доселе, исследо­ваниями о народном театре, который есть, существует и даже, может быть, не совсем ничтожный. Я верить не хочу, чтобы все, что я потом видел у нас, в нашем острожном театре, было выдумано нашими же арестантами. Тут необходима преемственность предания, раз установлен­ные приемы и понятия, переходящие из рода в род и по старой памяти. Искать их надо у солдат, у фабричных, в фабричных городах и даже по некоторым незнакомым бедным городкам у мещан. Сохранились тоже они по деревням и по губернским городам между дворнями больших помещичьих домов. Я даже думаю, что многие старинные пьесы распло­дились в списках по России не иначе, как через помещицкую дворню. У прежних старинных помещиков и московских бар бывали собственные театры, составленные из крепостных артистов. И вот в этих-то театрах и получилось начало нашего народного драматического искусства, которого признаки несомненны»[230].

В XIX в. фольклорный театр и народные драмы почти не при­влекали внимания собирателей, поэтому наблюдения Достоевского, сделанные им на каторге, представляют особый интерес.

ЛИТЕРАТУРА К ТЕМЕ

Тексты.

Русские народные картинки. Собрал и описал Д. А. Ровинский. — СПб., 1900.

Северные народные драмы. Сборник Н. Е. Ончукова. — СПб., 1911.

Русская народная драма XVII—XX вв.: Тексты пьес и описания пред­ставлений / Ред., вступ. ст. и коммент. П. Н. Беркова. — М., 1953.

Фольклорный театр / Сост., вступ. ст., предисл. к текстам и ком-мент. А. Ф. Некрыловой и Н. И. Савушкиной. — М., 1988.

Народный театр / Сост., вступ. ст., подгот. текстов и коммент. А. Ф. Некрыловой и Н. И. Савушкиной. — М., 1991.

Исследования.

Симонович-Ефимова Н. Записки петрушечника. — Л.; М., 1925. (2-е изд., расширенное: М., 1980).

Русские народные гулянья: По рассказам А. Я. Алексеева-Яковле­ва / Запись и обраб. Е. Кузнецова. — Л.; М., 1948.

Всеволодский-Гернгросс В. Н. Русская устная народная драма. — М 1959.

Богатырев П. Г. Художественные средства в юмористическом яр­марочном фольклоре // Богатырев П. Г. Вопросы теории народного искусства. — М., 1971. — С. 450-496.

Крупянская В. Ю. Народная драма «Лодка» (генезис и литературная история) // Славянский фольклор. — М., 1972. — С. 258-302.

Савушкина Н. И. Русский народный театр. — М., 1976.

Гусев В. Е. Истоки русского народного театра: Учеб. пособие. — Л. 1977.

Гусев В. Е. Русский фольклорный театр XVIII — начала XX века: Учеб. пособие. — Л., 1980.

Некрылова А. Ф., Гусев В. Е. Русский народный кукольный театр: Учеб. пособие. — Л., 1983.

Иванов Е. П. Меткое московское слово. — 2-е изд. — М., 1986.

Некрылова А. Ф. Русские народные городские праздники, увеселе­ния и зрелища. — Л., 1988.

Савушкина Н. И. Русская народная драма: Художественное своеоб­разие. — М., 1988.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Охарактеризуйте виды народного кукольного театра.

2. Расскажите о содержании народной драмы «Царь Максимили­ан». Что было причиной ее популярности?

ЗАДАНИЕ

Вычлените песни, исполнявшиеся в драме «Лодка» (см. Хресто­матию).Что вы можете сказать об этих песнях?

Источник

Особенности постановки народных драм

Народные драмы исполняли преимущественно в Святки, а в некоторых районах и на масленицу. Разыгрывались они в сол­датских и фабричных казармах, в рабочих читальнях, в тракти­рах, на рыбацких тонях, в остроге, в учебных заведениях, в де­ревенских избах. Собиратель фольклора Н. Е. Ончуков писал в начале XX в., что в деревнях доморощенные «артисты» ходили по домам местных чиновников, к попу, к богатым крестьянам и играли комедии[220].

Группа артистов из народа (ее иногда называли «шайкой»), подготовив постановку, отправлялась играть. Все участвовавшие в представлении входили в определенную заранее избу с пением какой-либо песни, затем спрашивали разрешения играть: «Не угодно ли вам, хозяин, представленье посмотреть?» Хозяин обык­новенно отвечал: «Милости просим!»; «Добро пожаловать!» Все участники представления выходили на середину избы и образо­вывали круг, в середине которого становились друг против дру­га Атаман и Эсаул (см. в Хрестоматии драму «Лодка»).

В других случаях изба, в которой будут играть, заранее не определялась. «Артисты» подходили к дому, где происходила, например, вечеринка, отворяли дверь, входили в избу и осво­бождали место для игры. Так, например, подготавливалось мес­то для представления сатирической пьесы «Барин»[221]. После пред­ставления играющие уходили на другую вечеринку. За вечер они обходили три или четыре избы[222]. Подобное «усердие» объясняет­ся тем, что за игру ожидалось вознаграждение.

Иногда представление так же, как после исполнения колядок, оканчи­валось просьбой о вознаграждении. В «Царе Максимилиане»:

Скороход (обходит зрителей с шапкой, приговаривая):

— Представление кончено, господа,

Пожалуйте за погляденье денежки сюда![223]

В другом варианте той же драмы Скороход-маршал выходил на сере­дину и обращался к зрителям. Скороход:

И приставленье все кончается,

А актерам с вас на чай полагается[224].

При постановке драм не было занавеса, декораций и кулис, поэтому персонажи нарочито называли место действия, описы­вали его. Роль и функцию декораций частично восполняли рек­визит и бутафория, а также движения «артистов». В «Лодке», например, участники представления овалом садились на пол, изображая лодку; они раскачивались взад и вперед и хлопали руками, чем создавали иллюзию гребли и плеска воды, и т. д.

Читайте также:  Остеохондроз колена лечение народными средствами

Реквизит обычно был скуп, однако играющие старались его так подобрать, чтобы он характеризовал положение, род заня­тий персонажей. Например, при постановке «Царя Максимили­ана» посреди комнаты для царя ставили разукрашенное кресло-трон. Для него же изготавливали оклеенные золотой и серебря­ной бумагой корону, скипетр и державу. Для Адольфа готовили кандалы. Для Кузнеца припасали молот. Соответственно роли подбиралось и оружие: для Исполинского рыцаря — пика и шаш­ка; для Аники-воина — пика, сабля и медный щит; для рыцаря Брамбеуса — сабля и копье и т. д.

Большое значение придавалось одежде действующих лиц, так как по ней зрители могли определять, кто есть кто. Так, в опи­сании одного из вариантов «Царя Максимилиана» говорилось, что главный герой — в форме «древних царей», в военной шап­ке, в камзоле, генеральских штанах и высоких сапогах со шпо­рами. Скороход-маршал — в военном сюртуке с погонами, в высокой шапке с пером. Кузнец же — в рубахе и лаптях, без шапки, на нем фартук. Старик-гробокопатель — в кафтане и лаптях, в мужицкой шапке. Старуха — в пестрядинном сарафа­не и во всем старушечьем крестьянском уборе, на голове кичка.

В «Лодке» Атаман — в красной рубахе, черной поддевке и черной шляпе, поддевка и шляпа богато украшены золотой бу­магой; Разбойники — в красных рубахах, в меховых шапках со значками из разноцветной бумаги; Богатый помещик — в туф­лях, пиджаке или халате, на голове котелок.

В сатирической драме «Мнимый барин» главный герой — в военной форме с погонами, в белой соломенной шляпе, с трос­тью и зонтиком; Трактирщик — в рубашке навыпуск, в жилетке, на груди зеленый фартук, на голове картуз; Лакей — во фраке или сюртуке, в фуражке, перчатках; Староста — старик в сермя­ге, черной шляпе котлом, лаптях, за плечами у него сумка.

Важное значение имело и самопредставление героя. Вырабо­талась даже своеобразная формула представления: герой выхо­дит, здоровается со зрителями и сообщает, кто он такой, а иног­да и зачем прибыл.

Так, Скороход говорит:

Здравствуйте, почтеннейши господа!

Вот и я прибыл к вам сюда.

За кого вы меня признаете?

За русского или за прусского?

Я не есть русский и не есть прусский,

Я есть природный скороход-фельдмаршал

Грозного царя Максемъяна[225].

Царь Максемьян не только представляется, но и говорит о цели сво­его прибытия:

Здравствуйте, все почтеннейшие господа,

вот я и прибыл сюда.

За кого вы меня почитаете:

за царя ли прусского или за короля французского?

Не есь я царь прусской, не есь я король французской,

Есь я сам грозный Максемьян, царь римский.

Наместник египетский и индийский.

Пришел я сюда не пир пировать.

Пришел сюда побиться, порубиться.

На острых мечах в чистом поле тешиться;

Судить и казнить непокорного

И непослушного сына Адольфу[226].

Доктор, представляясь, подробно говорит, как он «лечит» людей:

Здравствуйте, почтеннейшие господа,

Вот и я к вам прибыл сюда.

За кого вы меня признаете?

За русского или за прусского?

Я не есть русский, я не есть прусский,

Я есть главный доктор Фома,

У меня есть лекарство, пластырь и сулема;

Из мертвых кровь мечу.

Ко мне приводят здоровых,

А от меня уводят слабых;

Ко мне приводят на ногах,

А от меня увозят на дровнях.

Я зубы дергаю, глаза ковыряю.

На тот свет отправляю.

Нет ли здесь кого полечить, поправить;

Живого к смерти представить[227].

Поскольку в народном театре не было кулис и участники пред­ставления все время находились перед зрителями, а иногда и среди зрителей, они стояли кругом, полукругом или углом. В связи с этим выработался определенный тип игры, жеста, мане­ры декламации. Например, Скороход при обращении к царю сильно топал ногой и вынимал саблю. Н. Н. Белецкая писала: «Выйдя в круг и повернувшись лицом к публике (независимо от того, к кому он обращается в данный момент), герой- топает ногой, одновременно выкидывает вверх правую руку с шашкой и начинает монолог. «[228]. Однообразно изображались поединки, обращения к атаману или царю и т. д. Все действующие лица говорили громко, даже кричали, четко выговаривая слова.

Особенностью фольклорного театра является несоблюдение единства места и времени действия, что вызвано условиями игры (отсутствием кулис, занавеса). Так, например, в «Царе Макси­милиане» почти все действие происходило перед троном царя: диалог царя с его сыном Адольфом, казнь последнего, рыцарс­кие поединки, разговоры с Гробокопателем и проч.

В романе «Записки из Мертвого дома» Ф. М. Достоевский подробно рассказал о том, как заключенные готовились к пред­ставлению двух пьес: распределяли роли, подбирали реквизит, одежду, репетировали — и как потом играли. Пьесы назывались

«Филатка и Мирошка соперники» и «Кедрил-обжора» (глава «Представление»)[229].

Интересны рассуждения писателя о народном театре вооб­ще, о его специфике.

Достоевский писал: «У нас в отдаленных городах и губерниях дей­ствительно есть такие театральные пьесы, которые, казалось бы, никому не известны, может быть, нигде никогда не напечатаны, но которые сами собой откуда-то явились и составляют необходимую принадлежность вся­кого народного театра в известной полосе России. Кстати: я сказал «на­родного театра». Очень бы и очень хорошо было, если б кто из наших изыскателей занялся новыми и более тщательными, чем доселе, исследо­ваниями о народном театре, который есть, существует и даже, может быть, не совсем ничтожный. Я верить не хочу, чтобы все, что я потом видел у нас, в нашем острожном театре, было выдумано нашими же арестантами. Тут необходима преемственность предания, раз установлен­ные приемы и понятия, переходящие из рода в род и по старой памяти. Искать их надо у солдат, у фабричных, в фабричных городах и даже по некоторым незнакомым бедным городкам у мещан. Сохранились тоже они по деревням и по губернским городам между дворнями больших помещичьих домов. Я даже думаю, что многие старинные пьесы распло­дились в списках по России не иначе, как через помещицкую дворню. У прежних старинных помещиков и московских бар бывали собственные театры, составленные из крепостных артистов. И вот в этих-то театрах и получилось начало нашего народного драматического искусства, которого признаки несомненны»[230].

В XIX в. фольклорный театр и народные драмы почти не при­влекали внимания собирателей, поэтому наблюдения Достоевского, сделанные им на каторге, представляют особый интерес.

Источник

Правильные рекомендации