Первые народные восстания на руси кратко

Восстания в Киевской Руси

Новым князем на вече был провозглашен Всеслав Полоцкий, находившийся в плену у Изяслава. Узнав об этом, свергнутый князь ушел в Польшу, где надеялся найти помощь – польский король приходился ему племянником. Надежды Изяслава оправдались: с польской помощью он двинулся в Киев. Посаженный народом князь Всеслав бросил выступившее с ним против Изяслава и поляков войско и бежал в родной Полоцк. Утром войско узнало, что осталось без вождя и отступило к Киеву.

Тогда роль посредников взяли на себя братья Изяслава. Святослав и Всеволод обратились к нему с предложением не водить поляков на Киев и примириться с киевлянами. Так и вышло, хотя казни все-таки произошли. Были лишены жизни 70 горожан, участвовавших в освобождении из «поруба» (тюрьмы) Всеслава.

Более успешным оказалось Киевское восстание 1113 г. Оно предшествовало вокняжению в Киеве Владимира Мономаха. Это обстоятельство привлекло к произошедшему народному возмущению самое пристальное внимание историков, начиная с В. Н. Татищева. Мятеж вспыхнул в стольном граде сразу же после кончины великого князя Святополка Изяславича, попустительствовавшего произволу ростовщиков, закабаливших многих горожан. Во время восстания были разграблены дворы евреев-ростовщиков, а также терема тысяцкого Путяты Вышатича и сотских, персонально ответственных за творившийся произвол. Тогда бояре и митрополит Никифор, опасаясь эксцессов со стороны взбунтовавшегося народа, призвали на княжение популярного своими победами над половцами переяславского князя Владимира Мономаха. В этой связи следует отметить, что его вокняжение прошло с нарушением прав сыновей второго Ярославича – Святослава: Давыда Святославича Черниговского, Олега Святославича Новгород-Северского и Ярослава Святославича Муромского, по лествичному праву имевших преимущество перед Владимиром Всеволодичем.

Согласно принятому новым киевским князем «Уставу о резах [2] и закупах [3] » вводились предельная общая сумма процентных платежей по долгам (в зависимости от суммы основного долга) – 50% и предельный срок их взимания – три года. Фактически это избавляло бедноту от угрозы длительной или вечной кабалы.

Законодательство Древней Руси

В эпоху родового строя у славян действовало обычное устное право, основанное на принципе кровной мести обидчику. О некоторых славянских традиционных правовых обычаях сохранились известия в «Повести временных лет». У руси, т.е. у варягов, в X в. существовал свой «Закон Русский», о котором упоминается в знаменитых княжеских договорах с греками. Несомненно, он был распространен на всей территории, контролируемой киевскими князьями. Однако юридические нормы «Закона Русского» неизвестны. Но действовали они эффективно и одобрялись верхами общества. Об этом свидетельствует попытка Владимира Святославича ввести после крещения «Эклогу» – византийский свод законов VIII в. Однако по требованию старшей дружины этот жестокий кодекс, содержащий в основном членовредительные наказания, был отменен, и в судопроизводстве снова стала использоваться система штрафов, часть которых шла дружинникам.

Тем не менее, необходимость новых законов была очевидной – хотя бы потому, что старое и племенное (обычное), и дружинное право фиксировали порядки, возникшие еще в языческое время. Не случайно первыми из дошедших до нас письменных правовых актов оказались церковные уставы Владимира Святославича и его сына Ярослава Мудрого. Христианство в ту пору еще только утверждалось на Руси, и вводившим его князьям требовалось точное законодательное определение прав и привилегий церкви и духовенства. Церковь, кроме значительных судебных полномочий, получила под свой надзор систему мер и весов, а также ежемесячное содержание в виде десятины от княжеских доходов. Суд митрополита и епископов распространялся на всех служителей церкви. На церковный суд выносились и все семейные споры, тяжбы и преступления.

Однако новый уклад жизни потребовал переработки и других правовых норм. Результатом ее стало появление самого древнего из дошедших до нас законодательных документов – «Русской Правды». Составление этого кодекса началось при Ярославе Мудром в 1016 г.

Процесс сложения «Русской Правды» растянулся на долгие годы. Исследователям известны несколько ее редакций, составленных из уставов самого Ярослава, его сыновей Изяслава, Святослава и Всеволода и внука Владимира Мономаха.

Краткая редакция памятника включает следующие документы:

Пространная редакция состоит из двух частей: «Устава Ярослава Владимировича» и «Устава Владимира Всеволодича Мономаха» с позднейшими изменениями и дополнениями, принятыми во время киевского княжения Владимира Мономаха. Подругой версии, к «Уставу Владимира Мономаха» можно отнести только ст. 53, содержащую упоминание князя. Пространная редакция насчитывала 121 статью.

Сокращенная редакция относится к значительно более позднему периоду. По А. А. Зимину, она была составлена в XVI – начале XVII в. путем сокращения Пространной редакции. По Μ. Н. Тихомирову – в конце XV в. в Московском княжестве после присоединения к нему в 1472 г. территории Великой Перми, где она и была написана, что нашло свое отражение в использованном в пей денежном счете. Сокращенная редакция насчитывала 50 статей.

Любой другой штраф назывался «продажа», а вознаграждение потерпевшему – «урок».

Наиболее тяжкими преступлениями считались разбой, поджог и конокрадство. Уличенный в этих злодеяниях преступник подвергался потоку и разграблению. Если разграблением называлась конфискация имущества, то потоком – первоначально высылка преступника, а позднее – обращение его в рабство вместе со всей семьей.

Появление на Руси письменного законодательства – свидетельство завершения процесса становления государства. «Русская Правда» – свод законов, который имел хождение и юридическую силу во всех русских землях. Он повлиял на дальнейшее развитие, как русского, так и литовского законодательства.

Источник

Самые страшные народные бунты в русской истории

Соляной бунт. 1648 год

Политика правительства боярина Бориса Морозова, свояка царя Алексея Романова, включавшая введение налогов на самые нужные товары, в том числе соль – без нее тогда невозможно было хранить продукты; коррупция и произвол чиновников.

Неудачная попытка послать делегацию к царю 11 июня 1648 года, которая была разогнана стрельцами. На следующий день беспорядки переросли в бунт, в Москве «учинилась большая смута». На сторону горожан перешла значительная часть стрельцов.

Выдав стрельцам двойное жалованье, правительство раскололо ряды своих противников и получило возможность провести широкие репрессии по отношению к вожакам и наиболее активным участникам восстания, многие из которых были казнены 3 июля.

Восставшие подожгли Белый город и Китай-город, разгромили дворы наиболее ненавистных бояр, окольничих, дьяков и купцов.

Медный бунт. 1662 год

Обесценивание медных монет по сравнению с серебряными; расцвет фальшивомонетничества, всеобщей ненависть к некоторым представителям элиты (во многом к тем же, кого обвиняли в злоупотреблениях во время соляного бунта).

Толпа разгромила дом купца («гостя») Шорина, собиравшего «пятую деньгу» во всем государстве. Несколько тысяч человек отправились к царю Алексею Михайловичу в Коломенское, окружили царя, держали его за пуговицы, а когда тот дал слово расследовать дело, один из толпы бил с царем всея Руси по рукам. Следующая толпа была настроена агрессивно и требовала выдать «изменников на расправу».

Стрельцы и солдаты по приказу царя атаковали угрожавшую ему толпу, загнали ее в реку и частично перебили, частично взяли в плен.

Сотни людей погибли, 150 человек из числа схваченных повесили, часть утопили в реке, остальных били кнутом, пытали, «по сыску за вину отсекали руки и ноги и у рук и у ног палцы», клеймили и ссылали на окраины Московского государства на вечное поселение. В 1663 году по царскому указу медного дела дворы в Новгороде и Пскове были закрыты, а в Москве была возобновлена чеканка серебряной монеты.

Читайте также:  Петь русские народные частушки

Стрелецкий бунт. 1698 год

Тяготы службы в пограничных городах, изнурительными походами и притеснениями со стороны полковников – как следствие, дезертирство стрельцов и их совместный мятеж с посадскими людьми Москвы.

Стрельцы сместили своих начальников, избрали по 4 выборных в каждом полку и направились к Москве.

18 июня в 40 верстах к западу от Москвы восставшие были разбиты правительственными войсками.

22 и 28 июня по приказу Шеина были повешены 56 «пущих заводчиков» бунта, 2 июля — ещё 74 «беглеца» в Москву. 140 человек были биты кнутом и сосланы, 1965 человек разосланы по городам и монастырям. Срочно возвратившийся из-за границы 25 августа 1698 года Пётр I возглавил новое следствие («великий розыск»). Всего было казнено около 2000 стрельцов, биты кнутом, клеймены и сосланы 601 (преимущественно несовершеннолетние). Пятерым стрельцам Петр I отрубил головы лично. Дворовые места стрельцов в Москве были розданы, строения проданы. Следствие и казни продолжались до 1707 года. В конце 17 — начале 18 века 16 стрелецких полков, не участвовавших в восстании, были расформированы, а стрельцы с семьями высланы из Москвы в другие города и записаны в посадские.

Чумной бунт. 1771 год

Подавлен войсками после трехдневных боев.

Более 300 участников были отданы под суд, 4 человека повешены, 173 — биты кнутом и отправлены на каторгу. «Язык» Спасского набатного колокола (на Набатной башне) был удален властями, чтобы предотвратить новые выступления. Правительство было вынуждено принять меры по обеспечению борьбе с чумой.

Кровавое воскресенье. 1905 год

Проигранная забастовка, начавшаяся 3 января 1905 года на Путиловском заводе и охватившая все заводы и фабрики Петербурга.

Шествие петербургских рабочих к Зимнему дворцу с целью вручить царю Николаю II коллективную петицию о рабочих нуждах, включавшую экономические и политические требования. Инициатором выступил амбициозный священник Георгий Гапон.

По официальным данным, погибло 130 и было ранено 299 человек (в том числе несколько полицейских и солдат). Однако назывались гораздо большие цифры (до нескольких тысяч человек). Император и императрица назначили из собственных средств 50 тысяч рублей для оказания помощи членам семей «убитых и раненых во время беспорядков 9-го сего января в С.-Петербурге». Тем не менее, после «Кровавого воскресенья» усилились забастовки, активизировалась как либеральная оппозиция, так и революционные организации — и началась Первая русская революция.

Кронштадтский мятеж. 1921 год

В ответ на забастовки и митинги рабочих с политическими и экономическими требованиями в феврале 1921 года Петроградский комитет РКП(б) ввел в городе военное положение, арестовав рабочих активистов.

1 марта 1921 года на Якорной площади Кронштадта состоялся 15-тысячный митинг под лозунгами «Власть Советам, а не партиям!». На митинг прибыл председатель ВЦИК Калинин, он попытался успокоить собравшихся, но матросы сорвали его выступление. После этого он беспрепятственно покинул крепость, однако затем комиссар флота Кузьмин и председатель Кронштадтского совета Васильев были схвачены и брошены в тюрьму, начался открытый мятеж. 1 марта 1921 года в крепости был создан «Временный революционный комитет» (ВРК).

Восставшие оказались «вне закона», с ними не вели переговоров, последовали репрессии в отношении родственников руководителей восстания. 2 марта Петроград и Петроградская губерния были объявлены на осадном положении. После артобстрела и ожесточенных боев Кронштадт был взят штурмом.

Новочеркасский расстрел. 1962 год

Перебои со снабжением из-за стратегических недочетов правительства СССР, рост цен на продовольствие и снижение заработной платы, некомпетентное поведение руководства (директор завода Курочкин заявил бастующим: «Не хватает денег на мясо — ешьте пирожки с ливером»).

Забастовка рабочих Новочеркасского электровозостроительного завода и других горожан 1—2 июня 1962 года в Новочеркасске (Ростовская область). Переросла в массовые беспорядки.

Задействованы войска, в том числе танковая часть. Открыт огонь по толпе.

В больницы города с огнестрельными ранениями всего обратилось 45 человек, хотя пострадавших было гораздо больше. Погибло 24 человека, ещё два человека убиты вечером 2 июня при невыясненных обстоятельствах (по официальным данным). Власть пошла на некоторые уступки, но прошли массовые аресты и суды. 7 «зачинщиков» были расстреляны, остальные 105 получили сроки заключения от 10 до 15 лет с отбыванием в колонии строгого режима.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник

Народные восстания, Феодальные усобицы на Руси

1. Народные восстания в XI в.

Киевский князь пришел в Суздаль со своей дружиной, подавил народное движение, многих казнил или заточил в тюрьму.

Но через несколько месяцев князь Изяслав, бежавший в Польшу, вернулся с отрядом польских войск и жестоко расправился с восставшими.

2. Ослабление власти великого киевского князя.

Во второй половине XI в. власть киевских князей заметно ослабла. Когда у феодалов было еще мало земли с зависимыми крестьянами, киевский князь делился с ними получаемой с населения данью. Он возглавлял военные походы, во время которых в их руки попадала большая военная добыча. Но к середине XI в. местные князья и бояре сосредоточили в своих руках большие земельные владения.

С зависимых крестьян и ремесленников они стали получать больше продуктов и изделий и меньше нуждались в походах великого князя за военной добычей и данью.

Экономические связи между различными частями древней Руси были слабыми. Полностью господствовало натуральное хозяйство: почти все продукты и изделия, необходимые феодалам, производились в их вотчинах. Это усиливало независимость местных князей.

Стала возрастать и политическая самостоятельность отдельных русских земель. Князья и бояре стремились укрепить свои владения, усиливали дружины для борьбы против сопротивляющихся закабалению смердов.

Постепенно укреплялась власть местных князей. Каждый из них чувствовал себя полным господином в своих владениях, не хотел считаться ни с соседними князьями, ни даже с великим князем киевским.

3. Феодальные усобицы.

Из истории средних веков вы знаете, что феодалы стремились отнять друг у друга землю вместе с жившими на ней крестьянами. Чем больше укреплялись князья в своих владениях, тем чаще происходили между ними военные столкновения. Ни слабеющая власть великого киевского князя, ни близкое родство враждующих между собой князей не могли их остановить.

В 1097 г. наиболее влиятельные князья съехались в Любеч. Они пытались прекратить усобицы. «Зачем,- говорили они,- губим мы Русскую землю, сами замышляя друг на друга крамолу (заговор), а половцы раздирают нашу землю и рады, что мы воюем между собой! Отныне будем все единодушны!»

И решили: забыть свои распри и сообща оборонять Русскую землю от половцев. Каждый должен был владеть «отчиною своею», т. е. тем княжеством, которым владел его отец. А если кто из князей пойдет войной на другого, то он будет наказан всеми князьями как клятвопреступник.

Однако прекратить феодальные усобицы не удалось.

4. Восстание в Киеве в 1113 г.

В Киеве вспыхнуло новое восстание городской бедноты. Киевский князь не только увеличил поборы с населения, но стал спекулировать солью: он скупал ее по дешевой цене, а продавал по дорогой. Ростовщики, пользуясь поддержкой князя, опутывали высокими процентами каждого, кто обращался к ним за ссудой. Узнав, что ненавистный князь умер, народ бросился громить дома его ближних бояр и ростовщиков.

Новый князь пришел в Киев с сильной дружиной. Восстание было подавлено. Однако Владимир понимал, что без уступок не обойтись. Он запретил брать слишком высокие проценты за долги. Был издан закон, несколько облегчивший положение сельской и городской бедноты.

5. Владимир Мономах.

Великим киевским князем теперь стал Владимир Мономах (1113-1125). При нем власть киевского князя снова укрепилась. Другие князья были ему покорны. На время прекратились распри между феодалами.

Читайте также:  Сушит лицо что делать народные средства

Восстановилась и военная мощь государства. Удачные походы против половцев заставили их прекратить опустошительные набеги на Русь.

Еще более вырос международный авторитет Киевской Руси. Многие государи Европы стремились породниться с могущественным киевским князем. Владимир Мономах был женат на дочери английского короля, его сестра вышла замуж за германского императора, а дочь- за венгерского короля.

Владимир Мономах был одним из наиболее просвещенных людей того времени.

В «Поучении», составленном им для своих сыновей, он писал: «Что умеете, того не забывайте доброго, а чего не умеете, тому учитесь». «Дети,- внушал он им,- не бойтесь ни рати, ни зверя, делайте дело мужчин».

Попытки Владимира Мономаха укрепить единство древней Руси привели лишь к временному успеху. Хотя киевского князя и дальше называли великим князем и он считался старшим среди других князей, но прежней власти у него над ними уже не было.

Развитие феодальных отношений вело тогда ко все большему обособлению отдельных княжеств и к ослаблению власти великого киевского князя. Остановить этот процесс было невозможно. К середине XII в. Русь раздробилась на множество самостоятельных княжеств.

Источник

Глава вторая. Первые народные восстания в Суздальской земле и в Новгороде в XI веке (Выступления волхвов)

Дуб, клен, липа, рябина, орешник, чем дальше к северу, тем все чаще и чаще перемежались с сосновыми и еловыми лесами, а на севере и северо-востоке от линии, идущей от устьев Невы к Ильменю, а оттуда на верховья Волги и Низовья Оки, протянулась южная граница восточноевропейской тайги. Таежные ель, сосна, пихта, можжевельник сочетались с березой, осиной, ольхой. И, наконец, еще дальше, на севере Суздальской земли, лежали мрачные еловые леса, бесконечные моховые болота и заболоченные низины, суровые, но светлые сосновые боры, прорезанные холодными, чистоструйными северными реками. По Суздальской земле протекали Волга, Ока, Шексна, Москва-река и лежали озера: Неро, Клещино, Белоозеро.

С северо-запада, из Приильменских, Новгородских земель, продвигались в Суздальскую землю словене, с верховьев Волги переселялись кривичи и, наконец, на юго-западе простирались поселения вятичей, древнейших славянских обитателей бассейна Москвы-реки.

Русское и финно-угорское население края занималось земледелием и скотоводством, но рыболовство, охота и бортничество играли весьма существенную роль. Развивались ремесла и торговля, возникали и росли города. Самыми древними городами края были Суздаль и Ростов, где сидело «старое» боярство.

Очевидно, голод явился лишь ближайшим поводом к восстанию, которое имело ярко выраженный антифеодальный характер. Дело в том, что самый голод был вызван не только неурожаем. В летописях, особенно в новгородских, мы не раз встречаем указания на голодание населения. Голод обычно был последствием «безмерных дождей», засух, безвременных заморозков, суховеев и т. п. Но следует отметить, что такие голодовки, вызванные климатическими условиями, становятся обычными лишь в период с конца XIII до начала XVII в., когда наблюдается известное ухудшение климата. Что же касается периода до XI в., то, судя по летописи, а также и по данным палеоботаники, палеозоологии, археологии и геологии, климат древней Руси был более теплым, более мягким и постоянным, чем в позднейшие времена. Конечно, голод 1024 г. мог явиться результатом какого-нибудь стихийного бедствия, постигшего Суздальскую землю. Но не надо забывать, что крестьянское хозяйство в те времена было крайне неустойчивым: малейший неурожай вызывал голод, однако народное восстание связывается лишь с голодом 1024 г.

Восстание смердов Суздальской земли против «старой чади» заставило всполошиться господствующую феодальную верхушку. Не голод, а именно «мятеж велик» вынудил князя Ярослава Мудрого, находившегося тогда в Новгороде, все внимание уделить событиям в Суздальской земле. Вот почему Ярослав со своим войском направляется не в Чернигов, где в это время сел на княжеский стол его соперник и конкурент Мстислав, а в Суздальскую землю, где появились «волхвы лживые», поднявшие восстание «простой чади» по селам.

Прийдя в Суздальский край, Ярослав захватил волхвов, одних казнил, а других отправил в изгнание ( См. «Повесть временных лет», ч. 1, стр. 99-100, 299). В Новгородской летописи содержатся некоторые дополнительные сведения о восстании 1024 г. Она рассказывает о том, что часть восставших против «старой чади» была убита, очевидно, во время столкновения с княжескими дружинниками, имущество казненных и ссыльных участников восстания было разграблено ( См. «Новгородская IV летопись», СПб., 1915, стр. 112). Так закончилось первое крупное крестьянское восстание на Руси. К сожалению, летописи не сохранили его подробностей.

Своеобразие этого народного движения заключалось в том, что во главе восставших против «старой чади» смердов стояли волхвы, которые стремились использовать антифеодальное выступление народа для возврата к прежним дохристианским культам.

Это была не единственная попытка волхвов вернуть былое влияние. В «Повести временных лет» под 1071 г. следует рассказ о выступлениях волхвов в Киеве, Новгороде и Суздальской земле, в частности в Белозерье.

Под 1071 г. их поместил составлявший эту часть «Повести временных лет» летописец, который записал рассказ о восстании в Суздальской земле со слов Яна Вышатича, богатого и влиятельного боярина, видного дружинника черниговского князя Святослава Ярославича (сына Ярослава Мудрого).

Летописец сообщает, что «невеглые» (т. е. невежды, под которыми следует подразумевать киевлян, еще не отрешившихся от привычных, так называемых языческих, верований) слушали его проповедь, а киевляне крещеные, т. е. принявшие христианство, смеялись над ним.

Не надо забывать того, что христианство на Руси стало официальной государственной господствующей религией лишь в конце X в., за 80 лет до описываемых нами событий, и при этом, выступая в роли силы, укрепляющей феодальный общественный строй и феодальное государство, оно, естественно, встречало отпор и недоброжелательное отношение со стороны трудового люда городов и сел древней Руси. И неудача волхва, который, как говорит «Повесть временных лет», однажды ночью пропал без вести, объясняется тем, что в Среднем Приднепровье, в Киеве уже давно сложилась феодальная государственность, укрепилась княжеская военно-дружинная организация, и христианская церковь стала могучей силой. Поэтому проповедь волхва в Киеве не могла иметь успеха, хотя и представляла известную опасность для киевских феодалов. И, очевидно, не без их участия киевский волхв вдруг исчез, причем исчез ночью, когда киевские «невегласи» из «простой чади» не могли заступиться за него ( «Повесть временных лет», ч. 1, стр. 116-117, 317).

Подобная обстановка сложилась и на другом конце Руси, на берегах Волхова, в Новгороде. Здесь при князе Глебе, сыне Святослава Ярославича, тоже однажды выступил волхв.

В те времена существовал такой порядок. «Княжой муж», собиравший дань («даньщик») или денежные штрафы- «виры» («вирник»), вместе со своими дружинниками и слугами переходил на содержание к населению тех земель, где он действовал. Даньщик считал в это время смердов, с которых он собирал дань, не только княжескими, но и своими людьми, так как часть собираемой с них дани шла в его пользу.

Летописец рассказывает о том, какие последствия имело изобличение волхвами «лучших жен», скопивших большие запасы продуктов. В «Повести временных лет» читаем:

«И стали приводить к ним сестер своих, матерей и жен своих. Волхвы же, в навожденьи, взрезая тем заплечья, вынимали оттуда либо жито, либо рыбу и таким образом убивали многих женщин, и имущество их захватили себе» ( «Повесть временных лет», ч. 1 (перевод Д. С. Лихачева и Б. А. Романова))

Немного далее мы объясним этот странный рассказ летописи о расправе с «лучшими женами», а сейчас остановимся прежде всего на социальном содержании руководимого волхвами движения смердов, охватившего Суздальскую область, окрестности Шексны и Белозерский край.

М. Н. Тихомиров обратил внимание на «Летописец Переяславля Суздальского», который сообщает ряд важных подробностей, свидетельствующих о том, что рассказ о восстании в Суздальской земле, помещенный в «Летописце», более древний и достоверный, чем в «Повести временных лет».

Читайте также:  Что делать если болит коленный сустав народными средствами

Из «Летописца Переяславля Суздальского» мы узнаем, что белозерцы, рассказавшие Яну Вышатичу о восстании смердов, пришедших к ним с Волги и Шексны, были не на стороне восставших; они сокрушались о том, что смерды «много жен и муж погубиша», и что в результате этого «дани не на ком взяти».

Отсюда следует, что информаторами княжеского данщика Яна Вышатича были те белозерцы, которые отвечали за сбор дани, свозили ее в погосты, куда прибывали за данью «княжие мужи», выступали в роли «повозников», т. е. были близки не к смердам, а к пострадавшим от смердов «лучшим мужам» и «лучшим женам».

Кроме того, «Летописец Переяславля Суздальского» дает возможность установить еще одну особенность восстания смердов.

«Повесть временных лет» сообщает, что жертвами восставших смердов были женщины, «лучшие жены», т. е. хозяйки богатых домов. Об этом же говорят и новгородские летописи, причем Новгородская IV летопись переносит рассказ о действиях восставших, избивавших «старую чадь бабы» (т. е. женщин «старой чади»), помещенный под 1071 г., на события 1024 г. Все это дало повод высказать мысль о сохранении на северо-востоке Руси материнского рода, матриархата, когда главой семьи был не мужчина, а женщина, которая являлась и распределителем всего имущества, принадлежавшего роду или семье.

«Летописец Переяславля Суздальского» в отличие от «Повести временных лет» и новгородских летописей сообщает, что во время восстания убивали не только жен, но и «много. муж погубиша», т. е. среди погибших от руки восставших смердов были не только женщины, но и мужчины.

И это вполне понятно, так как ни о каком материнском роде на Руси в XI в., конечно, не может быть и речи. Дело заключается, как мы увидим, в том, что продуктами, накопленными богатыми семьями в определенных случаях, действительно распоряжались «лучшие жены».


Восстание смердов в 1071 г. (летописная дата).

Подавленное Яном Вышатичем восстание волхвов было не последним в Суздальской земле. В 1091 г. снова «волхв явися Ростове, но вскоре погибе» ( «Повесть временных лет», ч. 1, стр. 141, 342).

Хотя восстания смердов, руководимых волхвами, имели место и в Киеве и в Новгороде, почему же больше сохранилось сведений о восстаниях, вспыхивавших в Суздальской земле, на северо-востоке Руси?

Дело в том, что на территории Среднего Приднепровья они происходили в более ранние времена, когда летописание еще не было так развито. Поэтому они не попали в летопись. Что касается северо-восточной Руси, то здесь время для подобного рода социальных движений наступило несколько позднее, в XI в., когда летописание уже достигло высокого развития и важные события, проходившие даже вдалеке от Киева, находили отражение в летописях.

В самом деле, как объяснить непонятное место из летописи, где говорится, что волхвы наносили раны «лучшим женам» и вынимали из ран жито, рыбу, меха?

Еще в середине прошлого столетия у мордвы бытовал обряд, напоминающий летописный рассказ о странных действиях волхвов в Суздальской земле. Обряд этот заключался в том, что особые сборщики ходили по дворам и собирали припасы для общественных жертвоприношений именно с женщин, которые держали эти припасы в специальных мешках, надетых через плечо. Помолившись, сборщик срезал мешок и при этом несколько раз слегка колол женщину в плечо или спину особым священным ножом.

Видимо, летописец связал религиозный обряд, распространенный в то время на северо-востоке, с движением волхвов.

Действительно ли волхвы исполняли свои обрядовые функции во время восстания, посчитал ли летописец убитых жен «лучших мужей», виденных Яном Вышатичем, за жертв обряда, во время которого волхвы не кололи, а убивали (на что, как мы видели, были свои причины), определить трудно.

Если мы учтем, что край, где развернулось восстание волхвов, издавна был населен весью и мерей, среди которых были распространены сходные обычаи, наблюдавшиеся у мордвы еще спустя восемь столетий, то нам станут понятными некоторые странные на первый взгляд особенности восстаний волхвов.

Христианство, вытеснявшее культ старых богов посредством культа святых, проникало на северо-восток Руси чрезвычайно медленно. Слишком далек был христианский мир от Шексны и Сухоны; христианская церковь раньше и скорее укрепилась на берегах Днепра, чем в далеких пустынных лесах Белозерья.

В то же самое время местная знать, пользуясь своим богатством, а быть может, опираясь и на пережитки родоплеменных институтов, обогащаясь в результате эксплуатации челяди, закабаляла своих сородичей. Устанавливая феодальные формы зависимости и держа в своих руках «гобино», «обилье» и «жито», она становилась вершителем судеб своих менее обеспеченных соседей. И всякий «глад» (голод) она использовала для того, чтобы ссудами и кабальными сделками подчинить себе окрестное население. Вот почему ее обвиняли б том, что она держит «гобино и жито» и «глад поущаеть». Это и было причиной восстания и истребления «старой чади».

Феодалы обрушивались на общинника, разоряли его, превращали всю общину в целом в подвластную феодалу организацию зависимого сельского населения и, обирая смерда, превращали его в кабального человека.

Одновременно христианство, проникавшее повсюду вместе с «княжими мужами», вытесняло старых общинных богов, уничтожало культовые места, места молений, сборов и сходов, изгоняло зарождавшееся и, чем дальше на север, тем все более сильное и влиятельное жречество, разбивая идеологию первобытнообщинного строя. Борьба за старую идеологию, борьба с христианством и стала формой восстания смердов. Не будучи в состоянии противостоять феодалу в открытой борьбе, смерд стремился оказать ему отпор, организуясь вокруг старых общинных начал, общинного быта, обычаев, верований. Но эта борьба сельского люда Руси носила иной характер, отличный от стремлений волхвов. Конечные цели волхвов и смердов разошлись. Волхвы были выброшены за борт истории. Они смотрели назад, в прошлое, и ушли в прошлое. Народ, сельский люд, не мог уйти в прошлое. Его восстания не могли привести к ликвидации зарождавшегося и крепнущего феодализма, но они были звеном в общей упорной борьбе народных масс с феодализмом, с церковью и христианской религией за общинные порядки, за землю без бояр, за свою самобытную, окрашенную древними верованиями, культуру.

Каковы же были результаты восстаний смердов?

Источники не сохранили никаких указаний, свидетельствующих о том, что выступления волхвов повлияли хотя бы в какой-либо степени на общественно-политический строй древней Руси. Конечно, поражения восстаний смердов вели к усилению гнета, к укреплению феодальных отношений и княжеской власти. Однако восстания смердов являлись прогрессивными, народными движениями потому, что они были направлены против феодализма. И хотя смерды смотрели назад, в «золотой век» первобытнообщинного строя, с его общинной собственностью, их борьба отражала то стихийное недовольство крестьянства, которое, в конце концов, привело феодализм к гибели. Восстания смердов были первым звеном цепи крестьянских восстаний.

Исчезают и волхвы. В «Летописце Переяславля Суздальского» есть одно очень интересное место. Повествуя о расправе волхвов с «женами», летописец сообщает, что они «мечтанием» (т. е. символически), «яко скомороси», совершали свое ритуальное действие ( См. «Летописец Переяславль Суздальский», стр. 47). Таким путем летописец сближает волхвов со скоморохами и волхованье со скоморошеством.

Скоморох, как и волхв, с которым он сближается и который, уходя в прошлое, завещает ему некоторые свои функции, выступает обличителем «неправды», строя гнета и насилия. Его «глумление» из песнопения и игры (древнейшее значение термина «глум») перерождается в сатиру. Он использует древний эпос, идеализирующий «золотой век» первобытнообщинного строя, и играет на противопоставлении его новому, феодальному обществу.

Так кончились восстания смердов, протекавшие в оболочке движения волхвов, кончились, не внеся никаких существенных изменений в общественную жизнь древней Руси.

Источник

Правильные рекомендации
Adblock
detector