Ю захаров книга диабету нет

Диабет

Описание книги «Новые методы лечения сахарного диабета 1 типа»

Описание и краткое содержание «Новые методы лечения сахарного диабета 1 типа» читать бесплатно онлайн.

Автору книги Захарову Ю. А. (MD, Ph. D) в 14 лет был установлен диагноз: СД 1 типа. Это определило его судьбу. В 2000 году НЦХ РАМН был получен Патент: «Способ лечения сахарного диабета 1 типа». Многолетний опыт показал, что отмена инсулинотерапии возможна, дело только в длительности терапии и индивидуальном подходе. Применение клеточной терапии стволовыми клетками позволило сократить время терапии до 36 месяцев.

Новые методы лечения сахарного диабета 1 типа

Научно-популярное издание не является пособием для самолечения, все рекомендация данные в книге необходимо согласовывать с лечащим врачом. Требуется консультация специалиста. Второе издание переработанное и дополненное.

Возрастные ограничения: 18+

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

С декабря 2016 г по март 2017 г в ведущих научных авторитетных журналах были опубликованы статьи доказывающие, что сахарный диабет 2 типа полностью вылечивается стандартными методами за 4 месяца. При этом ретроспективные обзоры доказали, что сахарный диабет 1 типа также успешно лечится и состояние стойкой ремиссии (компенсации) без заместительной терапии препаратами инсулина сохраняется на момент публикаций более пяти лет.

Работы отечественного исследователя научного руководителя сети международных клиник: «Эквилибриум» (лат.: «Равновесие»).

Захарова Юрия Александровича (MD, Ph. D, f. professor) полностью подтверждают эти данные, тем более, что похожие результаты были получены автором еще в 2006 году.

В 2000 году в НЦХ РАМН был оформлен Патент: «Способ лечения инсулинзависимого сахарного диабета 1 типа» и началась сложная многолетняя борьба не столько с болезнью, сколько с системой, которая серьезно противодействовала распространению метода. Как это нередко случалось в нашей стране, испытывая «давление» со стороны крупных фармкомпаний, автор был вынужден работать большую часть жизни в Европе и Юго-Восточной Азии возглавляя Институт новых медицинских технологий.

Многолетний опыт терапии показал, что на фоне лечения отмена препаратов инсулина наступает всегда, дело только в длительности терапии и строго индивидуальном подходе. В 2012, 2013 г.г., запатентованы новые способы терапии, введена в рутинную практику клеточная терапия аутологичными МСК (мезенхимальными стволовыми клетками), затем участие по созданию персонифицированной вакцины и иммунотерапии, которая завершилась в 2017 году и решила проблему аутоиммунной реакции организма на б-клетки. В настоящее время все эти технологии доступны для пациентов.

От автора

Такая существует и успешно используется наряду с классической в странах Юго-Восточной Азии. Мой выбор пал на государственные университеты, где есть официальная кафедра традиционной медицины. Таковых оказалось три: в Индии (Аюрведа), Шри-Ланке (Аюрведа и Юнани) и КНР (традиционная китайская медицина). В нашей стране эти системы не были лицензированы, но существовали отдельные кафедры по «узким» направлениям: акупунктуры, фитотерапии, мануальной терапии. Поэтому позже пришлось проходить «переподготовку» и «общее усовершенствование» по этим направлениям в ЦИУВ МО и РМАПО.

Во время многочисленных путешествий по Юго-Восточной Азии я встречал совершенно удивительных врачей. Были такие, кто, получив образование и ученую степень в Англии, продолжал учебу, занимаясь Аюрведой. Были и такие, кто, не имея формально вообще никакого медицинского образования, успешно лечил самые сложные болезни, в том числе и сахарный диабет и некоторые онкологические заболевания, а весь штат знал на протяжении нескольких поколений эту семью, где традиции Аюрведы передавались из поколения в поколение.

Еще интереснее ситуация в КНР. На самом деле найти в Китае хорошего врача-иглотерапевта оказывается очень непростой задачей! Их в прямом смысле единицы, а те, кто всерьез практикует традиционную фармакологию, еще меньше. Мне повезло, я учился одновременно и в вузе, и у дочери очень известного традиционного врача, который уже в 4-м поколении лечил самых именитых пациентов, но так вышло, что сын, который должен был унаследовать семейную традицию, погиб, а дочь официально не могла продолжать дело по ряду местных законов и условностей. Но она всю жизнь находилась рядом с отцом и помогала ему во всем. Фактически являлась живым носителем традиции. После смерти отца она продолжала заниматься лечением до преклонного возраста, преподавая одновременно русский язык для соотечественников в университете и помогая русским врачам учиться и сдавать экзамены в Китае. До меня она учила двух очень известных русских врачей-рефлексотерапевтов, которые позже внесли большой вклад в развитие настоящей традиционной медицины в России. Низкий ей поклон. Почему я рассказал об этом? Дело в том, что разница между обучением на официальной кафедре и у носителя традиции (в рамках семьи) отличается примерно так же, как китайская кафедра и русская. Дело не в том, что у нас обучение хуже, оно принципиально иное. Основанное совершенно на иных представлениях, соответственно и иной результат.

В итоге в 2000 году был оформлен патент на изобретение: «Способ лечения инсулинзависимого сахарного диабета 1 типа» (см. фото 2). Работа и пред-клиника проводились в Научном центре хирургии РАМН в научно-консультативном отделении. Там же я познакомился с очень добрым и хорошим доктором Гаваа Лувсаном – он один из первых внедрял акупунктуру в медицину и лечил, главным образом, пресловутое Главное 4-е управление т. е. «номенклатуру».

Мы подружились, позже он сам стал моим пациентом. Символично, что в конечном итоге я занял его кабинет. После этого было много всего. Если вдруг вы начинаете не просто лечить, а вылечивать тяжелые заболевания, то на вас сразу обратят внимание СМИ, коллеги, завистники, заинтересованные фармкомпании с немыслимыми бюджетами и в последнюю очередь пациенты. После многочисленных «наездов» из Абрикосовского переулка («Аллеи жизни») пришлось уходить и открывать частную клинику.

Затем клиники были открыты в других странах, наряду с традиционными методами стали внедряться самые современные, такие, как клеточная терапия аутологичными стволовыми клетками, варианты генной терапии и, в конечном счете, я и мои коллеги подошли к тому, что стало понятно, что сахарный диабет 1 типа (их много видов) успешно вылечивается всегда, дело только в продолжительности терапии, а она у всех принципиально различна. Это может быть и несколько месяцев, а может быть несколько лет. Так, в конце 2015 года сразу 7 человек с тяжелыми осложнениями и декомпенсацией, которые наблюдались более семи лет (!), вышли в состояние, которое я условно называю «управляемый медовый месяц». Это название родилось потому, что оно не раздражает фарминдустрию и чиновников, которые контролируют все, что связано с этим многомиллиардным бизнесом. Я думаю, вам не нужно объяснять, что будет с человеком, который перейдет им дорогу, вот и найден был «консенсус».

Читайте также:  Применение иван чая при сахарном диабете

Тем не менее, время шло, а количество людей, которые остались без инсулинотерапии, стало увеличиваться и множиться не только в нашей стране, но и за ее пределами. В итоге за короткий период была организована настолько мощная и хорошо продуманная кампания по моей дискредитации, что сложно найти профессиональный форум, где подставные несуществующие люди описывали то чудеса излечения, то писали фантастические истории, что Захаров чуть не угробил «мою знакомую», и так далее! Затем серьезным атакам стали подвергаться все наши интернет-порталы практически ежедневно, но дальше случилось то, что никто предвидеть не мог. С одной стороны, меня давно приглашали Министерства здравоохранения некоторых стран (а там такие тоже есть) бросить все и работать у них, обещали «все условия». Сразу скажу, почему я отказывался. Я вовсе не против, учитывая свои клиники за пределами РФ, но мне предлагалось отправиться очень далеко, где подлетное время больше 10 часов, что меня не устраивало, помимо настороженного отношения к самолетам вообще и еженедельным перелетам в частности.

Источник

Иммунотерапия сахарного диабета 1 типа Текст

Посоветуйте книгу друзьям! Друзьям – скидка 10%, вам – рубли

Корректор Юрий Кудряшов

Дизайнер обложки Мария Ведищева

© Мария Ведищева, дизайн обложки, 2019

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Прежде всего нужно понять:

1. Сахарный диабет 1-го типа наиболее часто является аутоиммунным заболеванием, но не всегда.

2. Триггерные механизмы, запустившие болезнь, разные.

3. Добиться коррекции иммунитета можно разными способами, воздействуя на разные звенья иммунитета разными методами:

4. Для коррекции иммунитета могут быть использованы стандартные подходы:

– биохимические (препараты, в том числе не только химически синтезированные молекулы, но и средства растительного происхождения);

– биологические (вакцины, клеточные препараты на основе стволовых клеток):

5. Для коррекции иммунитета могут быть использованы нестандартные подходы:

– коррекция микробиоты (фекальная трансформация);

– эпигенетическая терапия с помощью электромагнитного излучения (радиогенетика);

– иммунотерапия с учетом вновь открытых иммунных клеток/органов.

В конце 2018 года была открыта новая субпопуляция иммунных клеток – гамма-дельта-Т-клетки, которые провоцируют воспаление. Исследователи обнаружили на данных гамма-дельта-Т-клетках маркер TIGIT, на который можно воздействовать для того, чтобы остановить воспаление:

Единой панацеи не существует, так как в каждом конкретном случае необходим персонифицированный подход. Здесь будут описаны наиболее часто применяемые (в том числе нами) технологии, которые показали хорошие результаты в контрольных группах старше трех лет.

Механизмы нарушения иммунитета

Что должно произойти, чтобы организм начал атаковать клетки собственной поджелудочной железы? Обычно Т-хелперы пробиваются через гематоэнцефалический барьер (преграда между кровеносными сосудами и головным мозгом). Когда эта преграда страдает и эти два вида клеток встречаются, происходит иммунизация защитных клеток организма. По сходному механизму развивается еще одно заболевание – рассеянный склероз, хотя и другими антигенами нервных клеток. Именно это обстоятельство несколько лет назад натолкнуло нашу научную группу на создание иммунного препарата, который в настоящее время используется в Юго-Восточной Азии для пациентов с СД 1-го типа и пациентов с рассеянным склерозом. В России им заинтересовались неврологи.

При помощи своего Т-клеточного рецептора и дополнительного рецептора CD4 Т-хелперы взаимодействуют с комплексом MHC-II-пептид на поверхности клеток мозга и обретают способность распознавать антигены, которые находятся в нервных клетках. Но MHC-комплекс у некоторых людей «слишком» эффективно презентует антигены β-клеток поджелудочной железы, очень похожие на те, что существуют в нервных клетках, и этим вызывает сильный иммунный ответ. Самый важный из нейронных антигенов, который экспрессируется на поверхности β-клеток – молекула адгезии N-CAM. Т-хелперы в скором времени распознают антигены β-клеток, начинают их атаковать и почти всех побеждают.

В большинстве случаев это генетически обусловленное заболевание. Хотя гены главного комплекса гистосовместимости составляют 50% всех «генов-предсказателей», не только они определяют степень устойчивости человека к развитию диабета.

Так, генетические вариации молекулы CTLA4, в норме отвечающей за торможение активности Т-клеток, тоже влияют на развитие этой болезни. При накоплении мутаций риск манифестации болезни возрастает.

Мутация в гене МТТL1, который кодирует митохондриальную транспортную РНК вызывает «синдром диабета и глухоты» и передается по материнской линии.

Мутации в гене GCK, кодирующем глюкокиназу, приводят к MODY.

Кроме генетических факторов развития диабета 1-го типа есть еще и другие, внешние факторы. Некоторые энтеровирусы вносят значительный вклад в патогенез этого заболевания (коксакиевирус B1) при поражении β-клеток, развивается ответ врожденного иммунитета – воспаление (инсулит) и выработка интерферона-α, которые в норме служат для защиты организма от инфекции. Но они же могут сыграть и против него: такая атака патогена организмом создает все условия для развития аутоиммунного ответа.

Доказана связь между сахарным диабетом 1-го типа и составом кишечной микробиоты. Обследование детей с диабетом 1-го типа выявило существенную разницу в составе их кишечной микробиоты относительно здоровых детей. Причем у диабетиков было повышено соотношение Bacteroidetes/Firmicutes и преобладали бактерии, утилизирующие молочную кислоту. У здоровых же детей в кишечнике было больше продуцентов масляной кислоты. Это одна из причин того, что у многих диабетиков большое количество кожных заболеваний (псориаз, нейродермит). См. подробнее в разделе «Питание».

Стресс тоже вносит не последний вклад в развитие болезни. Он усиливает воспалительные процессы в организме, что, как уже было описано, повышает вероятность развития сахарного диабета 1-го типа. Из-за стресса может пробиваться гематоэнцефалический барьер.

Методы коррекции

Антигеннеспецифическая иммунотерапия при сахарном диабете 1-го типа. В настоящее время мероприятия по профилактике сахарного диабета (СД) можно условно подразделить на антигенспецифические и антигеннеспецифические. Антигенспецифическая терапия направлена на создание толерантности к собственным антигенам. Антигеннеспецифическая связана с неспецифической иммуносупрессией. Существуют два вида антигеннеспецифической иммунотерапии: рекомбинантными моноклональными антителами к CD3 (анти-CD3 мАТ) и рекомбинантным рецепторным антагонистом интерлейкина 1 (IL-1RA).

Чтобы уменьшить разрушающее действие Т-хелперов, Т-киллеров и β-клеток, в организм вводят так называемую ДНК-вакцину – кольцевую молекулу ДНК, содержащую ген проинсулина. При ее взаимодействии с иммунными клетками врожденного иммунитета происходит ослабление, а не усиление их реакций за счет замены нативных CpG-мотивов в ДНК проинсулина на GpG-мотивы, которые супрессируют антиген-специфический иммунный ответ.

Читайте также:  Сколько людей страдают сахарным диабетом

Другой вариант лечения сахарного диабета 1-го типа – блокада рецепторных молекул на атакующих поджелудочную железу Т-клетках. Рядом с Т-клеточным рецептором находится корецепторный белковый комплекс CD3 (от англ. cell differentiation – «дифференцирование клетки»). Он очень важен, поскольку без него Т-клеточный рецептор не будет полноценно распознавать и передавать внутрь клетки сигналы извне. Существуют способы заблокировать CD3.

Если рассматривать более широкие подходы, то можно выделить:

– репрограммирование иммунокомпетентных клеток биологическими/физическими методами.

В целом иммунотерапевтический подход можно условно разделить на антигенспецифический и антигеннеспецифический. Под антигенспецифической иммунотерапией понимают создание иммунологической толерантности к собственным антигенам путем селективной инактивации аутореактивных Т-клеток, не нарушая нормальную функцию иммунной системы. Инсулин, глутаматдекарбоксилаза (ГДК), аутоантигены (аутоАГ) глиальных клеток считаются наиболее ранними предикторами развития СД 1-го типа. Учитывая, что на сегодняшний день главный антиген, отвечающий за запуск аутоиммунной агрессии при СД 1-го типа, не определен, для создания вакцин было выбрано несколько аутоАГ. Стратегия вакцинации при СД 1-го типа основана на использовании либо всего антигена, либо наиболее иммуногенного эпитопа антигена. Существуют два вида антигеннеспецифической иммунотерапии: рекомбинантными моноклональными антителами к CD3 (анти-CD3 мАТ) и рекомбинантным рецепторным антагонистом интерлейкина 1 (IL-1RA):

Особенности иммунотерапии диабета 1-го типа у детей

Проблема в том, что у маленьких детей еще не сформировались в полной мере иммунитет и желудочно-кишечный тракт (микробиота), что тоже вносит свои коррективы.

Когда я пишу про наши разработки на основе клеточных препаратов и вакцин, которые применяются в клинике более пяти лет, многие очень удивляются. Между тем очень часто эндокринологи просто не в курсе, что отечественные ученые, самые-самые обыкновенные, давно (2005 год) опубликовали работы и даже защитили диссертации по иммунотерапии СД 1-го типа именно у детей и подростков. Причем никакой тайны в этом нет. Просто условное большинство упорно старается не замечать очевидных вещей. Так, мы применяем самые новые таргетные препараты в отношении IL1, 6, 18 и др. Но есть и проверенные «древние» схемы:

• Метотрексат 10 мг/м 2 раз в неделю; старт – за месяц до первой инфузии инфликсимаба; далее – на протяжении всего курса терапии;

• Инфликсимаб 3 мг/кг, в виде внутривенной инфузии (согласно инструкции по применению препарата): недели 0, 2 и 6 и далее каждые 6 недель.

Комбинированная терапия инфликсимабом и метотрексатом приводит к восстановлению массы и функциональной активности β-клеток у детей, страдающих СД 1-го типа, что определяется по нарастанию уровня С-пептида; снижение потребности в инсулине к шестому месяцу терапии; прирост уровня С-пептида или поддержание его на исходном уровне (но не менее 0,1 пмоль/л) к шестому месяцу терапии:

Помимо антигенспецифической терапии, особое внимание уделяется антигенспецифической генерации клеток Foxp3+Treg и их потенциальному использованию для ограничения аутоиммунитета:

Модуляция патогенного ответа Т-клеток с антигенспецифической пептидной иммунотерапией дает возможность восстановить иммунный гомеостаз и предотвратить дальнейшее разрушение тканей:

Сроки проведения терапии

Для некоторых видов терапии важны сроки, когда пациент поступил на лечение. Вот почему мы делаем исключение для пациентов с манифестацией до 120 дней – некоторые способы терапии средствами клеточной терапии и иммунотерапии наиболее эффективны в это время. При СД 1-го типа существуют три окна терапевтического вмешательства для изменения исхода болезни:

Первое – во время продромальной стадии диабета, которая может сохраняться в течение ряда лет. Лица, подверженные риску, с текущей иммунной системой, идентифицированные аутоантителами к сыворотке, специфичными для различных β-аутоантигенов, являются кандидатами для профилактики клинического начала.

Второе – во время манифестации. Целью здесь является подавление аутоиммунности β-клеток, спасение остаточной массы β-клеток и, в идеале, обратное развитие симптомов и заболевания. В ранних исследованиях было доказано, что на момент постановки диагноза существует достаточная клеточная масса для лечения диабета. Введение иммуносупрессивного лекарственного средства циклоспорина A (CsA) вызывает ремиссию у новорожденных детей. Тем не менее CsA приводит к тяжелой токсичности почек, и как только терапия прекращается, у пациентов развивается рецидивирующий диабет. Поэтому мы используем простой и безопасный препарат, не дающий никаких осложнений.

Третье заключается в длительном наблюдении пациентов для защиты функции остаточных β-клеток. Доказательства показывают, что после начала Т1D наблюдаются низкие, но устойчивые уровни С-пептида. Поэтому поддержание небольшого количества функциональной β-массы может помочь в контроле гликемии, а также в ограничении заболеваемости:

Генетические особенности. Таргетная иммунотерапия для лиц с HLA-DQ8-метилдопой

Молекулы основного комплекса гистосовместимости II класса (МНС II) связаны с рядом аутоиммунных заболеваний. В частности, при сахарном диабете 1-го типа молекула DQ8 участвует в патогенезе заболевания в 60% случаев. Исследователи из США (David A. Ostrov, Aaron W. Michels et al.) в течение 10 лет искали и испытывали вещество, блокирующее антиген DQ8, in vitro и in vivo. Искомым веществом оказалась метилдопа – используемое уже более 50 лет антигипертензивное лекарственное средство. Полученные данные показывают, что терапевтическая блокировка антигена DQ8 предотвращает начало заболевания, останавливает критические взаимодействия между T- и β-клетками, уменьшает тканеспецифическое разрушение поджелудочной железы и поддерживает толерантность к глюкозе при введении на более поздних стадиях развития диабета. После успешных испытаний in vitro и на животных проведено исследование 1b-фазы. Оценивали лечение метилдопой у 20 DQ8-положительных участников с сахарным диабетом 1-го типа в возрасте 18 – 46 лет с продолжительностью диабета не более двух лет и сохраненной эндогенной секрецией инсулина. Продолжительность исследования составила 12 недель, тестировались различные дозы препарата. У 17 из 20 участников произошло подавление представления антигена DQ8 не менее чем на 40%, причем эффект прекращался после отмены препарата:

Стратегии
иммунотерапии
после трансплантации
β-клеток

Использование мощной индукционной терапии с анти-CD3-mAb или TCDAb+TNF-α-i перспективно:

Модуляция патогенного ответа Т-клеток с антигенспецифической пептидной иммунотерапией дает возможность восстановить иммунный гомеостаз и предотвратить дальнейшее разрушение тканей:

Персонифицированная иммунотерапия СД 1-го типа у детей с мишенью IL6:

Антигенотерапия GAD65. Экспериментально установлено, что введение GAD65-антигена Т-клеток в лимфатические узлы более эффективно. Были проведены инъекции GAD65-аутоантигенов непосредственно в паховый лимфатический узел, а не подкожно. Также была добавлена оральная терапия витамином D в качестве потенциального иммуномодулятора, хотя одно исследование показало, что функция β-клеток не была сохранена у пациентов, получавших только витамин D. В пробном открытом клиническом испытании участвовали шесть взрослых пациентов от 20 до 22 лет, имевших манифестацию диабета менее шести месяцев. Все пациенты были GAD65-антитело-положительные и имели уровни С-пептида выше 0,12 н/моль на литр (0,36 нг на мл). Они получили инъекцию 4 мкг GAD65 в паховые лимфатические железы под ультразвуковым контролем с последующими двумя внутриузловыми введениями с одномесячными интервалами. Каждый пациент также получил витамин D (кальциферол) в пероральный раствор (2000 ЕД в сутки) в течение четырех месяцев, начиная с первого месяца до первой инъекции. Тощаковое и максимальное стимулирование уровня С-пептида от исходного уровня до шестого месяца не снижалось у шести пациентов. Через 15 месяцев средний уровень С-пептида в сыворотке оставался стабильными у четырех пациентов с увеличением на 34% уровня С-пептида натощак. Гликозилированный уровень гемоглобина и доза инсулина уменьшились у каждого пациента:

Читайте также:  Семена дыни от сахарного диабета

Репрограммирование Т-клеток для предупреждения аутоиммунной атаки при СД 1-го типа:

Антигенспецифическая индукция регуляторных Т-клеток для терапии диабета 1-го типа:

Потеря продукции инсулина, которая характеризует прогрессирующий сахарный диабет 1-го типа, может быть ослаблена путем лечения не-FcR-связывающим анти-CD3-моноклональным антителом (mAb):

Предложена иммунотерапия сахарного диабета 1-го типа инъекциями проинсулина – предшественника в процессе биосинтеза инсулина. Этот полипептид, продуцируемый β-клетками, призван «натренировать» Т-клетки. Последние начинают распознавать β-клетки как безобидные и прекращают атаковать их.

Такое лечение прошли 27 пациентов с недавно (в течение 100 дней) диагностированным диабетом 1-го типа. Им вводили инъекции проинсулина каждые две или четыре недели в течение полугода. При этом еще восемь пациентов получали плацебо.

Через 12 месяцев после начала курса группе плацебо увеличили дозы инсулина в среднем на 50%, а вот группе, получавшей лечение, это не потребовалось. Никаких признаков ускоренного разрушения β-клеток у них не обнаружилось. Также не наблюдалось никаких побочных эффектов от лечения:

Антигенспецифическая терапия T1D. Особое внимание уделяется антигенспецифической генерации клеток Foxp3+Treg и их потенциальному использованию для ограничения аутоиммунной реакции:

Иммунотерапия пептидами, по-видимому, модифицирует ответы Т-клеток и не влияет на остаточную функцию β-клеток:

Модуляция патогенного ответа Т-клеток с антигенспецифической пептидной иммунотерапией дает возможность восстановить иммунный гомеостаз и предотвратить дальнейшее разрушение тканей:

Иммунотерапия проинсулиновым пептидом:

Комбинированная клеточная/иммунотерапия (bortezomib) диабета 1-го типа:

Провоспалительные интерлейкины и СД 1-го типа:

Стратегии иммунотерапии СД 1-го типа:

Превентивная иммунотерапия для детей с СД 1-го типа:

Комбинированная иммунотерапия при СД 1-го типа:

Иммунотерапия при СД 1-го типа и интерлейкины: исследования крупномасштабного обнаружения и валидации демонстрируют значительные сокращения циркулирующих уровней IL8, IL-1Ra, MCP-1 и MIP-1β у пациентов с диабетом 1-го типа:

Моноклональные антитела: в последние годы были опубликованы обнадеживающие результаты нескольких клинических исследований с введением анти-CD3-моноклональных антител, нацеленных на Т-лимфоциты во время диагностики диабета 1-го типа. Результаты показали более устойчивую остаточную секрецию инсулина в течение следующих месяцев, связанных с сокращением потребности в инсулине. Интересных результатов также можно ожидать от использования mAb против CD20, нацеленного на В-лимфоциты. Наконец, при рассмотрении иммунодепрессантов после трансплантации β-клеток mAb, особенно блокирующие интерлейкин-2, уже используются в клинической практике, но ожидается, что новые испытания будут проводиться с использованием mAb, нацеливающих T- или B-лимфоциты. Таким образом, mAb могут быть эффективны в ближайшем будущем в профилактике (при раннем введении в естественное течение заболевания у пациентов с высоким риском) и в лечении диабета 1-го типа и, следовательно, помогут избежать или, по крайней мере, свести к минимуму ограничения интенсивной подкожной инсулинотерапии:

Моноклональные антитела против CD3 (mAb) были разработаны как способ индуцирования иммунного подавления Т-клеток. Исследования показали, что анти-CD3-mAb могут влиять на иммунные реакции, индуцируя иммунную регуляцию. Один курс лечения может привести к сохранению производства инсулина у пациентов с диабетом 1-го типа со стажем свыше года. Устойчивое производство инсулина сопровождалось улучшением контроля глюкозы и уменьшением использования инсулина. Наши исследования механизма не-FcR-связывающего анти-CD3-mAb показывают, что mAb подает сигнал активации Т-клеткам, что приводит к непропорциональному продуцированию интерлейкина-10 (IL-10) относительно интерферона-γ (IFN-γ) in vitro по сравнению с FcR-связывающим анти-CD3-mAb и определяемыми уровнями IL-10, IL-5, но редко IFN-γ или IL-2 в сыворотке после лечения. Кроме того, препарат индуцирует популяцию клеток CD4+IL-10+CCR4 in vivo. Доклинические данные свидетельствуют о том, что анти-CD3-mAb индуцирует популяцию регуляторных Т-клеток, которые могут предотвратить или привести к изменению течения диабета 1-го типа. Индукция клеток с регуляторным фенотипом может объяснять способность анти-CD3-mAb индуцировать иммунную регуляцию:

Иммунотерапия СД 1-го типа циклоспорином: исследования показали, что можно остановить разрушение β-клеток даже на поздней стадии сахарного диабета.

Циклоспорин А и иммунотерапия СД 1-го типа: помимо антигенспецифической терапии, особое внимание уделяется антигенспецифической генерации клеток Foxp3+Treg и их потенциальному использованию для ограничения аутоиммунитета:

Стратегии иммунотерапии после трансплантации β-клеток: использование мощной индукционной терапии с анти-CD3-mAb или TCDAb+TNF-α-i перспективно:

Пептидная терапия СД 1-го типа: рассматриваемые иммунотерапевтические стратегии для диабета 1-го типа включают модификацию аутоиммунного ответа через антигенспецифические пути. Введение коротких пептидов, представляющих Т-клеточные эпитопы, предназначенные пациентам с заболеванием, представляет собой один подход. В этом исследовании оценивались безопасность и механические результаты при внутрикожном введении подкожного пептидного эпитопа человеческого лейкоцита DR4 (HLA-DR4), человеческого проинсулина (C19-A3). Это рандомизированное открытое исследование оценило два основных теоретических риска пептидной иммунотерапии, а именно индукцию аллергической гиперчувствительности и обострение провоспалительной аутоиммунной реакции с использованием клинической оценки и механических анализов in vitro. Пациенты с многолетним диабетом 1-го типа и генотипом HLA-DRB1*0401 получали 30 мкг (n=18) или 300 мкг (n=18) пептида в трех равных дозах в 0, 1 и 2 месяца или без вмешательства (n=12). Проинсулиновая пептидная иммунотерапия в применяемом режиме дозирования хорошо переносится и не подвержена риску системной гиперчувствительности и индукции/реактивации проинсулинспецифических, провоспалительных Т-клеток. Пептидспецифические Т-клетки, секретирующие иммун-супрессивные цитокины интерлейкина-10 (IL-10), наблюдались на третьем месяце у 4 из 18 пациентов в группе с низкой дозой (по сравнению с одной из 12 в контрольной группе, P = не значимо). Средний ответ IL-10 на пептид в группе с низкой дозой увеличивался между 0 и 3 месяцами (P=0,05 после стимуляции 5-мкМ-пептидом in vitro), а затем снижался до базовых уровней от 3 до 6 месяцев (P=0х01 при 10-мкМ-пептиде in vitro). Эти исследования прокладывают путь для будущих исследований у пациентов с новым началом, предназначенных для исследования того, оказывает ли проинсулин-пептидная иммунотерапия благоприятное воздействие на маркеры Т-клеточного аутоиммунитета и сохранение β-клеточной массы:

Источник

Оцените статью
Правильные рекомендации