Работнова русская народная одежда

Год: 1990
Автор: Калашникова Н.М., Плужникова Г.А.
Жанр: Фотоальбом по народной одежде.
Издательство: Москва: «Планета»
ISBN: 5-85250-141-7
Язык: Русский/английский
Формат: PDF
Качество: Отсканированные страницы + слой распознанного текста
Количество страниц: 230

«Национальная одежда — своеобразная летопись исторического развития и художественного творчества народа. Будучи одним из устойчивых элементов материальной культуры, она издавна отражала не только этническую принадлежность и географическую среду; в ней сказывался уровень экономического развития, социальное и имущественное положение, религиозная принадлежность

Материал в альбоме сгруппирован в соответствии с условным выделением этнокультурных областей, принятым у специалистов. Разделы предваряют краткие тексты с общей характеристикой национального костюма данного региона. В конце книги дается список подробных аннотаций к каждой фотографии, включающих в себя информацию о назначении костюма или предмета, временную и этническую характеристику, материал и технику, коллекционный номер. С целью подчеркнуть локальные особенности материала помимо этнического показателя дается географическая привязка в соответствующем историческом варианте.»

    1. Если у вас еще не установлена программа uTorrent (рекомендуемая версия программы uTorrent 1.8.2), скачиваем и устанавливаем:

2. Копируем ссылку в буфер обмена (если ссылку «разрезало» на несколько строк, нужно её «склеить» обратно, чтобы ссылка выглядела также как на образце):

3. Запускаем uTorrent:

4. Нажимаем на кнопку с глобусом и плюсом на верхней панели uTorrent:

5. Вставляем ссылку в открывшееся окно, если она еще не вставилась сама, и жмем OK:

Больше нравится читать с телефона или планшета? Тогда сканируйте этот QR-код прямо с монитора своего компа и читайте статью. Для этого на вашем мобильном устройстве должно быть установлено любое приложение «Сканер QR кода».

Категория: Традиционная одежда

В каталоге представлена праздничная женская одежда из двенадцати музеев Архангельской области, отреставрированная художниками-реставраторами и стажерами Архангельского филиала ВХНРЦ им. академика И. Э. Грабаря.

Романюк М.Ф. Белорусская народная одежда [1981 г.]

Данная работа раскрывает и классифицирует типичные черты белорусской национальной одежды. В ней рассматриваются разнообразные виды и формы народного костюма, способы и приемы его кроя, пошива, колористико-композиционного решения, художественно-декоративной отделки и орнаментики, особенности

Работнова И.П. Русская народная одежда [1964 г.]

В книге русская народная народная одежда рассматривается как художественное явление. Разнообразие типов народного костюма показано на широком историческом фоне, в их развитии, с выделением локальных особенностей одежды южных и северных областей.

В настоящем альбоме показана украинская народная одежда XIX—XX ст. ст. В него также включены документальные материалы, относящиеся к более раннему времени, и специальный раздел, показывающий освоение народных традиций в моделях современной одежды.

Молдавский национальный костюм

В фотокниге национальная одежда рассматривается как явление, отражающее развитие материальной культуры и художественного творчества молдавского народа, показываются основные этапы исторического развития народного костюма, его покроя и орнаментики.

Источник

Исследовательская работа по теме «Русский костюм»

Районная научно-исследовательская конференция «Познай себя»

Тема исследовательской работы:

Русский народный праздничный костюм

МБОУ «Тагнинская оош»

Заларинского района Иркутской области

Руководитель: Виноградова Татьяна Ивановна,

учитель изобразительного искусства

МБОУ «Тагнинская оош»

Заларинского района Иркутской области

Анкетирование учащихся 5-6 классов ……………………………. 4

2. Составные части женского и мужского костюмов…………………………………………… 6

3. История использования народных мотивов в моде…………………………………. 10

4. Роль русского костюма в жизни современного человека …………………………… 11

«Уважение к минувшему –вот черта,

отличающая образованность от дикости».

Национальная одежда – это своеобразная книга, научившись читать которую, можно много узнать о традициях, обычаях и истории своего народа. Жизнь крестьянина была неразрывно связана с природой, возделыванием земли и соответствующими трудовыми циклами. Праздник либо завершал какой-то сложный этап в нелегкой крестьянской жизни, либо предшествовал следующему важному этапу. Праздник ждали, к нему готовились.

А какие наряды надевали в праздники?

Русский народный костюм – явление сложное и архаичное. Его основные части складывались веками. Исстари, от отцов к сыновьям, от дедов к внукам, он передавался вместе с укоренившимися верованиями и традициями. Русская деревня вплоть до конца XIX века оставалась носителем традиционной культуры. Еще и в начале XX века крестьянский костюм оставался истинно народным.

Накануне народных гуляний распахивались тяжелые сундуки и на свет извлекались многочисленные рубахи, сорочки, сарафаны, кафтаны, шушуны и юбки. Чем больше сундуков и чем плотнее они были набиты – тем богаче считался хозяин дома и тем большей почет был хозяйке.

Вся праздничная одежда была очень красочной, обязательно украшалась элементами вышивки, полосами позумента, бисером, шнуром, блестками и прочими деталями которых, как правило, не было в повседневной одежде.

Следует отметить бережное отношение крестьян к праздничной одежде. Известно, что в особо нарядных сарафанах крестьянки не только не садились за стол, но даже не присаживались на лавку, боясь запачкать или помять свой наряд. Шерстяные же праздничные наряды не стирали и не гладили вовсе, хранили аккуратно сложенными в специальных больших коробах из липы. Как правило, самую красивую и дорогую одежду готовили а свадьбе. И нередко случалось так, что невесту в свадебном сарафане под руки выводили к гостям и тут же снова уводили и переодевали в менее дорогое платье.

Праздничная одежда изготавливалась долго и трудно, но в то же время по ней можно было судить о вкусе и умению мастерицы. Крестьянка была сама себе и модельером, и моделью, и мастером по индивидуальному пошиву одежды. Даже ткани, из которых шилась традиционная одежда, были в основном домашнее выработки, поэтому крестьянка должна была уметь не только шить, но и прясть, ткать, вязать, вышивать и делать многое другое.

Тема исследовательской работы: Народный праздничный костюм.

Я провела анкетирование среди учащихся 5-6-х классов. Результатом опроса стала данная диаграмма. По ней видно, что дети недостаточно знают о народном костюме (Приложение 1).Ребятам были заданы вопросы о составных частях народного костюма (головной убор, обувь, одежда). По данным анкеты видно, что дети хорошо знают орнаменты, использованные в народных костюмах и украшениях, цветовую палитру. Но вызвали затруднения вопросы, связанные с конкретными названиями элементов костюма. Можно предположить, что у ребят мал словарный запас старинных слов.

Мне кажется, что это важно знать каждому культурному человеку. У каждого национального костюма есть свои особенности, своя собственная история. Многих сведений нет в архивах и фондах библиотек, их хранит народная память. Вот об этом мне хотелось написать в своей работе.

Цель : познакомиться с историей костюма, показать историческую значимость народности в современной жизни.

Найти сведения о праздничном русском костюме.

Изучить историю возникновения костюма.

Проанализировать динамику использования народных мотивов в костюме русского человека.

В своей исследовательской работе я попыталась узнать историю русского праздничного костюма. Это было не так просто, как мне казалось в начале работы. Архивы не сохранились. Многое рассказали старожилы села, директор музея Гайдукова Нина Степановна, также помогла дополнительная литература.

На основании этих данных попытаюсь воссоздать образ русского праздничного костюма.

Объект : хроника событий, связанных с историей русского костюма.

Предмет : русский праздничный костюм.

Проблема : Отличительные черты народного праздничного костюма.

Гипотеза : мотивы народного костюма нашли свое отражение в современной моде.

План проведения исследования:

1.Социологический опрос “Русский народный костюм в современном мире”.

3.Посещение этнографического музея «Русская изба» д.Тагна.

5. Изготовление эскизов праздничных костюмов.

2. Составные части женского и мужского костюмов

На протяжении веков большую часть населения России составляли крестьяне, русский народный костюм дошел до нашего времени как костюм крестьянский. Народный костюм создавался с учетом того, что он не должен сковывать движения человека. Конструкция костюма часто не требовала употребления ножниц и большого мастерства от швеи. Основным видом такой одежды была- рубаха (Приложение 3). Ее носили от рождения и до смерти. Женская рубаха отличалась от мужской лишь тем, что ее длина была до пят. Готовя праздничную рубаху, деревенские рукодельницы старались показать все, на что они способны. Рукава, плечи, ворот и подол рубахи украшались вышивкой и мелкой аппликацией в виде геометрического орнамента.

Во время древних языческих игрищ-русалий женщины плясали «спустя рукава». Размахивали рукавами-крыльями. Так танцевала и Царевна-лягушка в русской народной сказке. Длинные рукава в древности символизировали струи воды.

На Руси никогда не ходили без пояса. В народе говорили, что ходить без пояса грех. Пояс весь был украшен символами и являлся оберегом. Известны различные пояса: вязанные, плетеные и тканные, украшенные на концах кистями, бахромой или лентами.

Русский народный женский костюм в разных губерниях иногда сильно различался своим внешним видом (Приложение 3). Связано это было с тем, что женщина редко отлучалась из дома и, как, правило, была мало знакома с чужими обычаями, поэтому именно она являлась хранительницей традиций, в том числе и в области костюма.

Сарафан считается исконно русской одеждой. Сарафаны носили и крестьянки, и купчихи, и придворные дамы, отличались они только кроем и качеством материала. Крестьянский сарафан в разных регионах России в 19 веке мог называться по-разному: глухой косоклинный, косоклинный распашной («ферязь»), прямой сарафан с лямками; кумашник; шторник; пестряк. В южнорусских губерниях сарафан был девичьим, а в Рязанской губернии- старушечьей одеждой. Праздничные сарафаны и рубахи высоко ценились, их берегли, надевали по самым большим праздникам, передавали по наследству.

По словам старожила нашего села- Яковлевой Дарьи Васильевна, сарафанный комплект обычно включал в себя: рубаху, сарафан, пояс и передник. Передник состоял из двух не сшитых длинных полотнищ ткани, собранных на шнурок, их повязывали выше груди или на талии. Праздничные передники вышивали красной нитью. По узору можно было многое узнать о жизни женщины, ее желаниях, мечтах. Ромбы- символ плодородия, птицы- символ девочек, кони- мальчиков.

Пишут мне, что ты, тая тревогу,

Загрустила шибко обо мне,

Что ты часто ходишь на дорогу,

В старомодном ветхом шушуне.

Шушун- это длинный, сравнительно узкий косоклинный сарафан с широкими плечиками и неглубоким вырезом на груди и спине. К нему обычно пришивали длинные откидные рукава, руки в которые никогда не вдевали. Шушуны застегивались сверху донизу на пуговицы.

Известна кожаная обувь- чоботы или коты. Закреплялась она шнурами, пропущенными через петли на заднике.

И конечно, в праздничной одежде было много украшений, особенно в костюме молодой женщины. Это – ушные, шейные и нагрудные украшения. Они были весьма разнообразны по форме, составу и размерам. На их изготовление использовались различные материалы со всевозможными вставками из стекла, камня, бусин, бисера, пуха птиц. Все это носило название «сбруя». Она состояла из цветных бус или украшений из цветной шерсти.

А вот мужской костюм, в отличие от женского, был более простым. Основу мужского костюма составляли рубаха и порты. Порты шились из неотбеленной ткани, из ткани в клетку шили рубаху, из полосатой- штаны. Мужская рубаха шилась из целого полотнища, перегнутого на плечах, с вырезом для шеи и прямым разрезом слева. Под мышками вставляли ромбы- ластовицы и конечно же пояс.

Традиционной верхней одеждой был- кафтан (Приложение 2). Кафтан был приталенным с узкими длинными рукавами и отложным воротником.

Читайте также:  Русские народные религиозные праздники

Носили и короткие, немного ниже талии, одеяния типа свит. Назывались они «жупанами». На слух это слово кажется нам каким-то чешским или польским, но оно древнерусское.

Помимо сукна, любимым и популярным материалом для изготовления верхней одежды у славян были выделанные меха. Мехов было много: пушной зверь в изобилии водился в русских лесах. Недаром «кожух»- тоже древнейшее, православное слово. Первоначально оно, по всей видимости, обозначало вообще одежду из кож и мехов- не исключено, что кожухами называли также и меховые либо кожаные плащи. Однако чаще всего кожух был все- таки одеждой с рукавами и застежками. Шили их, как правило, мехом вовнутрь. Простые люди носили кожух шитый наружу кожей. Богатые покрывали из сверху нарядной материей, иногда даже византийской парчой- золототканым шелком. Понятно, что такие красивые, дорогие одежды надевали не только ради тепла. Следует помнить, что в языческой древности мех считался магическим символом плодородия и богатства. Так что в каких-то торжественных случаях, требовавших поддержания престижа или привлечения магических сил, славяне и летом могли облачиться в меха.

3.История использования народных мотивов в моде.

Известно, что к народным традициям постоянно обращаются художники-конструкторы, создавая бытовую модную одежду.

Анализируя историю народного костюма и рассматривая современный костюм, можно заключить, что в любом современном костюме должны проявляться черты народного, национального, традиционного, что делает его органичнее, самобытнее, роднее, ближе, дороже. При этом следует принимать во внимание и тот факт, что костюм, мода–явление интернациональное, поэтому было бы не правильным исключать взаимовлияние костюмов, моды всех стран мира.

Я решила проанализировать Журналы мод. Благодаря интернету и сохранившейся периодике в библиотеке выбрала модели с 40-х по 60-е годы. Получились следующие результаты :

Направления использования народных мотивов:

40-е годы- народная вышивка как декор одежды;

50-е годы- каймовые ткани и набивные рисунки;

60-е годы- характерные черты народной одежды (поддевки, тулупы, сарафаны)

Использование народных мотивов в моделировании

Если проследить за использованием народных мотивов в моделировании, то можно увидеть и периоды его равномерного течения, и спады, и вспышки. Например, в 1945- 1949 годах наблюдается регулярное обращение к народному костюму. При этом наибольшее количество моделей одежды, имеющих народный характер, относится к 1947 году (39% от общего числа моделей). ‚ 1949 году наблюдается заметный спад ‚ 1950- 1959 годах творческая переработка народных традиций в моделировании количественно начинает возрастать. С 1967 года народные мотивы прочно вошли в работу модельеров.

4.Роль русского костюма в жизни современного человека

Коллекции русского народного костюма, хранящиеся в фондах музеев открывают перед нами прекрасное народное искусство, являются свидетельством богатейшей фантазии русских людей, их тонкого художественного вкуса, изобретательности и высокого мастерства. В знаменитом музее Эрмитаже, в Санкт-Петербурге, находится большая коллекция русского народного костюма. (Приложение 6). Пожалуй, ни одна страна в мире, ни один народ не располагает таким богатством традиций в области национального народного искусства, как Россия. Многообразие форм и образов, необычность конструктивно-композиционных решений, красочности элементов и всего костюма в целом, изящество и неповторимость декора, особенно вышивки–это большой и увлекательный мир, своеобразная академия знаний и творческих идей для специалистов современного костюма.

Использование народных мотивов в создании образов современной одежды зависит и от её назначения. В отличие от народной одежды, которая в основном разделялась на будничную и праздничную, в современной одежде практическая полезность конкретно проявляется в гораздо большем количестве вариантов.

В нашей деревне Тагна есть несколько фольклорных групп разных возрастов. Есть группа «Рябинушка», «Тагнинские девчата» и детская фольклорная группа «Калинка», в которую вхожу я. Все ансамбли выступают в нарядных русских костюмах, стараются подчеркнуть свою индивидуальность. Зрителям очень нравятся наши коллективы.(Приложение 7).

Я пришла к выводу, что народный костюм, его колорит и вышивки и сейчас заставляют нас восхищаться. Он заражает нас оптимизмом, настроением праздничности и веселья.

В своей работе мне хотелось рассказать о народном праздничном костюме, его составных частях и применении народных мотивов в современности.

Свою будущую профессию я хочу связать с рисованием и у меня еще будет время довести свои исследования до конца (Приложение 8).

Без прошлого нет будущего. Изучив множество источников, я пришла к выводу, что для возрождения духовности подрастающего поколения необходимо, чтобы дети знали историю своего народа. Уважение к истокам, бережное отношение традиций- одна из сторон нравственной характеристики человека. Она позволяет молодому поколению ощущать себя наследниками прошлого и осознавать свою ответственность перед будущим.

Нам, россиянам, русского костюма

Историю полезно очень знать!

Костюм о людях призовет подумать,

О быте, нравах может рассказать.

В себе не станем мы растить невежу,

По выставке пройдемся не спеша,

Рассмотрим древнерусскую одежду:

Не правда ли проста и хороша!

Практическая значимость исследования заключается в том, что материалы этой работы могут использоваться в практике для проведения занятий по изобразительному искусству, МХК, а также при подготовке классных часов.

Источник

Русский народный костюм Пензенской губернии


Традиционный (народный) костюм является своего рода образной летописью жизни наших предков. Народная одежда языком цвета, формы, орнамента раскрывает глубоко скрытые тайны и законы красоты, становится тем звеном, которое связывает художественное прошлое народа с его настоящим и будущим.

Духовная культура населения Пензенской губернии отличается разнообразием, так как на сравнительно небольшой территории в тесном соседстве проживают с давних времен русские, мордва, татары и чуваши. Отдельные племенные группы в совместном проживании оказывали друг на друга несомненное влияние. В то же время, вынужденные часто искать спасения от кочевых орд, они уходили в глухие леса и находились в отрыве от основной массы соплеменников, стараясь при этом не утратить главные этнические черты. В дальнейшем именно эти небольшие компактно проживающие племенные группы становились более близкими к древним корням своего племени.

К XIX столетию чуть ли не каждое селение Пензенской губернии отличалось от соседних жизненным укладом, особенностями языка, песенной и материальной культурой, прежде всего традиционным женским костюмом.

Пройдя длительный эволюционный путь, на Пензенской земле сформировались два основных комплекса традиционного женского костюма: поневный, характерный для всех южных и части западных русских губерний и получивший общее название южнорусского, и сарафанный, происхождение которого связано с северорусскими землями.

Не случайно к XIX веку северорусские традиции прочно утвердились в большинстве сел и деревень Пензенской губернии, а северорусский женский костюм с сарафаном стал считаться одним из символов русской национальной одежды.

Для старообрядцев сарафан был олицетворением старой веры и особенно тщательно оберегался от поздних влияний.

Пояс являлся обязательным дополнением северорусской женской одежды с сарафаном, хотя в некоторых случаях он находился под сарафаном, особенно если последний шился из шелка, парчи, то есть из покупной ткани.

Яркими представителями однодворцев Пензенской губернии являются жители сел Белынь и Пустынь по реке Ворона, донесшие до нас своеобразные формы женской одежды, состоявшей из прямополиковой рубахи и совершенно особой, более нигде не встречающейся юбки в продольную полоску основного поля, тканой в три цепка, и с яркой каймой, выполненной в браной и закладной техниках.

В Керенском и Нижнеломовском уездах с конца XIX века к костюму обязательно добавлялась нижняя юбка, надеваемая поверх рубахи под сарафан. Ее можно рассматривать и как определенное влияние однодворческого женского костюма с юбкой андараком, и как промежуточное явление при переходе от старинного сарафана к городской юбке.

Начиная со второй половины XIX века русскую крестьянку невозможно представить без головного платка или шали, которые вначале соседствовали со старинными сороками, кокошниками, наклонниками и прочими женскими головными уборами, а затем полностью их вытеснили.

В летнее время на голову повязывали ситцепечатные или шелкотканые платки отечественного производства, нередко под названием французских или заграничных. В зимние холода поверх небольших платков накидывали клетчатые или многоузорные шерстяные шали большого размера.

Замужние женщины, завязав концы платка под подбородком, обертывали их вокруг шеи и завязывали сзади двумя узлами. Надо лбом из-под платка выглядывала полоска блесток, которыми было отделано очелье повойника или второй платок.

На рубеже ХIХ-ХХ веков платки и шали занимали собственное место в повседневном, праздничном, свадебном и траурном женском костюме, в определенной степени отражая имущественное, возрастное и семейное положение женщины.

В XX веке вошли в употребление платки, шарфы и шали, связанные на спицах из козьего и кроличьего пуха. В отличие от ситцевых, шелковых и шерстяных пуховые изделия были белого и натурального коричневого цветов. Их носили исключительно с теплой одеждой зимой и в межсезонье.

Народная культура Пензенской земли до начала XXI века сохранила целый ряд архаических черт, уходящих корнями в далекое прошлое русского народа, заселявшего данную территорию в течение нескольких столетий. Наиболее ярко это отразилось в крестьянской одежде, вобравшей в себя многовековые представления о пользе, добре и красоте.

Самые полные и разнообразные коллекции русского народного костюма Пензенской губернии, собранные во время экспедиционных исследований или закупленные у частных лиц, хранятся в Пензенском государственном краеведческом музее и Сергиево-Посадском государственном историко-художественном музее-заповеднике [1].


Наиболее значительными частями всех коллекций, музейных и частных, являются экспонаты, привезенные из Керенского уезда Пензенской губернии и Спасского уезда Тамбовской губернии, нынешнего Земетчинского района Пензенской области.

Исследователи, изучавшие материальную культ-ру этого района, считают жителей сел Вяземка, Большая и Малая Ижмора, Ушинка потомками русской мещеры, ссылаясь при этом на сохранившиеся мещерские памятники в Рязанской и Тамбовской областях.

Села Кириллово, Красная Дубрава и Сядемка выделяются прежде всего тем, что в них продолжают жить обычаи многовекового крестьянского уклада. Здесь до сих пор в дни траура пожилые женщины надевают кручинную одежду, уходящую своими корнями в глубокую древность.

Только в южнорусских селах (с южнорусской культурой костюма) в той или иной мере сохранились связи отдельных орнаментальных мотивов и композиций с идеями плодородия, космологическими представлениями наших славянских предков. В 1981 году жительница села Ушинка Земетчинского района Д. Е. Сверчкова сообщила нам о древнейшем обозначении солнца словом ярга, которое относилось к свастическому мотиву сложных очертаний.

Еще в 1920-1930-х годах, встретив женщину в том или ином наряде, можно было с уверенностью сказать, какого она роду-племени, из какого села, много ли ей лет, замужняя или вдова и многое другое. Традиционная крестьянская одежда не менялась в течение длительного времени внутри одного села или группы сел, связанных между собой едиными корнями. В то же время, существовали нормы общего порядка, определяемые, в частности, возрастом человека.

Первой одеждой новорожденного была холщовая рубашечка, которая обычно шилась крестной матерью к обряду крещения, происходившему в течение первой недели жизни. До этого момента младенца нередко держали в одних пеленках из ношеных родительских рубах, при этом пологом люльки служила материнская юбка или нижняя часть рубахи. Это делалось для того, чтобы обережная сила отца и матери как бы переносилась на их дитя.

И только после крещения вместе с именем ребенок получал собственную одежду, состоявшую из рубашечки, нательного крестика и поясочка. В прохладные дни на голову ребенка надевалась шапочка. Две такие шапочки хранятся в музейном собрании Сергиево-Посадского музея-заповедника. Они называются шлыки и сшиты были Е. С. Федичкиной из села Красная Дубрава бывшего Спасского уезда Тамбовской губернии (теперь это Земетчинский район Пензенской области) в 1920-х годах из нарядного сатина красного и бордового цветов, с отделкой из белого кружева и разноцветных шелковых лент.

Читайте также:  Символ земли в народном творчестве

Тяни холсты, потягивай,
В коробочку покладывай,
Кому холст, кому два,
А Наташе сундучок
На лошадке привезут.

Не случайно учиться всем премудростям женского рукоделия начинали очень рано: нередко с 6-7 лет девочки умели прясть пряжу, а с 10-12 лет садились за ткацкий стан вместе с матерью. Кроме того, необходимо было уметь выращивать лен и коноплю, превращать грубые стебли растений в мягкое пушистое волокно, из которого выпрядались нити. Не меньше хлопот было и с получением, а затем окрашиванием шерстяных нитей, из которых ткали полотно для верхней одежды.

Крестьянские девушки, достигшие совершеннолетия, носили отличную от подростковой и взрослой одежду, которая была своего рода знаком, подаваемым родителями потенциальной невесты семьям будущих женихов.

В селе Красная Дубрава Спасского уезда Тамбовской губернии появление девушки на пасхальной службе во впервые одетой клетчатой поневе, нарядном шушпане и с ковылом на голове означало для жителей села ее готовность к браку.

В 1923 году А.Н. Гвоздев, посетив село Сядемка, отмечал, что «девчонки с 18 лет одевали на рубаху насдевку в виде мешка с вышитыми краями рукавов и подола» [4].

В Пензенском краеведческом музее хранится один из девичьих костюмов из села Большая Ижмора, который отличается необыкновенной красочностью и в то же время торжественностью убранства. Костюм состоит из рубахи, пояса, цупруна, нагрудных украшений ужовок из раковин каури и головного убора венца.

В селах с северными традициями знаком девушки-невесты нередко являлся ее первый выход в праздничный хоровод. И хотя всем была известна поговорка «Выбирай жену не в хороводе, а в огороде», выбирали чаще всего именно в хороводе, куда девушка надевала свои лучшие наряды, показывая свое мастерство пряхи, ткачихи, вышивальщицы, швеи.

Известный с конца XIX века русский романс «Ты не шей мне, матушка, красный сарафан. » имел когда-то буквальный смысл, так как свадебные сарафаны были, как правило, красного цвета. В селе Степановка Лунинского уезда в первый день свадьбы брат помогал сестре-невесте надевать кумашник (сарафан из кумача). При этом невеста причитала:

Не надевай на меня ты, братец,
Зимушку студеную
Да мороз трескучий.

Она оплакивала себя, свою буйную головушку, свою девичью косыньку:

Свет ты моя
Буйная головушка
Недочесанная.
Руса коса моя
Недоплетенная.
Золотна лента
Недоношенная.

Кумашников сохранилось немного: в Пензенском краеведческом музее находится свадебный костюм из села Канаевка Городищенского уезда с таким сарафаном, другой был привезен экспедицией Сергиево-Посадского музея-заповедника из села Шейно Пачелмского района и считался праздничным. Оба сарафана сохранили древний косоклинный крой, в основе которого два цельных полотнища спереди, одно такое же сзади и клинья, вставленные в бока. Для сохранения формы: они дублировались холстом. Сарафаны данного кроя имели красивый подвижный силуэт и предполагали особую неспешную манеру ходьбы. Именно о женщинах в таких нарядах А. С. Пушкин писал: «А сама-то величава, выступает будто пава. ».

На груди сарафаны держались с помощью нешироких пришивных или цельнокроеных лямок, соединенных посередине спины. Лямки носили названия мышки, промцы и, как правило, оторачивались по краям тесьмой или тканью, контрастной по отношению к основному полю сарафана.

Оба сарафана относятся к началу XX века и уже не застегиваются от груди до подола, как в древние времена, а лишь имитируют такую застежку рядом пуговиц и петель. Кайма подола сарафана из села Шейно составлена из нешироких полос синего и зеленого кашемира, черного плиса, белой и розовой тесьмы.

Особое внимание обращалось на место соединения лямок на спине. Как правило, по верху сарафана сзади проходила цветная нашивка, форма которой как бы повторяла абрис верхнего края, чуть спускающегося к бокам и поднятого посередине.

Сарафан надевали поверх кофты рукава из белого мелкоузорного ситца с рукавами в три четверти, украшенными по краю оборкой и фабричным кружевом. Обшивка ворота также подчеркивалась кружевной оборкой. Узкий плетеный пояс и светлый ситцепечатный платок дополняли этот строгий и в то же время гармоничный ансамбль.

В коллекции Пензенского краеведческого музея хранится кофта рукава из села Чирково Мокшанского уезда, которая сшита из маркизета белого цвета, с воротником-стойкой, с широкими рукавами, собранными у кисти под оборки.

Свадебные женские костюмы селений с южнорусскими традициями донесли до наших дней целый ряд черт, свойственных когда-то одежде всех восточных славян, в частности древнейшую длину рукавов рубахи, доходивших иногда до нижнего края одежды. Во многих местах такие рукава назывались плакальными, поскольку невеста, готовясь к венцу, размахивала ими во время ритуальных плачей-причитаний.

В свадебной одежде это было необходимо во избежание порчи невесты через незакрытые участки тела во время свадебного обряда. Как правило, до молодых нельзя было дотрагиваться голыми руками. Дружки и свахи, которые помогали жениху и невесте во время многочисленных церемоний, должны были касаться их в специальных рукавицах или через полу одежды. В селе Ушинка для такого случая дружкам готовились особые варежки.

Венчальный наряд ушинской невесты состоял из пецальных рубахи, поневы и пояса, сравнительно скромно украшенного. На концах подола холщовой рубахи и каймы синей распашной поневы использовались только белые и красные нити, которыми выполнялись строгие, отработанные веками узоры.

В целом послевенчальный наряд невесты из села Ушинка отличает многосоставность, монументальность форм, необыкновенная красочность.

По образному строю, многослойности и полихромности ушинский наряд близок костюму молодой женщины села Большая Ижмора Керенского уезда, составленному из рубахи, поневы, навершника, других деталей и украшений. В то же время, он имеет и существенные отличия.

Пояс сохранил крупный замкнутый плетеный узел, нередко называемый печатью, известный многим народам как узел жизни. Для послевенчалыюго наряда невесты села Красная Дубрава той же местности характерна цветовая гамма сгущенных оттенков бордово-красного цвета, придающая костюму особую торжественность. В него входили: рубаха с косыми поликами, обшитыми по лицевой стороне красной тканью, понева об двенадцати или об четырнадцати глаз (клеток на ширине полотнища) с прошвой; узкий плетеный шерстяной пояс, соединенные концы которого украшены разноцветными кистями с шариком разноцветного бисера на конце каждой нити.

Завершался ансамбль белой распашной наплечной одеждой из тонко выделанной шерсти, так называемым шушуном, с бордовой оторочкой полок, краев подола и рукавов. Кроме того, оплечья и запястья рукавов, а также подол декорировались узорной полосой ромбовидных и крестообразных мотивов, выполненной браным и закладным способами.

Основной, темно-красный цвет этих полос расцвечивался зелеными, оранжевыми, лиловыми, желтыми искорками. По низу подола и рукавов дополнительно пришивались куски домотканой шерсти в неширокие полоски зеленого, красного, синего и белого цветов, при выполнении чего использовались также конские нити.

Сдвоенные концы пояса, свободно свисавшие вниз, соединялись вместе тем же замкнутым плетеным узлом, что украшал каждый из концов. Такое расположение узлов на свадебном поясе можно рассматривать как пожелание счастья и долголетия нарождающейся семье и каждому из ее членов.

У свадебной рубахи женского костюма села Колударово Моршанского уезда Тамбовской губернии (нынешнего Заметчинского района) наиболее длинные рукава, доходящие чуть ли не до низа поневы. Этот наряд состоит из рубахи, клетчатой поневы с прошвой и пояса. Известная с давних пор поговорка «работать спустя рукава» имеет непосредственное отношение к колударовской рубахе, в которой что-либо делать было невозможно. Во время свадьбы рукава носились спущенными во всю длину, а в послесвадебный период закатывались к локтю.

На голове невесты была мягкая шапочка повойник с бисерным позатыльнем, на очелье которого нашивались ряды пуговиц, лент, тесьмы. Этот головной убор надевался только после венца.

Русская традиция повсеместно делила женские головные уборы на девичьи и женские, но главным отличием служили волосы, которые девушки оставляли непокрытыми, а замужние женщины в обязательном порядке закрывали так, что ни один волос не должен был выглядывать. Когда-то мужняя жена даже по дому не могла ходить простоволосой, то есть без головного убора.

В Собрании Пензенского краеведческого музея имеется несколько интересных головных уборов.

С конца XIX века в женскую одежду молодежи русской деревни стали проникать покупные ткани, ленты, кружева, которые вначале более или менее органично включались в сложившиеся ансамбли, не нарушая основных канонов кроя и убранства. Позднее в волостных центрах и крупных торговых селах наиболее зажиточная часть крестьянской верхушки начала ориентироваться на городскую моду. Девушки и молодые женщины старались сделать свои наряды похожими на те, что встречались им на базаре или на улицах города. Получили распространение юбки и кофты, сшитые из одинаковой ткани, так называемые парочки. Сначала они соседствовали со старинной одеждой, а с 1930-х годов постепенно вытесняли последнюю из крестьянского обихода.

Парочка из села Фатуевка Мокшанского уезда относится к началу XX века и сшита из розовой хлопчатобумажной ткани: юбка из дамаста, кофта из сатина.

Кофта казачок из желтого сатина из села Куракино Сердобского уезда Саратовской губернии (ныне Сердобский район Пензенской области) поступила в собрание Пензенского краеведческого музея в 1935 году. Воротник-стойка украшен продольными защипами, рукава с буфами, сильно сужающиеся к запястью, кокетка с наклонно простроченными защипами, полосами прошвы.

Другая кофта казачок сшита из бордового сатина, который продублирован коленкором для сохранения формы. Рукава с высокими буфами, лиф притален с имитацией небольшой баски. Кокетка украшена черным плетеным кружевом, сутажом, прошвой.

Поверх рубахи носили прямой дикосовый сарафан, опоясанный нешироким шерстяным поясом. На голову полагался ситцепечатный платок, который по северной традиции закалывали булавкой или завязывали узлом под подбородком.

Праздничный наряд молодой женщины села Невежкино Чембарского уезда состоял из ситцевой рубахи с прямыми поликами, одинакового кроя с абашевской, дикосового сарафана на лифе, пояса и платка, под который надевался волосник.

Другой женский праздничный костюм из села Мещерское относится, по словам владелицы Марии Андрюшаевой, к 1894 году. По характеру кроя и цветовому решению он близок вышеописанному.

По прошествии определенного времени (часто это было связано с рождением первого внука) женщина даже по праздникам не могла надевать одежды, которые носила в молодости. Из ее костюма как бы постепенно уходил красный цвет, напрямую связанный с идеей продолжения рода.

Так, в селе Выборное Керенского уезда, селе Невежкино Чембарского уезда и других с северорусской традицией костюма рубахи даже в праздничных вариантах шились из более темной ткани: синего, зеленого сатина, дикосового ситца, темной пестряди. При этом их покрой оставался неизменным как в одеждах первых, так и в одеждах вторых. Некоторым исключением были светлофонные ситцевые платки, которые немолодые женщины могли повязывать пo-прежнему как в молодости.

В селах с мещерскими корнями вторые (или поддобрые) одежды отличались от добрых не только сокращением красного цвета в колорите всех частей костюма, но прежде всего сокращением применяемых покупных материалов: золотных нитей, тесьмы, шерсти, ситца, золотного шнура и галуна, блесток, пуговиц.

Читайте также:  Рисунок на тему украинские народные сказки

В поневе села Малая Ижмора это еще и цвет основного поля, которое из красного, сплошь орнаментированного становится темно-синим. Только широкая кайма подольник из поперечных полос сложнейшего многоцветного узора напоминает о близком родстве с красными свадебными поневами.

Во время отпуска (побывки) мужа солдатка носила одежду соответственно своему возрасту и деревенскому календарю.

Одежда пожилых женщин повсеместно шилась из своеручного холста, а в селах с северорусскими традициями отличалась прежде всего более темными тонами. Нередко весь костюм состоял из пестрядинных, клетчатых и полосатых, тканей, соединяемых друг с другом с большим чувством цвета и ритма.

Во время экспедиции Пензенского краеведческого музея в 2002 году в селе Кириллово была приобретена старушечья верхняя туникообразная одежда вздевалка из хлопчатобумажной пестряди в бордово-синюю полоску и с синей сатиновой окантовкой ворота. Она отличается от девичьих вздевалок только цветом и материалом. Носили ее с поясом на чрезлах, как говорили женщины, с большим напуском.

Во многих селах передник являлся неотъемлемым элементом женского крестьянского костюма. Его называли фартуком и загоном, надевали и поверх сарафана, и поверх поневы. Передники носили замужние женщины, хотя были и исключения. Так, в середине XIX века в селе Покровское Наровчатского уезда фартуки носили только девицы, при этом опоясывались они полотенцами с расшитыми концами и кружевами [12].

В селах Лунинского уезда были распространены передники с грудкой в виде прямоугольника, к которому присоединялось основное полотнище. Передники крепились с помощью лямок вокруг шеи и завязок сзади, пришитых к основному полотнищу по линии талии. Шили передники из домотканой пестряди в клетку и надевали поверх белой рубахи и синего косоклинного сарафана.

С середины XX века в селе Канаевка дополнением к женскому костюму служил передник запон с грудкой прямоугольной формы красного, розового, бордового цветов с округлыми углами, закрепляемой пуговицами за промцы кумашника. Верхняя и нижняя части грудки украшались бахромой черного или белого цвета. Основное полотнище передника крепилось с помощью завязок сзади на линии талии.

В селах с южнорусской культурой костюма запоны носили замужние женщины. Вековухи (старые девы) не имели на это права.

Покрой запонов не менялся в течение длительного времени, в то время как их убранство то отличалось строгим сочетанием белого и красного (узорные полосы шли по всем наружным краям одежды, предохраняя от злых сил), то было столь красочным и многоцветным, что свободными от узорочья оставались лишь небольшие участки белого холста в верхней части запона и на середине рукава.

Запон сел Большая и Малая Ижмора на стыке белого поля верхней части и концов с разноцветными узорами, занимающими все основное пространство чуть ли не до груди, имеет бело-красную полосу сложно разработанных ромбических фигур, выполненных в закладной технике.

Во многих уголках Пензенской земли сохранилась древнейшая традиция ношения специально приготовленной одежды для похорон и траурных дней.

В селах с северорусскими традициями такой одежды осталось меньше всего. Еще в материалах середины XIX века значилось, что при похоронах «весь траур женщин состоит в белом платке, повязанном на голове» [13]. Поминальную одежду, предназначенную для скорбных дней, мы во время экспедиций в 1980-х годах уже не застали: надевали обычный костюм, но более темного цвета.

В 1983 году в селе Большой Мичкас Нижнеломовского района мы познакомились с содержимым смертного узла одной из пожилых жительниц. Погребальный комплект состоял из светлой ситцевой рубахи, дикосового сарафана, узкого шерстяного пояса, белофонного ситцепечатного платка и ничем не отличался от принятого в селе венчального наряда.

И только жители нынешнего Земетчинского района в достаточной полноте сохранили кручинные и печальные одежды, которые сменяли друг друга в определенной последовательности. Каноны погребально-поминальной обрядности, выработанные в глубокой древности, здесь помнят до сего дня [14]. Еще в середине XX века в некоторых селах женщина, похоронившая мужа, до конца своих дней была обречена ходить в кручинном.

И в начале XXI века пожилые женщины сел Кириллово, Красная Дубрава, Гоголев Бор и Сядемка приходят на похороны и поминальные обеды в одежде, сшитой для такого случая.

Впервые мы столкнулись с этой традицией в селе Красная Дубрава во время экспедиции Сергиево-Посадского музея-заповедника 1981 году, увидев на главной улице села траурную процессию, все участницы которой были одеты, как нам показалось, в совершенно белые одежды. Потом мы рассмотрели, что под белыми загонами были надеты темные поневы в крупную клетку, а узоры на груди рубах, краях грудного выреза, рукавов и подола залогов были красного или красно-розового цвета. Здесь в поминальные дни все родственницы надевали кручинную одежду, которая различалась в зависимости от степени родства и сроков кручины.

Самой траурной считалась рубаха сухая, полики которой не выделялись, на груди и оплечьях рукавов вышивался по счету нитей красными нитями узор из ромбических, крестообразных и свастических мотивов, дополненный неширокими нашивками красного сатина или ситца. Близкие родственники носили ее до года, другие могли сменить на следующую рубаху после 9 или 40 дней.

Третья рубаха называлась в полрепья черным и красным, что предполагало чередование полуромбов края поликов по цвету.

В значительной степени образ кручинного костюма села Красная Дубрава формируется передником запоном, сохранившим до нашего времени архаичный туникообразный крой. Поражает строгая монументальность траурных одежд, в которых красная вышивка на груди рубахи, запястьях рукавов и подоле запона не нарушает торжественной замкнутости форм, а черная в белую клетку понева как бы придает фигуре дополнительную устойчивость. Создавалось впечатление, что человек, облаченный в такую одежду, полностью сосредоточен на переживаниях о быстротечности земной жизни.

Кручинный костюм села Сядемка из собрания Сергиево-Посадского музея-заповедника отличается иным ритмом клетки белоглазки на поневе, красно-бордовой каймой браного ткачества на подоле и запястьях рукавов. Размещение цветовых пятен здесь особенно гармонично: они как бы постепенно разрежаются при переходе от черной поневы к белому верху шушпана.

Женский кручинный костюм села Кириллово был приобретен во время экспедиции Сергиево-Посадского музея-заповедника в 1982 году. Он состоит из рубахи с красно-черной вышивкой, отмечающей грудь и полики, поневы белоглазки и запона, украшенного по низу подола тройной линией ромбических фигур, выполненных белыми нитями по разреженному белому холсту. Белизна запона играет большую роль в решении этого костюма, особенно если учесть, что к нему полагался совершенно белый платок.

Композиция такого орнамента всегда делится на три части. Средняя, самая широкая, как правило, составлена из ромбов большей или меньшей сложности и обрамлена с обеих сторон волнистыми линиями. Видимо, смысл узора связан с тем, что у многих народов, в том числе и славян, волнистая линия кроме воды означала водораздел, границу различных явлений.

Собранные экспедиционные сведения говорят о том, что уже для приданого невесты нужно было приготовить три вида кручинной одежды. Каждый этап кручины должен был быть отражен в костюмах, предназначенных для разных целей: в одном ходили на праздничное гулянье или церковную службу, другой надевали для выхода на улицу, в третьем работали дома, со скотиной или в огороде.

По мере старения женщины происходила смена в обратном направлении по сравнению с траурными, то есть от более украшенных поликов в рубахах переходили к менее красочным.

Последней рубахой пожилой женщины села Красная Дубрава была сухая понева об шести глаз, запон совершенно белого цвета, а также белый платок.

Отличительной особенностью орнаментального строя пецальных предметов сел с мещерскими корнями является строгая, отработанная веками простота, ясность всех композиций.

Как показали последние экспедиции Пензенского краеведческого музея, старушки сел Сядемка и Кириллово Земетчинского района до сего дня хранят в погребальных узелках сухой шушун из белой домотканой шерсти, отороченный по всем краям бордовой шерстяной полосой и зеленым плетеным кружевом. От свадебного шушуна его отличает отсутствие узорных многоцветных полос браного и закладного ткачества. Кроме шушуна в состав погребального костюма входили также сухая рубаха, понева белоглазка, кручинный запои и белый платок кругляшка.

Не вышедших замуж вековух в селах Гоголев Бор, Кириллово, Красная Дубрава, Сядемка хоронили в сухой рубахе и белом платке: запоны и поневы замужних женщин им не полагались и после смерти.

Как мы уже упоминали, в музеях хранится небольшое число предметов мужской одежды. В основном это свадебные и праздничные рубахи начала XX века.

Все старинные мужские рубахи Пензенской земли имеют туникообразный крой, известный многим народам Восточной Европы, воротник-стойку, разрез на левой стороне груди, широкие рукава с ластовицами. Основной акцент в убранстве мужских рубах делался на подоле и нижней части рукавов, которые обычно украшались широкими, на рукавах чуть уже, узорными полосами. Воротник-стойка и грудной разрез также выделялись вышивкой красного цвета.

Старинные пензенские рубахи шили длинными и носили с большим напуском под узкий плетеный пояс.

В коллекции Сергиево-Посадского музея находится свадебная рубаха из села Красная Дубрава, которую Е. С. Федичкина шила для своего жениха в 1920-х годах. Рубаху отличает строгость общего облика, красота узорной каймы на рукавах и подоле, красный орнамент, который сначала выполнялся на ткацком стане, а затем очерчивался красными стежками счетных швов. Только в середине переднего полотнища фрагмент узора обшит зелеными и бордовыми нитями. Тонкий пояс, плетенный на дощечках, тоже в основном красный, этот же цвет является преобладающим в кистях концов пояса.

Еще одна свадебная рубаха происходит из села Колударово Моршанского уезда Тамбовской губернии. Скорее всего, она создавалась в два этапа: сначала ткалось полотно с браными узорами красного цвета, позднее рубаха была сшита и ее ворот украшен широким узором из крупных ромбов, вышитых мелким крестом хлопчатобумажными нитями красного и черного цветов.

Поясной мужской одеждой служили порты, которые чаще всего шились из пестряди, тканой в три цепка.

Мужская одежда обязательно опоясывалась. Мужские пояса были уже женских, выполнялись в технике плетения на дощечках из шерстяных нитей. Наиболее красивые мужские пояса происходят из села Красная Дубрава. Они аналогичны женским поясам, но с более короткими кистями на концах.

На голове носили картузы, шляпы. В середине XIX века мужчины села Архангельское Куракино Городищенского уезда носили на голове шлычки из войлока пирамидальной формы или же «шляпы ровного диаметра в основании и вверху, с умеренными полями» [16].

Из верхней одежды мужчины носили суконные поддевки, полушубки овчинные, зипуны, фуфайки и пинжаки, которые по праздникам опоясывались шерстяными или пополам с бумагою кушаками с узором в продольные полоски разного цвета [17].

В источниках второй половины XIX века в разряде мужской верхней одежды упоминаются также тулупы и чапапы, которые надевали только в дальнюю дорогу.

Вызванная к жизни практической необходимостью защитить человека от непогоды, крестьянская одежда приобрела со временем сакральный смысл и вобрала в себя многовековые представления народа об эстетическом идеале, в основе которого лежит стремление к созиданию, добру и красоте.

Источник

Правильные рекомендации