Первый советский народный комиссар просвещения

Кто был первым народным комиссаром просвещения? Расскажите о нем.

Народный комиссариат просвещения (Наркомпрос) — государственный орган СССР, контролировавший в 20-30-х годах практически все культурно-гуманитарные сферы: образование, библиотечное дело, книгоиздательство, музеи, театры и кино, клубы, парки культуры и отдыха, охрану памятников архитектуры и культуры, творческие объединения, международные культурные связи и др. В настоящее время государственное регулирование в данных областях осуществляют Министерство образования и науки России и Министерство культуры и массовых коммуникаций России.

3.08.1926 года с величайшим интересом посетил Екатеринославский Краевой Музей. Считаю своим долгом выразить мою благодарность проф. Эварницкому за его любезные объяснения и мое удивление перед полным любви и знания трудом, внесенным им лично в создание музея. Нар. Ком. просв. РСФСР Ант. Луначарский

Революционная перестройка всей системы народного образования началась с первых дней социалистической революции. Декретом от 9 ноября 1917 года была организована Государственная комиссия по просвещению, которая занялась разработкой основ строительства новой системы народного образования.
Народный комиссар по просвещению Анатолий Васильевич Луначарский (1875—1933), выполняя волю Коммунистической партии и Советского правительства, обратился с воззваниями к населению, к учительству и учащимся. В этих воззваниях он изложил основные принципы и задачи Советского правительства в области народного образования: всеобщее обязательное начальное обучение, общедоступность школы всех ступеней, безусловная светскость школы, высокий бюджет по народному образованию, демократизация народного образования, учет местных и национальных особенностей, привлечение педагогов к обсуждению всех вопросов строительства новой школы. Учащие и учащиеся призывались сблизиться с рабочей массой, идти вместе с революционным народом, укреплять завоевания Октября.

С начала Октябрьской революции, в течение двенадцати лет, он был первым народным комиссаром просвещения. Человек исключительного и разностороннего таланта — политик, дипломат, оратор, критик, публицист, исследователь, драматург и поэт, которому воздавали должное не только друзья, но даже и враги, — он обладал редкими знаниями в самых разнообразных областях гуманитарных наук, был сведущ в отдельных областях естествознания, биологии, физики, химии и являлся крупнейшим и исключительным эрудитом в области литературы и искусства. Тонкий ценитель всех видов искусства, он одинаково глубоко изучал скульптуру классической древности и живопись Возрождения, готическую архитектуру и средневековые примитивы, классическую музыку и историю театра, гравюру и балет. Но совершенно изумительна была его компетентность в области истории новейшего искусства и литературы. Ни одно более или менее заметное явление в области западноевропейского и русского искусства, театра, музыки, кино, живописи, скульптуры, архитектуры не прошло мимо него. Его многочисленные книги и очерки по этим вопросам представляют документальную энциклопедию культуры, искусства и литературы XX в.

Источник

Анатолий Луначарский: большевик среди интеллигентов

Первый нарком просвещения Луначарский был одной из самых противоречивых фигур в ленинском руководстве.

Молодой революционер

Анатолий Васильевич Луначарский родился в Полтаве в 1875 году. Незаконнорожденный, он был обязан своей фамилией отчиму Василию Луначарскому. По любопытному стечению обстоятельств тот тоже родился вне брака, и его фамилия представляла собой видоизмененный вариант фамилии настоящего отца, помещика Николая Чарнолусского.

Марксистской философией Луначарский увлекся в гимназии и уже в 17 лет организовал нелегальную группу, в которую вошли более двухсот гимназистов, придерживающихся социал-демократических взглядов. Одновременно с этим Луначарский вел активную агитацию среди киевских рабочих и ремесленников. Активные выступления начинающего революционера против самодержавия не прошли бесследно. В аттестате Луначарскому занизили оценку по поведению, и после этого ему уже был заказан доступ в столичные вузы.

Луначарский продолжил обучение в Цюрихском университете. Там он изучал естествознание и математику и занимался философией под руководством университетского профессора и швейцарского философа Р. Авенариуса. Швейцария была прибежищем для многих революционеров, скрывавшихся от преследования на родине. Благодаря этому Луначарскому удалось сблизиться с членами марксистской организации «Освобождение труда», в которую входили известные идеологи и деятели революции Павел Аксельрод, Вера Засулич, Лев Дейч и Петр Лавров. Встреча с Георгием Плехановым заметно повлияла на формирование политических и философских взглядов молодого революционера.

В 1898 году Луначарский приехал в Москву, где принял участие в восстановлении разрушенного после серии арестов Московского комитета РСДРП. Жизнь Луначарского в начале 1900-х гг. представляла череду обысков, арестов и ссылок. Несмотря на это, Луначарский не собирался прекращать агитировать за революцию. Параллельно в различных российских периодических изданиях начали выходить его критические работы. В 1904 году опубликован первый теоретический труд Луначарского «Основы позитивной эстетики».

Блестящий оратор, интеллектуал, ленинец

Спасаясь от очередного полицейского преследования, в 1904 году революционер уехал из страны. Ленин и его соратники с нетерпением ждали Луначарского в Женеве, где планировали приступить к изданию новых большевистских газет. Однако сам Анатолий Васильевич не спешил покидать Париж. За эту выходку Луначарский получил от Ленина и его жены прозвище «Миноносец Легкомысленный». Впоследствии, убедившись в высоком ораторском мастерстве Луначарского, они изменят мнение о нем. Так, Крупская сравнит его убедительные и напористые речи с ходом идущего в бой миноносца.

Примечательно, что после раскола в РСДРП Луначарский поначалу не знал, чью сторону ему стоит принять. Он был сторонником примирения с меньшевиками и поддерживал их более умеренные, эволюционистские взгляды на природу революции и взаимоотношений внутри партии. Позднее он попал под сильное влияние Ленина и все-таки решил присоединиться к фракции большевиков.

С будущим вождем революции у Луначарского установились доверительные отношения. Ленин особенно ценил его за ответственность и исполнительность и считал его на редкость щедро одаренным человеком. Действительно, познания Луначарского далеко не ограничивались естественными науками и марксистской философией. Он обладал выдающимися интеллектуальными способностями, был эрудирован, владел по меньшей мере пятью европейскими языками.

Читайте также:  Очень сильно болят пятки что делать народные рецепты

Идейные поиски Луначарского

В 1905 году Луначарский по вызову Ленина напрямую из Флоренции отправляется в охваченную революционными восстаниями Россию. Он работает в легальной большевистской газете «Новая жизнь», параллельно ведя агитацию и занимаясь литературой. Теоретические работы, написанные Луначарским в годы первой русской революции, во многом предвосхитили будущую культурную политику Советского Союза. Луначарского особенно волновали вопросы, связанные с разработкой пролетарской эстетики, которая сплотила бы рабочих и удовлетворила их своеобразным художественным вкусам.

После поражения революции Луначарский в своих идейных воззрениях отдалился от большевизма и стал развивать концепцию богостроительства, пытаясь создать своего рода сплав марксизма с христианством. Согласно ей, бог — это верховная общемировая сущность, которую можно построить при помощи коллективного труда. Луначарский и другие богостроители — А. Богданов, В. Базаров и М. Горький — продвигали концепцию в печати. Эти идеи вызвали резкое неприятие Ленина: он считал, что они абсолютно несовместимы с марксистским учением.

В 1909 году Луначарский уезжает на Капри и принимает там участие в организации антипартийного объединения «Вперед» и партийной школы для эмигрировавших рабочих-большевиков. Его члены выступали против сотрудничества с Государственной Думой и легальных способов борьбы с властью. В годы Первой мировой войны Луначарский постепенно отходит от идей богостроительства, и летом 1917 года его вновь принимают в большевистскую партию.

Революционные годы

После Февральской революции стало понятно, что относительно спокойные и бессобытийные будни остались позади и что пришло время включиться в активную политическую борьбу. В мае 1917 года Луначарский вернулся из Швейцарии, оставив там семью. Вскоре в качестве депутата он принял участие в работе Первого Съезда Советов и активно занялся вопросами, связанными с культурой и образованием. Из-за обвинения в государственной измене Луначарский провел несколько недель в знаменитых «Крестах».

В дни, предшествовавшие революции, Луначарский вместе с другими большевиками участвовал в многотысячных митингах. Джон Рид, ставший свидетелем одного из выступлений революционера, писал, что это был худощавый, очень похожий на студента человек, который «с чутким лицом художника объяснял, почему Советы должны взять власть».

На Втором Съезде Советов 26 октября Луначарский от имени Ленина озвучил воззвание «Рабочим, солдатам и крестьянам!», возвестившее о победе революции. Луначарский стал народным комиссаром просвещения, он вкладывает все силы в работу, уделяя ей более 20 часов в день. Правда, вскоре он захотел покинуть этот пост. В начале ноября большевики бомбардировали Кремль, в результате чего многие его постройки получили серьезные повреждения. Узнав это, Луначарский разрыдался прямо на заседании Совнаркома и выбежал оттуда с возгласами: «Не могу я выдержать этого! Не могу я вынести этого разрушения всей красоты и традиции!» В знак протеста он подал прошение об отставке, которое, впрочем, позднее было отклонено.

Народный комиссар просвещения

Первостепенной задачей, стоявшей перед наркомом просвещения, было повышение уровня грамотности населения. В ведении Луначарского находилась Всероссийская чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности. К 1927 году благодаря ликбезу около 10 млн взрослых жителей СССР были обучены грамоте.

В период Гражданской войны также довольно остро был поставлен вопрос об образовании. Даже в условиях голода и разрухи многие школы продолжали работать, и в этом была заслуга Луначарского. Любопытно, что Герберт Уэллс, посетивший в 1920 году Советскую Россию, чрезвычайно высоко оценил качество обучения в школах и заметил определенный прогресс по сравнению с дореволюционными временами.

Большевики тем временем сносили памятники времен царского режима и на их месте возводили революционные монументы, которые зачастую не отличались высокой художественностью и выдержанностью стиля. И хотя демонтажем и претворением в жизнь ленинского плана монументальной пропаганды занимался именно Луначарский, сам он отнюдь не поддерживал идеи «разрушить весь мир насилья до основанья, а затем…» или «бросить классиков с парохода современности». Он всегда делал акцент на том, что в деле выработки культурной политики новорожденного государства обязательно нужно учитывать художественное наследие самодержавной эпохи.

В тяжелые времена Луначарский убедил коллег в необходимости сохранить и поддержать бывшие императорские театры. Он также был инициатором издания произведений классиков русской литературы и неоднократно обращался к ним в собственных критических статьях. Одновременно с этим Луначарский поддерживал экспериментальные явления в искусстве и выступал за многообразие направлений и стилей. Но в то же время он полагал, что единственно верным художественным методом для новой пролетарской культуры может быть реализм.

«Васильич Блаженный»

Способность слушать людей и идти на компромисс помогла наркому просвещения привлечь на сторону советской власти некоторую часть художественной и научной интеллигенции. Луначарский установил контакт с руководством Академии наук и способствовал тому, что многие деятели искусства начали сотрудничать с Наркомпросветом. Кроме того, он во многом поддерживал литераторов, которые испытывали материальную нужду и подвергались несправедливому преследованию из-за своей нелояльности советской власти. Так, Луначарский ходатайствовал о заграничной поездке для тяжело больного Блока и уберег от расстрела открыто ненавидевшего большевиков Бунина. За человечность и снисходительность к предполагаемым «врагам народа» соратники наделили его прозвищем «Васильич Блаженный».

Действительно, Луначарский придерживался принципа плюрализма в искусстве, и его действия на посту наркома просвещения во многом отличались от будущей культурной политики СССР. По характеру Луначарский был намного тоньше и демократичнее, чем Ленин, сказавший однажды про него: «Люблю этого человека, в нем есть французский блеск и легкомыслие».

Читайте также:  Хронический цервикоз шейки матки лечение народными средствами

В то же время Луначарский был человеком, который одобрил идею высылки за границу многих видных представителей интеллигенции и массового увольнения «неблагонадежных» университетских преподавателей. В разгар Гражданской войны ярый антисоветчик Леонид Андреев обвинял Луначарского в трусости, показной интеллигентности и в стремлении создать иллюзию существования некоего рая для людей искусства, который будет резко контрастировать с большевистским террором и наделит наркома ореолом святости. Однако писатели, поддержавшие советскую власть, были высокого мнения о Луначарском, а Маяковский даже считал его лучшим министром просвещения в российской истории.

Последние годы жизни

После отставки Луначарский все же продолжил принимать участие в политической и культурной жизни страны и работать над литературно-критическими статьями. В 1929 году он получил пост председателя Ученого комитета при ЦИКе СССР, а через год стал академиком.
В то же время было ясно, что Луначарский совершенно не вписывается в новую сталинскую эпоху с ее усилившимися тоталитарными тенденциями и монополией государства во всех сферах. В 1931 году против него выдвинули обвинение в связях с троцкистами, которое вскоре было снято из-за отсутствия улик. Со страниц газет на Луначарского посыпались обвинения в «неленинских» взглядах на культурную жизнь страны. Сбылись предсказания Владимира Короленко, который еще в начале 1920-х гг. неоднократно предупреждал Луначарского, к чему могут привести массовые внесудебные расстрелы, подавление оппозиции и ущемление гражданских прав и свобод со стороны большевиков.

В 1933 году Луначарский получил назначение на пост посла СССР в Испании, но по пути туда тяжело заболел и умер.

Источник

«Весь Смольный ярко освещен. Возбужденные толпы народа снуют по всем его коридорам. Вспоминаешь, как какую-то особенную музыку, как какой-то особенный психологический запах, эту тогдашнюю взрывчатую атмосферу. Это были часы, в которые все казалось гигантским и в которые все висело на волоске, часы и каждая минута которых приносили с собой огромные известия.

Кто пережил это, тот никогда этого не забудет, для того Смольный останется центром его жизни».

Тяжелая болезнь сердца и глаз омрачила последние годы жизни А. В. Луначарского. Назначенный в 1923 году первым советским полпредом в Испании, он умер 25 декабря на пути к месту новой работы в Ментоне Франция, где ему воздвигнут памятник. 2 января 1935 года прах А. В. Луначарского был захоронен в Кремлевской стене.

«Умирающие на посту в нашей партии не умирают целиком, в самой лучшей своей части, в той, в которой при жизни им было дороже всего, они остаются бессмертными». Эти слова А. В. Луначарского подтверждаются примером его жизни и деятельности.

И все-таки главным представляется иное.

В начале 90-х годов А. В. Луначарский приступил к активной литературно-публицистической деятельности, появились его первые крупные работы по эстетике, философии. Преподавательская работа в царских школах и кружках на Капри, в Белонье, Париже, где он читал курсы всеобщей истории искусства, истории русской литературы, сопровождалась особым интересом к проблемам народного образования.

В Швейцарии Луначарский посещал школы и народные дома, изучал специальную литературу. Постепенно в результате огромной целенаправленной работы по самообразованию, знакомству с культурными центрами Европы, пристальному вниманию ко всем сторонам современной культурной жизни до Октября в русских и иностранных газетах и журналах Луначарский опубликовал сотни статей и рецензий на темы литературы, театра, искусства, просвещения) рождался органический сплав поистине энциклопедических знаний Анатолия Васильевича в области культуры, причем знаний, осмысленных. по его словам, «под углом зрения революции и ее великих задач».

Прошло десять лет, победила февральская революция, принесшая народу власть, хотя и неполную, и А. В. Луначарский получил возможность работать на ниве народного просвещения. Избранный от большевистской фракции заместителем Петроградского городского головы, он одновременно стал председателем культурно-просветительной секции думы. В секции, а также в районных думах в это время работала значительная группа большевиков: Н. К. Крупская, П. И. Лебедев-Полянский, Л. Р. Менжинская, В. М. Познер, H. И. Калинин, Е. Л. Книпович и другие. Просветительная деятельность широко велась среди рабочих, военных, интеллигенции. 15-19 октября была созвана 1-я конференция пролетарских культурно-просветительных обществ, избравшая А. В. Луначарского почетным председателем Центрального комитета организации, которая позднее стала называться Пролеткультом. Выступления Луначарского в печати, на заседаниях в думе, на митингах создавали ему большой авторитет и в рабочих кругах, и среди творческой интеллигенции. Показателен такой факт: незадолго до Октябрьских дней известный актер О. М. Юрьев попросил Анатолия Васильевича изложить культурную программу большевиков в кругу театральных деятелей. С альтернативой предложили выступить известному кадету В. Д. Набокову, который, однако, уклонился от доклада, признав широту планов оппонента-большевика.

И сегодня, 70 лет спустя, поражает глубина и зрелость его мыслей о культуре общечеловеческой и классовой, отношении пролетариата к культурному наследию, о роли интеллигенции, о социалистической культуре. Пророчески звучат слова: «В области искусства пролетариат тоже обретет своих Марксов, рядом со своими Бебелями». И как будто сегодняшним бурным спорам отвечает А. В. Луначарский утверждением, что интернационализация культуры отнюдь не предполагает уничтожения национальных мотивов в общечеловеческой симфонии, а лишь их более богатую и свободную гармонизацию.

В. И. Ленин знал и высоко ценил именно эту, главную особенность, определяющую своеобразие личности Анатолия Васильевича, и его ценность как партийного руководителя. Поэтому назначение Луначарского наркомом по просвещению было одновременно и закономерным, и перспективным актом. Нарком не только хорошо знал дело, но и умел широко мыслить и мечтать о культуре и человеке будущего. Вот как представлял он себе подлинно образованного, интеллигентного человека в «правильном» социалистическом обществе: «Такой человек слышит весь концерт, который играют вокруг него, все звуки для него доступны, все они сливаются в одну гармонию, которую мы называем культурой. И в то же самое время сам он играет на одном очередном инструменте, играет хорошо и делает свой ценный вклад в общее богатство, а это общее богатство все в целом отражается в его сознании, в его сердце». Так Луначарский рисовал идеал в 1918 году, выступая на открытии курсов инструкторов по внешкольному образованию.

Читайте также:  Что давать кошке когда она просит кота народные средства

Умел мечтать, выработал программу, долго готовился к воплощению замыслов, но, конечно, не мог, как и остальные члены на открытии курсов инструкторов по внешкольному образованию.

Умел мечтать, выработал программу, долго готовился к воплощению замыслов, но, конечно, не мог, как и остальные члены молодого Советского правительства, предвидеть тех огромных трудностей, с которыми им пришлось столкнуться уже в самом начале деятельности Совнаркома.

В переходе к сотрудничеству с Советской властью таких лучших представителей интеллигенции, как А. А. Блок, А. Р. Кони, Ф. И. Шаляпин, С. А. Венгеров, А. Н. Бенуа, В. М. Бехтерев, А. И. Южин,. Очень велика личная заслуга таких лучших представителей интеллигенции как А. А. Влок, А. Р. Кони, Ф. И. Шаляпин, С. А. Венгеров, А. Н. Бенуа, В. М. Бехтерев, А. И. Южин, Юрьев, и другие. Велика личная заслуга А. В. Луначарского. Благодаря его позиции Российская Академия наук в лице ее непременного секретаря академика С. Д. Ольденбурга, уже в январе 1918 года заявила о своем готовности сотрудничать с Наркомпросом. Можно утверждать, что Луначарский лучше других коммунистов-руководителей воспринял и реализовал на практике мудрые советы В. И. Ленина о бережном отношении к специалистам, к интеллигенции вообще.

Взаимопонимание между Владимиром Ильичем и Анатолием Васильевичем, безусловно, очень помогало работе наркома. Оно установилось с первых дней работы Совнаркома. А. В. Луначарский оставил в своих воспоминаниях свидетельства доверительных бесед в первые дни и месяцы, в ходе которых Владимир Ильич говорил о первоочередных задачах культурного всеобразования страны, давал советы, например, о выпуске книг, доступных широким массам, о необходимости соблюдать осторожность при реформе высшей школы и в то же время о широком доступе в нее пространны, давал советы, например, о выпуске книг, доступных широким массам, о необходимости соблюдать осторожность при реформе высшей школы и в то же время о широком доступе в нее пролетарской молодежи. Владимиром Ильичем были рекомендованы наркому его ближайшие помощники М. Н. Покровский и Н. К. Крупская, некоторые другие работники Наркомпроса. Случались иногда в их отношениях драматические эпизоды.

«Непередаваемо страшно быть комиссаром просвещения в дни свирепой, беспощадной, уничтожающей войны и стихийного разрушения. Нельзя оставаться на посту, где ты бессилен. Поэтому я подал в отставку. Но мои товарищи, народные комиссары, считают отставку недопустимой. Я остаюсь на посте. Но я умоляю вас, товарищи, поддержите меня, помогите мне. Храните для себя и потомства красы нашей земли. Будьте стражами народного достояния». К этим доверительным словам, идущим от сердца к сердцу человека, а не к абстрактным «народным массам, прислушивались многие и становились союзниками молодой власти. 7 ноября Анатолий Васильевич выступил в «Известиях» со статьей «В трудный час», где признал свою ошибку и главное, сделал вывод, которому затем следовал во всей своей дальнейшей работе. «Каковы бы ни были наши разногласия ѕ мы не смеем дезорганизовывать тот центральный государственный аппарат, количественно и так слабый, которым вынужден пока пользоваться трудовой народ в своей первой самостоятельной борьбе».

Приведем пример постановки А. В. Луначарским важных проблем. На заседании комиссии 13 декабря 1917 года он выступил по вопросу о реформе школы и предложил разработать «широки план реформы» на основе такой методики: 1) составить критическую картину дела в России и Западной Европе, 2) нарисовать идеальную картину школьного дела, 3) разработать планы-минимумы его реорганизации, 4) организовать образцовые учебные заведения. Такой подход, сочетающий учет мирового педагогического наследия с современным опытом и реальными возможностями страны, был чрезвычайно плодотворен.

Не следует забывать, что область работы Наркомпроса в те годы была крайне широкой.

К весне 1918 года в настроениях интеллигенции обозначился поворот к признанию и сотрудничеству с Советской властью. И в этом была немалая заслуга А. В. Луначарского, выступавшего в качестве полномочного представителя Совета Народных Комиссаров. Он поддержал среди интеллигенции высокое звание народного комиссара.

Что касается языков, то напомним один лишь факт: летом 1920 года А. В. Луначарский выступал перед делегацией 11 Конгресса Коминтерна на английском, французском, итальянском и испанском языках. Кроме того, он говорил и читал на немецком, знал латынь.

О деятельности и роли А. В. Луначарского немало писали и еще больше говорили и его современники и потомки. Это понятно: яркая, неординарная личность всегда привлекает внимание и вызывает споры. При этом вырисовываются своего рода закономерности. Первые шаги наркома, первые годы его деятельности, пожалуй, всеми оценивались положительно, часто даже восторженно. Это как раз тот исторический отрезок работы Совнаркома, о котором говорит данная книга.

Но сбылось главное дело жизни А. В. Луначарского. На посту первого советского наркома по просвещению ему выпала честь «введения пролетариата во владение всей человеческой культурой».

Ошибка в тексте? Выдели её мышкой и нажми

Источник

Правильные рекомендации
Adblock
detector